«Вначале предложили алфавит только с диграфами, а теперь – только с апострофами! В тюркских языках используются еще буквы с диакритикой»

Сетевые СМИ о спорах вокруг латиницы с апострофами

«Ерден Кажыбек, разработчик латиницы: Нажимаете апостроф, и больше ничего придумывать не нужно» — Почему нам нужны апострофы, как избавятся от разнобоя в правописании, почему буквы ц, ю, я, э, ё, щ, ь, ъ теперь не нужны в казахском, рассказал разработчик Ерден КАЖЫБЕК – «Институт языкознания разработал всевозможные варианты алфавита. Вначале было сделано 24 варианта, потом — пять: варианты с апострофами, с диграфами, смешанные, с диакритиками. Проводилось анкетирование. Опять же главная цель – облегчить и упростить. Я считаю, что это очень правильная цель. Другой вопрос – здесь очень важно не только мнение учёных и разработчиков, или мнение тех, кто законодательно утверждает, но и всего общества, мнение носителей языка. Для того чтобы апробировать алфавит в процессе написания, произношения, использования, необходима практика. Сейчас мы будем работать со школами, институтами, представителями разных профессий, проводить разного рода анкетирование. Мы будем собирать общее мнение, а не просто единичные случаи и моменты Зачастую простые носители могут подсказать очень хорошие решения. Думаю, процесс начался, смена утверждения, принятия варианта алфавита не означает, что поставлена точка. Это означает, что мы только приступаем к большой, масштабной и трудоёмкой работе. Это старт, а не завершение всего процесса».

Ауезов
Издание произведений Мухтара Ауэзова на латинской графике 1935 года. Фото: azattyq.org

«Споры вокруг латиницы с апострофами» — Журналист и гражданский активист Ермурат БАПИ, «который ранее поддерживал переход на латиницу» и считал, что «рано или поздно, но нужно на нее переходить», говорит, что не поддерживает утвержденный указом президента «алфавит с большим количеством запятых», и считает, что кампания по поддержке проходит в «форме государственной пропаганды».

Мнение политолога Айдоса САРЫМА о том, что «вариант с апострофами со временем можно будет исправить, лишь бы перейти к латинице», созвучно с мнением Ермурата Бапи о «волне государственной пропаганды».

«Утвержденная властями новая латиница вызывает критику» — Бывший директор Института языкознания Шерубай КУРМАНБАЙУЛЫ говорит, что не понимает, почему так быстро приняли вариант с апострофами. Он считает, что «это, возможно, политическое решение, принятое по неизвестным нам причинам» — «Тюркские народы букву «ө» на латинице обозначают знаком с точкой, у нас этого нет. Возможно, со временем будут изменения».

Член группы по разработке варианта алфавита казахского языка на латинице BaiLatyn Нураддин САДЫКОВ также считает указ президента Назарбаева «политическим решением». Он надеется, что «нынешний вариант еще можно доработать и внести изменения».

 

Научный сотрудник Института языкознания Омирзак АЙТБАЕВ говорит, что не может понять, почему не приняли «Национальный проект». Исследователь считает, что варианты латиницы с диграфами и апострофами не соответствуют законам казахского языка.

Дастан ЕЛЬДЕСОВ – «Вместо алфавита «Saebis» – алфавит «S’yg’ys»?!» — В Казахстане, видимо, решили изобретать колесо – создать неизвестный никому алфавит на основе латиницы. В итоге не использовали удачный турецкий или азербайджанский опыт, а бросались из одной крайности в другую: вначале предложили алфавит только с диграфами, а теперь – только с апострофами! При этом разработчики пошли против мировой лингвистической науки и практики: апостроф обычно используется для сокращений; во всех языках, использующих латиницу, У – это U, а у нас специфический Ұ – U, в то время У – это Y’!

Это нарушение мировой традиции никак не комментируется (?). В тюркских языках используются буквы с диакритикой, например Ş ş, Ö ö, Ğ ğ, Ü ü и др., а в казахском – совсем другие графемы, которые только отдаляют его от тюркских языков! Кстати, графемы с диакритикой использовались и в казахской латинице 1929-1940 гг.

