10 вызовов для правительства Сагинтаева. Кадровый голод, покровительство, семейственность. Часть 5

За любым новым назначением в правительстве не всегда стоят образование, опыт, потенциал назначенца и меритократия

Часть 1Часть 2Часть 3, Часть 4.

Вызов №5: Дисбалансы в государственной кадровой политике

О том, как рождалась и совершенствовалась госслужба в Казахстане, можно написать целую      книгу. Но можно изложить этот эволюционный путь и коротко.

Ровно 20 лет назад в Казахстане было создано ведомство, которое начало курировать кадровую политику государства. Тогда же началась полноценная реформа: все госслужащие законодательно были разделены на политических и административных. По сути, уже в самом начале был отменен срочный контракт – все госслужащие получили таким образом карт-бланш, и им не нужно было после отставки или ухода первого руководителя покидать свою должность. С того момента государственные служащие стали работать на профессиональной основе.

Тогда же, до 2012 года, был внедрен принцип меритократии, отбор на ту или иную государственную должность на конкурсной основе. Это должно было стать твердым практическим правилом. Одновременно была внедрена система оценки работы государственных органов.

кадры

В 2015 году был принят новый закон о госслужбе, и Казахстан перешел от смешанной «позиционно-карьерной» к «карьерной» модели. Главный принцип – поэтапный карьерный рост: любой чиновник может быть назначен с нижестоящих на вышестоящие должности на конкурсной основе и исключительно при наличии стажа на нижестоящей позиции не менее одного года. То есть, закреплялся приоритет занятия вышестоящей вакансии только для действующих сотрудников.

Начали борьбу с «командными перемещениями» – на законодательном уровне минимизированы внеконкурсные назначения. Есть даже позитивная статистика на этот счет: такие перемещения сократились в 19 раз – с 6500 в 2015 году до 348 в 2017 году.

***

При внешне правильной кадровой политике у нее немало изъянов, о чем мы писали подробно: это и слишком раздутый госаппарат, и далеко несовершенная система оценки, и пр.

Но принципы заложены правильные. Казалось бы, ни одна, даже самая жесткая тряска аппарата того или иного ведомства (ну мало ли, по каким причинам) теперь не может стать фатальной – если существует преемственность.

Однако практика, как ни странно, расходится с принципами, которые провозглашены.

***

«Почему третий день нет министра финансов? Потому что у нас в законодательстве не определены формальные требования к министру финансов: каким должно быть образование, что он должен знать и уметь. Изучала пару лет назад профессиональный уровень тех, кто управляет государственными финансами — тогда обратила внимание. Для всех позиций в Минфине такие требования есть, а на самого министра — нет. Вот и не может Президент решить, кого назначить», – написала в Facebook известный экономист Меруерт Махмутова.

Вообще, прошлая неделя стала потрясающей – в смысле, были проведены некоторые знаковые назначения. Сначала не спала Астана – целую ночь она оставалась без градоначальника – Асет Исекешев был назначен руководителем Администрации Президента РК взамен отправленного на пенсию Адильбека Джаксыбекова. Но наутро подходящая кандидатура была найдена – кресло акима Астаны занял экс-министр финансов Бахыт Султанов.

А вот должность министра оставалась вакантной – и на третьи, и на четвертые сутки…

По логике административной реформы, ее карьерной модели, эту должность мог получить только кто-то из числа заместителей министра. Но, видимо, среди них «достойной кандидатуры» не нашлось, раз не последовало мгновенного назначения. Стало понятно: будет другое перемещение – новый министр войдет через парадный подъезд.

На эту должность прочили Болата Жамишева, который возглавлял ведомство 6 лет подряд – с ноября 2007 по ноябрь 2013 года. И который даже удостаивался похвалы главы государства, который с благодарностью вспоминал Жамишева-министра, когда поносил в ноябре 2015-го Бахыта Султанова за то, что тот плохо следит за казной государства: «Лучше, по-моему, Жамишева надо поставить. Он ни с кем разговаривать не будет. Может, он не нравится кое-кому, мне тоже иногда не нравится, но то, что он прямой, как оглобля, – это точно, и в интересах государства бережет».

В феврале этого года президент раскритиковал министра Султанова за политику налоговых и таможенных проверок и сделал ему «второе предупреждение». Третье, сказал он, может быть последним.  Второе предупреждение министр получил, впрочем, дважды. До третьего не дошло…

***

И вот, спустя неделю, кресло министра финансов занял 45-летний Алихан Смаилов с цикличной карьерой: дважды он возглавлял статагентство (примерно в течение 5 лет) и дважды был вице-министром финансов – по году. Последний раз он входил в здание минфина в качестве вице-министра 9 лет назад – сколько же воды утекло за это время!

Лишь с натяжкой его назначение можно считать логичным, соответствующим принципам меритократии.

Зато Алихан Смаилов знает правильные ответы на вопросы в области финансов. Так, когда в процессе представления кандидатуры на пост министра в парламенте его спросили о том, на чем он сосредоточится в первую очередь, он сказал: «Налоги и увеличение доходной части бюджета». Любому студенту экономического факультета сказали бы: «Садись, пять».

Вместо этого Смаилова утвердили в должности, пожелав повысить контроль расходования финансовых средств по госпрограммам и достижения их конечных результатов.

***

Впрочем, назначения на руководящие посты по-прежнему, как правило, делаются не по вертикали, а по горизонтали. Чьи-то социальные лифты стоят, как вкопанные, а чьи-то легко перемещаются – из плоскости в плоскость. И, кстати, очень часто вопреки принятым правилам.

Так, например, весной в министерстве национальной экономики одновременно появилось два вице-министра женского пола. Причем, ни одна из них до этого ни дня не работала в этом ведомстве! Ну какая же это карьерная модель у госслужбы, если в заместители министра можно попасть с должности заместителя председателя правления НПП или с должности руководителя информационно-аналитического центра канцелярии премьер-министра?

Прошло ровно 4 месяца, и в этом же ведомстве появляется еще один вице-министр. И опять-таки совпадение: ни дня работы в министерстве. Но зато знакомый нам уже бэкграунд: только что упоминавшаяся канцелярия.

Причем, этот товарищ пришел на смену одной из апрельских назначенок – никто даже не сообщил, по какой причине ею оставлена должность. Но сам факт тихой отставки может говорить о том, что молодой специалист, протеже отдельных влиятельных групп, просто не справилась с обязанностями и возложенными на нее задачами – ведь она вообще не имела опыта и представления о работе в министерском поле, уже не говоря о столь ответственной должности.

***

Понятно, что юридически ключевые назначения осуществляются не в правительстве, а лично главой государства. Но никто не сомневается, что даже при такой схематике принятия кадровых решений основная доля ответственности лежит все-таки на правительстве – именно оно формирует пул претендентов, дает обоснования и заключения.

Иногда, можно предполагать, вмешиваются элиты, которые, как считается, ведут борьбу за сферы влияния. Свое веское слово говорят покровители. Те, кто набрал хоть сколь-нибудь важный вес в действующей конструкции власти, имеют возможность не без успеха продвигать в том числе своих родственников и подросших детей – это как бонус за «служение государству».

Но в любом случае мы имеем то, что имеем: довольно часто назначения осуществляются не по правилам, и это не исключения из правил – они ведь всегда существуют, и, более того, имеют право на существование. Это, скорее, «системные» правила – те, которые диктует Система. Именно поэтому мы чаще видим, как в обойму власти заряжаются привычные патроны. Однажды став патроном, тот или иной чиновник время от времени меняет лишь ранги…

***

© ZONAkz, 2018г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...