«Дойти до Львова российские войска, конечно, могут, но удержать территорию и содержать оккупационный режим, учитывая мощное партизанское движение, которое сразу же начнётся – нет. На это не хватит никаких ресурсов»

Киевский политолог Максим Яли – о том почему Россия не нападёт на Украину

– Максим, недавно мы опубликовали интервью с российскими политиком и экспертом Сергеем Станкевичем. Он вовсе не «ястреб». Считается даже прозападным. Но интервью дал неожиданно воинственное. Станкевич говорит: война России с Украиной почти неизбежна. Что вы об этом думаете? Как считаете – чем вызвана такая брутальность?

Фото: «МУЖСКОЙ ЖУРНАЛ»

– