Цифровое сотрудничество ЕАЭС «подвисает»

Цифровизация активно меняет экономический ландшафт только в результате заказа власти

«Цифровая экономика – это когда человек исключается из процесса производства», – объяснил Виталий Букатин, генеральный директор «Эксперт-Сибирь». «Цифровая повестка стала информационной в последний год на пространстве ЕАЭС», – сообщил Эдуард Полетаев, модератор экспертного клуба ОФ «Мир Евразии». В этот раз он совместно с экспертным клубом «Сибирь – Евразия» проводил заседание на тему «Цифровые решения и эффективность экономического взаимодействия приграничных регионов ЕАЭС».

«Цифровая колонизация – технологии принадлежат не нам и управляются не нами», – дал определение Дмитрий Свириденко, доктор физико-математических наук (в начале заседания он был представлен как человек, «стоявший у истоков цифровой экономики»). Ученый обратил внимание не только на то, что «научив нейронную сеть чему-то, вы не знаете чему она научилась», но и посоветовал «не поддаваться магии чужих технологий».

экспертный клуб

Знакомясь с предлагаемым продуктом нужно «выявлять и тщательно анализировать недостатки предлагаемых технологий; определиться с контекстом обсуждаемых проблем и задач; развивать свои технологии и подходы к решению задач цифровизации». «У нас все есть, только не нужно пиетета перед западными технологиями», – заявил г-н Свириденко.

«Умный контракт» – это формальный алгоритм, который работает в системе бизнес-отношений», – так называется еще один предмет, вокруг которого велась дискуссия. Дмитрий Свириденко считает, что интерпретация «умного контракта» как программы концептуально ошибочна. Сам он сторонник «семантического умного контракта». Но тут непосвященным проблематика малопонятна, а владеющие знанием эксперты так и не сумели его донести до журналистов в доступной форме. Ясно только, что смысл семантического подхода в том, чтобы конкретные люди на земле получили понятный им контракт.

Смыслы озабоченности тем, где находятся серверы и кто командует технологическим процессом, в Казахстане разделяют не все. Здесь Алик Шпекбаев, руководитель антикоррупционного ведомства, озвучивает информацию, согласно которой 82 госслужащих нанесли Казахстану урон на 1,1 трлн тенге, а потому любой вред от хакеров и нечистоплотных владельцев цифровых бизнес-площадок кажется мелким и абстрактным. На данное обстоятельство обратил внимание Марат Шибутов, представитель Ассоциации приграничного сотрудничества в РК. Политолог Рустам Бурнашев на это заметил, что в государственном руководстве на подобные вещи смотрят иначе, нежели обыватели или в экспертных кругах.

экспертный клуб

Эдуард Полетаев отметил, что от государств ЕАЭС нет внятно сформулированного заказа на технические и цифровые стандарты для эффективного взаимодействия национальных экономик. «В свое время советской власти математики были нужны и математическую школу она создала», – привел пример государственной заинтересованности и результата Сергей Козлов, замглавного редактора «МК в Казахстане».

Информатизация – это использование компьютерной мощи для решения определенных задач. Цифровизация – это создание специальной экосистемы. «Адидас» вернулся из Таиланда. Германия от этого получила всего 100 новых рабочих мест, поскольку новый завод роботизированный», – озвучил будни цифровой экономики Виталий Букатин. В данной связи Даурен Абен, Евразийский НИИ, заметил: «Стоит ли форсировать цифровизацию, если остро стоит проблема безработицы? Цифровой фактор, конечно, важен, но человеческий фактор никто не отменял».

«Программа «Цифровой Казахстан» еще не была принята, а он уже закончился – запрещено держать информацию на заграничных серверах и облаках», – указал Марат Шибутов.

Востоковед Адиль Каукенов предложил не удариться в крайность, отказываясь от зарубежных технологий. «Южная Корея и Китай – тотальное заимствование по автопрому, но сейчас они дышат в спину мировым гигантам», – привел пример г-н Каукенов. «АвтоВАЗ – это сейчас «Рено-Ниссан», но не очень помогает», – указал на «евразийский» пример Виталий Букатин.

экспертный клуб

«Даже цифровой формат проведения закупок не исключает человеческого фактора, – обратила внимание Леся Каратаева, КИСИ. – Наш производитель не доверяет отечественным разработчикам». «Коррупция – один из ключевых рисков в цифровой экономике», – согласился Виталий Букатин. «Госзакупки в «СамрукКазыне» до сих пор идут на бумаге», – ввел в курс дела Марат Шибутов.

«Цифровизация у нас не убирает бумажный документооборот. В образовании и медицине он из-за этого вырос в два раза», – сообщил Аскар Нурша, независимый эксперт.

В ходе дискуссии упомянули Дональда Трампа, которому цифровые технологии помогли победить в президентской гонке, хотя денег он потратил меньше, чем Хиллари Клинтон.

«Там, где деваться некуда, приходится двигаться вперед», – акцентировал Замир Каражанов, политолог. Он особо выделил, что самолет МС-21 в России создан на компьютере, а не по чертежам.

Как бы то ни было, но в свете того, что современный мир не становится более миролюбивым и менее конфликтным, все острее встает вопрос, поднятый недавно Натальей Касперской: «Современная технология упирается в то, кто ее контролирует – вы или внешний игрок».

***

© ZONAkz, 2018г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...