Антипрезидентско-парламентская республика

Такая форма государственного устройства светит Казахстану после выборов?

«Потешные» праймериз партии «Нур Отан» снова, после кратковременной вспышки общественного интереса к посланию президента, занимают первую строчку в политрейтинге текущего момента (хотя на фоне происходящего в той же Белоруссии вернее было бы назвать его вялотекущим). Внутренние выборы в «партии партий» недавно благополучно миновали стадию регистрации кандидатов в «праймеристы».

Даже поверхностное знакомство со списком, состоящим из почти 11 тысяч фамилий, дает представление о качестве «социального лифта», разрекламированного в последнее время самим лидером партии, его бравым заместителем и примкнувшими к ним «сочувствующими» политологами.

Кто же собирается штурмовать мажилис и маслихаты согласно списку зарегистрированных кандидатов? В основном, это учителя, врачи и предприниматели разного калибра – от индивидуалов до глав мало-средних фирмочек, плюс руководители среднего звена из добывающих гигантов, вроде «Казахмыса». В списке практически нет людей, способных заняться качественным законодательным обеспечением «нового стратегического курса», провозглашенного 1 сентября членом политсовета «Нур Отана» Касым-Жомартом Токаевым.

Более того, в депутаты мажилиса и местных «парламентов» рискуют не попасть даже лучшие из худших, ибо список счастливцев в его окончательном виде будет формировать руководящая головка правящей партии. Разумеется, это не исключает появления в депутатском аквариуме новой «фауны». Возможно даже, что им удастся на какое-то время встряхнуть сонный мажилисо-маслихатовский «подводный мир». Но изменить десятилетиями царящую в нем «погоду» им явно не суждено.

Зато в таком аквариуме, заросшем за многие годы непроходимыми рифами и водорослями внутрипартийных табу, рискуют увязнуть любые – даже самые прогрессивные и актуальные начинания — хоть снизу, хоть сверху. В самом деле, если по правилам нуротановских праймериз кандидат, излагая свою программу в ходе дебатов, не вправе критиковать другого кандидата, то можно ли вообразить, что, став мандатоносцем, он вдруг осмелеет?

Конечно, может найтись пара-тройка действительно буйных персонажей, которые, осознав, куда они попали, начнут протестовать и, возможно, даже громко хлопнут парламентской дверью. Но общей картины это не изменит: маслихатовцы по привычке будут тихо сидеть под акимами, а мажилисмены – под их республиканским начальством по партийной линии. Но если вдруг сверху поступит команда показать зубы автору «нового курса», то тут уж за представителями «новой фауны» не заржавеет – надо же как-то отрабатывать свой головокружительный подъем в социальном лифте имени Елбасы!

Между прочим, такая команда очень даже вероятна в случае, если у члена политбюро из Акорды появится навязчивая идея объявить, к примеру, новую амнистию капиталов, наступив тем самым на хвост олигархам – в той или иной степени близким хозяину лифта.

Таким образом, Казахстан, прошедший с начала независимости путь от парламентской к суперпрезидентской республике (с непродолжительной остановкой в президенттско –парламентской) после очередных (скорее всего) выборов может оказаться на пороге доселе неизвестной модели государственного устройства, став «антипрезидентско- парламентской» республикой. По этой схеме депутатский корпус станет чем-то вроде «коллективного Назарбаева» — эдакой Библиотекой forever.

По сути, в этом — основной смысл транзита власти по-назарбаевски: формально изменить все, не меняя на самом деле ничего. Очевидно же, что все озвученные президентом Токаевым «судьбоносные» реформы бессмысленны до тех пор, пока не случится главное – перераспределение собственности.

«Касым-Жомарт Токаев находится в очень сложном положении. Если он так ничего не предпримет, чтобы справиться с текущим социально-экономическим кризисом…, мы очень скоро окажемся перед досрочными президентскими выборами. И, вполне возможно, он даже не сможет в них участвовать, если до конца года не предложит план транзитных шагов, из которых общество увидит, что часть его запроса услышана». – этот прогноз чрезвычайно активного в медийном пространстве Акежана Кажегельдина одинаково неблагоприятен и для Акорды, и для Библиотеки.

Между тем, после президентского послания стало ясно: никаких «транзитных шагов» от президента пока ждать не приходится, в его арсенале – только многообещающие декларации перемен. Но в будущем все может измениться, ведь время играет против Библиотеки…

По большому счету, именно этим объясняется весь политико-медийный ажиотаж вокруг такого сугубо внутрипартийного события, как праймериз. В конце концов, правящая партия уже проводила праймериз в 2016 году. Тогда энное количество прошедших сию процедуру осело где-то в зарослях парламентского аквариума, но кто они и сколько их – никто не знает.

Теперь же вожди «Нур Отана» отнюдь не случайно раздувают свой внутрипартийный рекрутинг до масштабов общенационального события. Им хочется не просто победить на выборах (в этом сегодня никто не сомневается), но победить так, чтобы стать гарантом ненаступления перемен. И пока нет причин думать, что это у них не получится. Скорее, наоборот…

***

© ZONAkz, 2020г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...