Наталья Хорошевская: Объемы торгов по валютной паре юань-тенге на KASE продолжают увеличиваться

Торги долларом все еще будут играть основную роль. Но те процессы, которые мы наблюдаем в китайско-казахстанских взаимоотношениях, здесь юань и тенге постепенно доллар теснят

Алматы. 20 сентября. КазТАГ – Сергей Зелепухин. Значительный рост на Казахстанской фондовой бирже (KASE), особенно в этом году, демонстрируют объемы торговых операций по валютной паре юань-тенге, а в прошлый четверг на KASE были открыты торги новым финансовым инструментом — CNYKZT_SPT. Однако до объемов торгов долларом в Казахстане юаню по-прежнему еще далеко.

О перспективах нового финансового инструмента и в целом валютной пары юань-тенге — наш разговор с заместителем председателя правления АО «Казахстанская фондовая биржа» Натальей Хорошевской.

юань

***

— Наталья Юрьевна, как Вы оцениваете перспективы нового финансового инструмента CNYKZT_SPT?

— Я думаю, он будет умеренно востребован, поскольку это обычная практика, когда основной объем торгов приходится на тот инструмент, который является основным для нашего рынка. Это инструмент с расчетами Т+0. И только примерно 20% торгов приходится на инструменты с расчетом Т+1, Т+2. То есть это вспомогательные инструменты для того, чтобы наши клиенты могли лучше управлять своей ликвидностью.

Поэтому я думаю, что в ближайшее время расклад будет оставаться примерно таким. Но в перспективе нельзя исключать того, что инструменты с расчетами Т+1 и Т+2 будут более востребованными, чем сейчас.

Однако сегодня контрактные обязательства в основном фиксируются в долларах США, в том числе контракты между нашими странами (Китаем и Казахстаном – КазТАГ). Хотя есть поступательное движение к тому, чтобы контракты фиксировались и инвестиции делались в тенге и юанях.

И вот с развитием этого процесса, с реализацией госпрограммы инфраструктурного развития «Нурлы жол» и инициативы «Один пояс – один путь», когда субъекты экономики будут больше использовать национальные валюты, им потребуются инструменты управления ликвидностью. Им будут нужны инструменты планирования своих денежных потоков в национальных валютах – в тенге и юанях и, соответственно, финансовые инструменты CNYKZT будут востребованы.

А сейчас пока у нас есть еще возможность на сравнительно небольших объемах делать нововведения, мы их делаем. Мы отрабатываем все эти процедуры для того, чтобы, когда торгов инструментами CNYKZT будет больше, мы были готовы к этому. Чтобы у нас была уже сформирована линейка инструментов, чтобы были отработаны провайдеры ликвидности и расчетные банки. То есть в этих условиях наращивать объемы торгов не будет представлять для нас проблему.

— Но самым ликвидным инструментом на казахстанском валютном рынке по-прежнему остается пара доллар-тенге: торги занимают самую большую долю в операциях на рынке валют в Казахстане. А насколько в ближайшей перспективе может увеличиться доля торговли по паре юань-тенге?

— Я думаю, что в ближайшее время доллар США будет оставаться основной валютой для торговли. Но поскольку у нас есть два очень крупных ближайших соседа – Россия и Китай, то объем торговли их валютами будет уверенно следовать за американской валютой.

Если говорить о нашей биржевой статистике объемов валютной торговли, то на первом месте остаются и далее не потеряют свои позиции торги долларом США. То есть американская валюта по-прежнему остается универсальной валютой, а на втором и третьем месте будут идти торги российским рублем и юанем, объемы которых в перспективе будут увеличиваться.

— А чем объясняется то, что торги по паре юань-тенге на KASE в этом году растут больше, чем по паре рубль-тенге?

— Все дело в том, что, во-первых, сейчас казахстанская и китайская стороны реализуют множество инициатив — есть много инвестиционных и торговых проектов. И второй очень важный момент заключается в том, что юань для казахстанского биржевого рынка – это молодой инструмент.

Его объемы торгов растут вследствие большого потенциала юаня. Еще не все банки из тех, кто потенциально мог участвовать в торгах китайской валютой, задействованы в этом. Еще не у всех есть клиентская база, но она постепенно формируется. Поступательно к торгам юанем присоединяются новые банки и, соответственно, растут объемы торговли и активность на биржевом рынке в этом сегменте.

Конечно, все это осуществляется не без помощи наших маркет-мейкеров. По торговле базовым инструментом – юанем с расчетом в день торгов (Т+0 – КазТАГ) у нас три маркет-мейкера. Такого нет ни по одной другой валюте, торгуемой на нашей бирже. У нас есть один маркет-мейкер по рублю, два – по доллару и три – только по юаню. Это две казахстанские «дочки» китайских банков и ДБ «Сбербанка России». И они активно работают.