Вот новая казахская латиница «частокол»: un’g’yl-s’un’g’yl (ұңғыл-шұңғыл – неровности), u’s’o’ls’emdik (үшөлшемдік – трехмерность), o’n’men’ (өңмең – тело, туловище), o’n’g’ag’y (оңғағы – линючий), s’ars’ag’уs’ (шаршағыш – быстро утомляющийся), s’an’-s’un’ (шаң-шұң – ссора ругань), s’up-s’un’g’yl (шұп-шұңғыл – очень глубокий-преглубокий), s’yn’g’yry’ (шыңғыру – пронзительно кричать) и др. Но и это не все: если в первом варианте сәбіз писалось как «saebis», то во втором – шыңыс пишется как «s’yg’ys» (!). Теряется простота и легкость чтения!

«Зачем Назарбаев переводит казахский язык на латиницу» — Руководитель аналитической службы Real politik Талгат МАМЫРАЙЫМОВ — «Во-первых, этот план нереализуем на практике, так как на него заложено недостаточно денег. Это, скорее, отвлекающий маневр и пиар-ход, цель которого – «скупка» голосов казахского электората, численность которого достигает порядка 70%.

Второй момент. В последнее время в нашей стране развиваются такие события, которые указывают на то, что Назарбаев не сможет реализовать свой план по передаче власти преемникам без поддержки Запада. Назарбаев понимает, что может оказаться жертвой конфликта России и Запада. Своей идеей с латиницей лидер Казахстана пытается заигрывать с ним.

Политический процесс в Казахстане конструируют элиты, чьи интересы устремлены на Запад, в то время как простые казахи в большинстве своем привержены развитию дружественных отношений с русским народом и с Россией».

«Мы в точности повторим узбекский сценарий перехода на латиницу» — Политолог Султанбек СУЛТАНГАЛИЕВ — «Я уже говорил, что с сарказмом отношусь к переходу казахского языка на латиницу, потому что прекрасно осознаю к чему мы придем в этом вопросе. Пожалуй, в последний раз отвечу про латиницу, тем более что есть весомый инфоповод.

Во-первых, хотелось бы отметить высокий уровень информационного и идеологического освещения реформы. Это так сказать, «мозгопромывательная» сторона дела с которой всегда у исполнительной власти были проблемы. На этот раз все прошло по четко выверенному и скрупулезно разработанному плану и главный результат налицо — уже практически все согласны с переходом и волнует лишь техническая сторона дела — графика, грамматика и т.д.

Во-вторых, сам уровень начальной реализации, оглушительно проваленный Министерством образования и науки (я имею ввиду конкретно трагикомическую эпопею с вариантами алфавита) еще раз доказывает правильность моего мнения о том, что на сегодняшний день уровень профессионализма наших государственных органов и современное состояние казахстанской науки не смогут обеспечить качественный переход казахского языка на латинскую графику.

В-третьих, уверен в том, что после первых двух лет энергичной работы по освоению бюджета, латинизация перейдет в вялотекущий процесс и мы в точности повторим узбекский вариант, в котором наши соседи уже 24 года не могут окончательно перейти на латинский алфавит. В общем, советую всем успокоиться, запастись терпением и ждать первых результатов».

«Языковой эксперимент: эксперты прокомментировали переход Казахстана с кириллицы на латиницу» — Политолог Максим КАЗНАЧЕЕВ — «Вопрос перевода языка на латиницу – это всего лишь на всего замена символического ряда, кодировки, с помощью которой мы выражаем язык, а к содержанию сознания этот процесс не имеет никакого отношения. От того, что мы переведем казахский язык на латиницу, у нас не появится, допустим, какое-то количество прорывных, интеллектуальных или научных проектов. Их как не было, так и не будет. Проблема, на самом деле, технического характера, ей почему-то придается излишне большое значение. Упрощенно говоря, если человеку нечего сказать о какой-либо проблеме, то абсолютно не имеет значения, на каком языке он будет говорить. Таким образом перевод языка ничего не добавляет в содержательном плане и в плане культуры ценностей. Это всего замена технической кодировки».

