К восшествию Дариги

Разговоры о неизбежно приближающихся в Казахстане очередных внеочередных выборах в последнее время приобрели степень чуть ли не полной предопределенности

Разговоры о неизбежно приближающихся в Казахстане очередных внеочередных выборах, то ли парламентских, то ли президентских, то ли с очередным переизбранием действующего президента, то ли, наконец, с назначением преемника-преемницы в последнее время приобрели степень чуть ли не полной предопределенности. Может быть, это действительно так, — признаков и на самом деле достаточно. Однако есть одна неизменно соблюдаемая закономерность всех наших парламентских и президентских выборов: это всегда (кроме одного единственного раза, о котором тоже скажем) была реакция на важные внешние – российские, само собой, события.

выборы ожидание
Петр Своик

Вот, если в хронологическом порядке, цепочка московских событий и нашей «избирательной» реакции на них:

Март 1990 года – избрание съездом Народных депутатов Михаила Горбачева президентом СССР. Апрель – избрание Верховным Советом КазССР Нурсултана Назарбаева президентом республики.

Июнь – принятие Верховным Советом Российской Федерации декларации независимости. Октябрь – принятие Казахской ССР (последней в параде суверенитетов) Декларации о государственной независимости.

Декабрь 1991 – Беловежская пуща. А также переизбрание президента РК Назарбаева на всенародных выборах.

Июль 1993 – денежная реформа в РФ – переход от «советского» рубля к российскому. Ноябрь – переход к национальной валюте – тенге.

Сентябрь – Указ президента Ельцина о прекращении деятельности Верховного Совета и выборах в Федеральное собрание (Думу) Российской Федерации. Октябрь – расстрел Белого дома из танков. Декабрь – принятие новой Конституции и выборы в Думу и Совет Федерации. А в Казахстане – череда «самороспусков» сначала городских, районных и областных Советов, затем и Верховного Совета 12-го созыва.

Март 1994 года в Казахстане – выборы в Верховный Совет 13-го созыва. Это пока отставание от московского темпа – ни лишения высшего представительного органа права принятия к рассмотрению любого вопроса (то есть высшей власти), ни дробления его на две управляемых палаты не произошло. Однако вновь избранный ВС не оправдал доверия: в нем образуется оппозиция правительству (читай – президенту), причем сразу по двум главным направлениям: требование отказа от выполнения рекомендаций МВФ (в Москве правительство Гайдара эти рекомендации давно уже внедряет со страшной силой) и выдвижение собственного кандидата (Олжаса Сулейменова) на предстоящих в 2006 году президентских выборах.

Поэтому темп срочно подтягивается, а конкуренция ликвидируется:

Октябрь 1994 – назначение премьера Кажегельдина. Март 1995 года – роспуск Верховного Совета. Апрель – референдум о продлении полномочий президента до 2000 года. Август – референдум о принятии новой Конституции, предусматривающей президентскую форму правления и двухпалатный парламент. Декабрь – выборы в мажилис, затем формирование сената.

Идем далее: в России, полностью перешедшей на правила МВФ, собственный «печатный станок» остановлен уже после 1993 года, поэтому правительство, на фоне громадных экономических проблем, балансирует бюджет все более массированными заимствованиями через государственные казначейские обязательства. Пирамида ГКО растет со страшной силой, что и заканчивается дефолтом в августе 1998 года.

В Казахстане же политика «макростабилизации» началась только с 1997 года. До этого, благодаря суверенной (лучше сказать – «раздаточной») эмиссии новой валюты, курс тенге с первоначальных 4,7 успел улететь за 75 к доллару. Зато бюджет – бездефицитен. К тому же, под макростабилизацию получены кредиты «стенд бай» от МВФ, с бюджетом проблем нет, но… дефолт российского рубля с падением курса от чуть более шести до почти шестнадцати к доллару заставляет следовать туда же.

И вот – сентябрь 1998 года – президент Назарбаев выступает с неожиданно ранним Посланием к народу, выдержанном в предельно драматических тонах «вставай страна огромная». При этом враг, на борьбу с которым предстоит бросить все силы назван прямо. Нет, это не российский дефолт, это наша собственная коррупция. Наш же до этого послушный парламент, выслушав такое, вдруг взбунтовался сразу обеими палатами – депутаты бескомпромиссно потребовали досрочного переизбрания президента. Внеся по этому поводу 19, помнится поправок в Конституцию, за 20, кажется минут.