И я думаю, что активизация операций на Хоргосе и активизация с нашей стороны будут способствовать тому, что у нас появятся новые объемы торгов юанем за тенге, а у участников рынка — новые клиенты. То есть здесь есть потенциал для роста.

— Известно, что «болевой точкой» для юаня остается то, что он не является полностью свободно конвертируемой валютой, из-за чего не может стать полноценной расчетной единицей в международной торговле и резервной валютой. Создает ли это дополнительные трудности для торгов юанем за тенге в Казахстане?

— Конечно, торги по юаню не являются курсообразующими. Курс по паре юань-тенге устанавливается через кросс-курс доллар-тенге. Но я думаю, что на те потребности, которые мы удовлетворяем нашими торгами, не оказывает существенного влияния тот факт, что юань не является свободно конвертируемой валютой.

Это может оказать влияние в более отдаленной перспективе, когда китайская валюта будет рассматриваться казахстанскими резидентами как валюта сбережения либо накопления капитала. Сейчас же юань больше валюта для расчетов. Также это валюта для инвестиций в те или иные проекты, которые реализуются.

— А можно ли тогда ожидать, что наибольший объем торгов по паре юань-тенге мы сможем увидеть только тогда, когда китайская валюта станет полностью свободно конвертируемой и тем самым – одной из полноценных международных резервных валют?

— Если смотреть чисто с технической стороны, то юань уже является одной из международных резервных валют, поскольку он уже был включен в соответствующую корзину Международного валютного фонда в октябре 2016 года. То есть Китай поступательно движется к тому, чтобы законодательство, регулирующее оборот юаня, совершенствовалось и приходило в соответствие с лучшими мировыми практиками.

Однако любая валюта, конечно, будет более востребованной, когда она свободно конвертируется и особенно когда она приобретает статус резервной и развивает этот статус. Но пока я не вижу ограничений или определенных трудностей при обращении юаня и развития торгов юанем за тенге. Существующего потенциала вполне достаточно для того, чтобы использовать китайскую валюту как валюту для расчетов и инвестиций.

— Какие еще есть планы у KASE по сотрудничеству с китайской стороной? Может быть, по рынку акций или облигаций?

— Все-таки в первую очередь наше сотрудничество сконцентрировано на валютном рынке и валютных инструментах, потому что мы работаем с казахстанскими «дочками» китайских банков.

Но одна сторона медали – это непосредственно торги юанем за тенге, и совершенно другая сторона – это расчетное обслуживание. Это то, что происходит после торгов. То есть те моменты, когда наши банки и их клиенты получают иностранную валюту, купленную на бирже, или тенге, вырученные от продажи иностранной валюты. Мы также активно работаем в этом направлении – Банк Китая в Казахстане является нашим расчетным банком.

Буквально чуть больше месяца назад была встреча в Хоргосе при активном участии Банка Китая и других китайских банков второго уровня. На этом мероприятии мы обсуждали перспективы трансграничных расчетов, баланса ликвидности и управления этой ликвидностью. То есть существует целый комплекс вопросов, которые только предстоит разрешать и по которым есть планы дальше развивать наше сотрудничество с китайской стороной.

— Но даже это не способно заметно снизить роль доллара…

— Разумеется, торги долларом все еще будут играть основную роль. Но те процессы, которые мы наблюдаем в китайско-казахстанских взаимоотношениях, здесь юань и тенге постепенно доллар теснят, и этот процесс будет продолжаться.

Но это происходит на фоне того, что доллар все равно участвует в этом процессе, потому что является курсообразующей валютой, в нашем случае — между тенге и юанем. Однако чисто формально достаточно легко отказаться от заключения контрактов в долларах.

— И последний вопрос. Какой Ваш прогноз по росту доли пары юань-тенге в валютных торгах на KASE в этом году?

— Она будет увеличиваться. Как мы смотрим на эти процессы? У нас растет потребность в операциях с юанем и увеличивается оборот по этой валюте. За восемь первых месяцев этого года он вырос на 59%. Но в то же время увеличился оборот по доллару США, потому что участники валютных торгов традиционно совершают больше операций в этой валюте.

Мы смотрим на рынок в целом и стремимся к тому, чтобы росли биржевые обороты по всем инструментам и увеличивалась линейка доступных. Это делает ранок более ликвидным и более «глубоким». Такой рынок более комфортен для участников.

— Спасибо за интервью!

***

© ZONAkz, 2017г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...