Будни евразийской интеграции и дезинтеграции

Участие в транспортных коридорах в обход России – тренд казахстанской экономической стратегии на 2016-ый год. Потому что нефти больше нет

Более чем семитысячекилометровая граница между Казахстан и Россией во многом теряет свою привлекательность в транзитном смысле. Судя по последним движениям, Астана намерена активно участвовать в транспортных коридорах, пролегающих в обход территории Российской Федерации. Логистические схемы для доставки норвежской семги, украинских конфет или турецкого шампуня, которые раньше проигрывали из-за более высоких транспортных издержек, теперь стали востребованными, потому что других нет.

Когда Евразийский экономический союз соображали на троих, то в качестве главного хозяйственного базиса объединения подразумевались углеводороды. Кремль и Акорда складывают свои нефтеориентированные экономики в картель, а Минск выступает в качестве младшего привилегированного партнера, для которого и «черное золото» с «голубым топливом» со скидкой, и допуск на общий рынок с массой преференций. Но высокие цены на нефть канули во мглу.

Кыргызстан, вошедший в ЕАЭС на инерции досанкционных процессов, уже высказал устами своего президента разочарование из-за отсутствия финансирования каскада камбаратинских ГЭС со стороны Москвы. Алмазбек Атамбаев пообещал искать других инвесторов.

«Остров Россия», если следовать определению философа и историка Вадима Цымбурского, продолжает усиливать свои «островные» (изоляционистские) тенденции в экономической жизни, несмотря на бомбардировки всевозможных заграничных боевиков в сфере геополитики. Однако Кремлю преодолевать свалившиеся вместе с баррелем ниже $30 проблемы гораздо легче, чем Акорде. В РФ помимо нефтегазовой экономики есть еще какая-то альтернативная, плюс наличие образа врага, «помогающего» населению переносить социально-экономические трудности с более легким сердцем.

Геополитические ставки между конкурирующими большими игроками тем временем растут – никто не хочет отступать и терять лицо. Из последнего: в Госдуму Владимиром Путиным направлен законопроект, предполагающий приостановку выплаты займов российскими компаниями банкам тех стран, которые ввели в отношении России санкции. По оценкам бельгийского издания AgoraVox речь идет о более чем $700 млрд. Так же Россия продолжает работать над полноценно функционирующей международной товарно-сырьевой биржей в Санкт-Петербурге, где расчеты за нефть предполагаются не в долларах.

Казахстан от противостояния своего главного экономического партнера в ЕАЭС с Западом и игроками вроде Турции совершенно не в восторге. Астана не вышла из зоны свободной торговли СНГ, чтобы продолжать торговать с Украиной. После того, как настойчивые уговоры Москвы на Астану не подействовали, чиновники по линии российской таможенной службы предупредили своих казахстанских коллег, что транзита украинских (и многих других подпадающих под контрсанкции европейских, турецких, американских) товаров через территорию РФ в Казахстан не будет.

Пока мир развивался в формате Pax Americana (однополярная США-центричная модель), Казахстан спокойно встраивался во всевозможные транспортные коридоры, будь то «Север – Юг» (Россия – Индия) или Трасека (Европа – Кавказ – Центральная Азия). Проблема носила главным образом технический (все-таки нужно преодолевать два водоема – Черное и Каспийское моря) и коррупционный характер (проходить несколько таможен с вороватыми сотрудниками обычно дороже, чем одну). Теперь в ситуацию усилила вмешательство геополитика.

Поскольку у России денег теперь мало, Астана все взоры по транзиту устремила на Китай. Премьер-министр из Пекина практически не вылезает. Благо, экономический пояс Шелкового пути со стороны КНР финансируется исправно. Если посмотреть исторически, то Шелковый путь – это и есть торговля Китая с Римской империей (позднее Византией) через Персию. Всевозможные ответвления на варягов, в южную Сибирь или Аравийский полуостров играли второстепенное и вспомогательное значение. Теперь КНР намерена двигаться в Иран и Турцию не только морем, но и посуху, а значит через Казахстан.

Нефтяная промышленность Казахстана заканчивается там, где нефть опускается ниже $35 за баррель. Если сорт Брент уже откатился ниже $29 за бочку, то значит казахстанские сорта «черного золота» должны торговаться в коридоре $22-25, то есть ни о какой рентабельности нефтедобычи речь идти не может. В ожидании «отскока» нефтяных цен правительственные декларации о диверсификации экономики нужно наполнять чем-то реальным. Транзит в данной ситуации в самый раз.

Сухопутные перевозки по-прежнему не могут конкурировать с морскими в глобальном масштабе, но определенные нюансы в этом раскладе есть. Имеется номенклатура товаров, которые выгоднее возить из Китая в Евросоюз трансконтинентальным маршрутом, поскольку это быстрее, чем кораблями. К тому же Пекин ищет варианты для ослабления своей зависимости от Малаккского пролива, находящегося под военным контролем недружественных ему держав. В этой связи на случай геополитических катаклизмов, при которых КНР могут закрыть морские ворота, транспортная «калитка» через Казахстан приобретает стратегическое значение.

Работы на ниве международного транзита для Астаны чуть меньше, чем «начать и закончить». Благо морской торговый порт Актау успели модернизировать, проведены кое-какие участки железных и автомобильных дорог по широтным направлениям, появилась железнодорожная ветка на Иран через Туркменистан. Но все это требует кропотливой и координированной системной работы. Ну а пока Арсений Яценюк публикует в Фэйсбуке схему движения товарного поезда Украина – Грузия – Азербайджан – Казахстан – Китай, многие алматинцы предпочитают доехать на такси до аэропорта Бишкека и пользоваться услугами этой воздушной гавани, поскольку так авиабилет получается дешевле, чем из аэропорта Алматы.

Интеграционные процессы в рамках ЕАЭС протекают весьма нелинейно. И речь не только о проблемах экономических контактов с государствами, в отношении с которыми у Москвы имеются контры. Например, все попытки алкоголя из Казахстана пробиться на рынки российских регионов «в белую» закончились неудачно. Одно время наблюдалось контрабандное шествие казахстанского коньяка в пятилитровых баклажках, но и эта волна спала. В перемещении трудовой силы препоны не ограничиваются юристами, врачами, фармацевтами и педагогами – реальный перечень изъятий по профессиям гораздо шире, чем официально декларируемый (правда, многое зависит от конкретной ситуации в том или ином регионе). Бремя союзнических отношений в экономике все страны-участницы Евразийского союза несут неохотно и стараются его сбросить при первой удобной возможности. Кроме действующего формата таможенного союза скрепляющих обручей для ЕАЭС совсем немного.

***

© ZONAkz, 2016г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...