Январь 1999 года – переизбрание президента Назарбаева. И – 1 апреля (воскресенье, между прочим) – объявление премьером Балгимбаевым по телевизору свободного курса национальной валюты. После чего тенге в течение двух-трех дней с примерно 80 улетал до 160 и даже 180, успокоившись, наконец, на примерно 120 к доллару. На этом — все: и политическая система, и курсы валют восстановили симметрию с Россией.

Далее начинаются «тучные» годы, мировые сырьевые цены непрерывно растут, экспортеры получают все большие нефтедолларов, кредиты МВФ погашены, Россия рассчитывается и по долгам СССР, создаются долларовые запасы за границей, властные элиты с упоением, не оглядываясь друг на друга, делают деньги. Подступает 2004 год – единственный обещанный нами электоральный момент, когда выборы назначались и проводились по сугубо местным обстоятельствам.

Таковым обстоятельством к тому времени стало удачное попадание оппозиционной ДВК под контроль КНБ – через помилованного и отправленного на заработки в Москву Мухтара Аблязова. Он же и продавил (несмотря на отчаянное сопротивление некоторой части руководства самого «Демократического выбора Казахстана» — было дело) красивую комбинацию: ДВК составляет избирательный блок с Компартией и в таком виде фактически противостоит партии «Ак жол», незадолго до этого «уведенной» Алиханом Байменовым у ее же основателей. В результате на выборах в сентябре 2004 года блок ДВК-КПК с блеском проигрывает, «Ак жолу» же выделяется символический один мандат, которым Байменов, хотя и не сразу, воспользуется.

Все замечательно, но случается осечка – неожиданный бунт Жармахана Туякбая, спикера мажилиса прежнего созыва и первого номера в победном списке правящей партии. Создается движение «За справедливый Казахстан» с прицелом на президентские выборы. Итог – досрочное проведение этих выборов в декабре 2005 года. Кстати сказать, Оранжевая революция ноября-декабря 2004 года в Киеве, в ходе которой Ющенко в неконституционном третьем туре отобрал уже было выигранное президентство у Януковича тоже, возможно, повлияла на наши досрочные перевыборы 2005 года.

выборы ожидание

Еще были досрочные перевыборы мажилиса в 2007 году: в июне президент подписал Указ о роспуске, а уже в августе были проведены выборы. Как бы тоже по внутренним основаниям – в связи с изменениями в Конституции насчет принципов формирования мажилиса. Но – внимание – в октябре подписывается судьбоносный Договор о создании Таможенного союза – предтечи Евразийского экономического союза, вокруг чего и закручивается вся дальнейшая геополитика, включая выборы в Казахстане.

А именно: январь 2010 года – начало действия ТС. Декабрь – саммит ЕврАзЭс, подписание Договора о создании ЕАЭС. И – в том же декабре в Усть-Каменогорске зарождается и стремительно катится по Казахстану идея референдума по продлению (читай – бесконечному) полномочий президента Назарбаева. Инициаторы в считанные недели собирают столько подписей, что их хватило бы для победы президента в первом туре, параллельно страны Запада уговаривают не нарушать демократических принципов, к нам даже приезжает Тони Блэр. В результате президент на референдум не соглашается, а назначает досрочные выборы, которые и выигрывает.

Наконец, президентские перевыборы 2015 года, — это калька с событий 1998-1999 годов. Рубль в России после Майдана, Крыма, ЛНР и ДНР, санкций, контрэмбарго и обрушения мировых цен на нефть, совершает свой контрманевр – двукратную девальвацию, как раз к концу 20014 года. У нас же — апрель 2015, досрочные перевыборы президента Назарбаева, а в августе – объявление плавающего курса тенге, с отражающим российскую девальвацию двукратным падением к февралю 2016 года.

К чему это я?

Да к тому, что ожидаемый всеми транзит, чтобы не нарушать традицию, должен быть приурочен к какому-то важному внешнему событию – случившемуся в самой России или вызвавшему ее серьезную реакцию. Вы меня спросите: к какому и когда ждать? Отвечу — в России и вокруг нее таких событий надвигается достаточно, чтобы и нам слишком долго не пребывать в ожидании.

***

© ZONAkz, 2018г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...