Аналогичного мнения придерживается и заместитель директора сводно-аналитического департамента НАО «КазНИТУ им. Сатпаева» Дина БАЙМУХАНОВА — «Если бы были передовые ученые, которые – неважно на каком языке – написали какие-то вещи или создавали какие-то новые проекты и приносили бы их в мир, вот это бы глобально говорило о Казахстане. Я не вижу какого-то изменения культуры или восприятия мира страны через алфавит».

«Апострофическая катастрофа» — Именно так в социальных сетях казахстанцы назвали новый латинский алфавит с апострофами, принятый указом главы государства. Утвержденная версия алфавита повергла в шок буквально всех: и ученых-языковедов, и программистов, и политологов, и журналистов, и даже тех, кто всей душой желал скорейшего перехода Казахстана с кириллицы на латиницу.

Политолог Дастан КАДЫРЖАНОВ на своей странице в «Фейсбуке» был весьма категоричен — «Могу смело утверждать, что это самая волюнтаристская и непрофессиональная версия, которая только могла возникнуть. Что позволяет мне так говорить? Я, как возможно вы помните, всегда был горячим сторонником внедрения латиницы. Помимо геополитических, культурологических и прочих обоснований ПРОГРЕССИВНОСТИ этого перехода, я указывал на то, что именно латиница лежит в основе так называемого МЕЖДУНАРОДНОГО ФОНЕТИЧЕСКОГО АЛФАВИТА.

Если мы исполняем просветительскую задачу интеграции в мировое пространство посредством смены письменности, нужно и опираться на мировое понимание фонетики. Это понимание вполне предоставляет Международный фонетический алфавит. Закономерности которого, мне кажется, вообще никого из создателей алфавита не интересовали. А если мы просто хотим выпендриться и показать «гляди, как мы ваши буквы того…», тогда конечно — ни в чём себе не отказывайте! Но тогда нужно отдавать себе отчет в том, что выпендрёж с прогрессивной интеграцией и просветительством не имеет ничего общего. Значит главная цель просто не будет достигнута».

В социальных сетях приводится мнение профессора Университета имени Демиреля Куралай КУДЕРИНОВОЙ, которая говорит, что «участвовала во всех обсуждениях нового казахского латинского алфавита с 2006 года. За это время рассматривалось много различных вариантов, но варианта с апострофами никогда не было. Он появился неожиданно совсем недавно, перед самым утверждением».

Куралай Кудеринова, на слова которой ссылается Марат Толибаев, говорит, что апостроф в качестве диакритического знака в мировой практике практически не применяется: «У ученой общественности Казахстана вызывает недоумение, почему мы не применим известные миру и употребимые во многих странах диакритические знаки, а мучаем сами себя и пытаемся создать алфавит с непонятной графикой. Этот же вопрос мне задают студенты на всех встречах».

Куат ДОМБАЙ – «Государство импотентно в своей информационной политике» — Глядя на наши разборки по поводу латиницы вспомнил бородатый анекдот о том, что казахам не надо ставить охрану при входе в рай — сами себя не пустят. Сейчас странным образом объединились позиции и тайных исповедателей кириллицы и крайних громких нацпатов. Это может на самом деле разрушить саму идею перехода на латиницу, на которой пишет и понимает весь мир.

Жаксылык САБИТОВ, ведущий эксперт Института мировой экономики и политики (ИМЭП) при Фонде Первого Президента РК – Елбасы – «Переход казахского алфавита на латиницу. Ответ зарубежным комментаторам» — Это не спонтанное, а глубоко продуманное и концептуальное решение, которое реализуется в строгом соответствии с намеченными планами. Решение о переходе казахского языка на латиницу было принято еще в начале 2010-х годов.

Казахстан как суверенная страна имеет право определять, каким алфавитом лучше пользоваться для государственного языка. При этом Казахстан не стремится в одночасье перейти на латиницу. Переходный период будет длиться вплоть до 2025 года.

Переход казахского языка на латиницу никак не затрагивает культурные и языковые интересы людей — носителей русского языка. Русский язык от изменений казахского алфавита не пострадает никоим образом.

Главная цель перехода казахского языка на латиницу — интенсификация процесса национального строительства в Казахстане. Латинизация казахского языка — это первый шаг в процессе построения нового модернизированного Казахстана.

***

© ZONAkz, 2017г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...