Почему западная модель либеральной демократии плохо приживается в Казахстане?! Часть 1

Согласно представлениям западной социологии, Казахстан, освобожденный от коммунистического тоталитаризма усилиями Запада, «одержавшего верх в великой идеологической битве XX века», пошел в дальнейшем по пути не либеральной демократии, а авторитаризма с «нелиберальными и этнонациональными тенденциями»

Издание Strategist опубликовало статью Майка Скрефтона под названием «Liberal democracy: just one option among many» — «Либеральная демократия: она является лишь одним из многих возможных вариантов».

В ней говорится так: «В какой-то момент в ходе 1990-х годов «казалось, что тоталитаризм наконец-то побежден, и либеральная демократия одержала верх в великой идеологической битве XX века». Количество стран с представительной демократией возросло с 60 в 1989 году до 100 в 2000 году.

Но даже там, где проводятся демократические выборы, нет никаких гарантий верховенства либеральных ценностей. Суммарное количество избранных правительств не совпадает с численностью либеральных демократий в мире. Как Фарид Закария еще в 1997 году доходчиво отметил, многие демократии являются нелиберальными, репрессивными и жестокими.

После того, как Советский Союз захватил Восточную Европу, демократия была ликвидирована в странах Балтии, Польше, Чехии, Словакии и на Балканах. И такая ситуация сохранялась до начала 1990-х годов. Сейчас же во многих освобожденных тогда постсоветских государствах стали выявляться нелиберальные и этнонациональные тенденции. В Белоруссии и центральноазиатских государствах – Казахстане, Кыргызстане, Таджикистане, Туркменистане и Узбекистане – сформировались режимы, основанные на единовластном управлении авторитарных правителей».

демократия

Итак, получается вот что. Согласно представлениям западной социологии, Казахстан, освобожденный от коммунистического тоталитаризма усилиями Запада, «одержавшего верх в великой идеологической битве XX века», пошел в дальнейшем по пути не либеральной, а «авторитарной демократии» (понятие, введенное в свое время в оборот казахстанской общественно-политической терминологии господином Е.Ертысбаевым, являвшимся в ту пору советником президента РК), в динамике развития которой выявляются «нелиберальные и этнонациональные тенденции». Получается, что наша страна так же, как и Белоруссия, а также другие центрально-азиатские республики, не совсем оправдала или совсем не оправдала ожиданий своей антикоммунистической освободительницы в лице западной либеральной демократии.

Но ведь давно отмечено, что западная модель либеральной демократии, продвигаемая и насаждаемая западными державами вкупе с такими международными организациями, как МВФ и ЮСАИД, не соответствует политическим, социальным и экономическим реалиям множества стран так называемого третьего мира в Азии и Африке. В частности многие из давно укоренившихся там понятий весьма серьезно отличаются от аналогичных западных представлений. Рассмотрим для примера динамику развития казахстанской, вернее, казахской традиции или, если угодно, модели успеха в контексте специфики национальных особенностей.

Тут надо учесть вот что. У каждого времени бывают свои герои, чьи деяния находят массу последователей. Соответственным образом в общественном сознании и формируется модель успеха. Иногда образ идеализируемого официальной идеологией героя и неформальной массовой модели успеха не совпадают. И тогда в общественном мнении обозначается разделение образа героя и образа успеха. Скажем, в советскую эпоху официально пропагандируемым героем был «тот, кто едет за туманом и за запахом тайги» — то есть человек, который верен своему профессиональному призванию. А образ же успешного человека ассоциировался, наоборот, с теми, кто умел, как тогда это называлось, «устраиваться в этой жизни». И все же тогда юношество и молодежь воспитывались на деяниях тех, кто добивался выдающихся достижений во имя «страны советов» и его народа. И это были не пустые слова. Коллективизм и общие интересы ставились выше индивидуализма и личных интересов. Как говорил один из героев фильма «Кавказская пленница» в своем тосте: за то, чтобы человек, как бы высоко он ни поднялся, не отрывался от коллектива. Быть середняком и тогда было не очень престижно, но весьма комфортно. Потому что предосудительно было положение не серости и безликости, а индивидуалиста. И особенно – ярко выраженного. Эпоха перестройки и последовавших вслед за ней рыночных преобразований поменяла, если можно так выразиться, «плюс» на «минус» и «минус» на «плюс».

Теперь герой – это индивидуалист. Причем чем ярче выражен его индивидуализм, тем лучше. Потому что наибольших успехов в своей сфере деятельности добиваются именно тогда, когда у человека имеется ярко выраженные признаки индивидуализма, помноженные на стойкость характера. При этом упускается, как нам кажется, из виду то, что народы так же, как отдельно взятые люди, имеют свои особенности. У одних из них индивидуализм и коммерческая предприимчивость испокон века рассматриваются как позитивные качества, а у других – наоборот, как крайне негативные. Возьмем, к примеру, всего лишь одно понятие и отношение к нему у разных народов. Имеется в виду «коммерция».

У западных народов слово, обозначающее это понятие, ассоциируется не только с торговлей, но и также с любым промыслом или занятием. А еще – с обхождением с кем-либо, с ведением отношений с кем-либо или общением с кем-либо. То есть там понятие «коммерция» и обозначающее его слово никакой негативной подоплеки не содержат.

В русском же языке «торговля» означает только торговлю. И человека, который занимается этим делом, трудно, наверное, воспринимать как героя.

Что же касается традиционных казахских представлений, тут занятие торговлей всегда воспринималось как нечто малопочетное, хотя, может, выгодное и прибыльное.

Несмотря на то, что за те десятилетия приобщения традиционного казахского общества при посредничестве русских и России к европейским ценностям многое в мировосприятии казахов претерпело изменения, в их среде неприязненное отношение к «саудагеру» («торговцу», «коммерсанту») сохраняется поныне. То есть мы хотим сказать – сохраняется в значительной мере. С успешным торговцем у нас могут считаться, могут даже заискивать перед ним в случае зависимости или из боязни перед его могуществом, но чтобы искренне уважать его и восхищаться им – это вряд ли.

И что тут еще примечательно. Ключевая персона при таком либерально-демократическом общественно-государственном устройстве, какое сейчас, как наши доморощенные политические эксперты заявляют, утвердилось в Казахстане, — это коммерсант в широком смысле этого слова. Он в таком случае должен быть главным героем. С его мировоззренческими представлениями и должна быть связана модель успеха.

(Продолжение следует)

***

© ZONAkz, 2018г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...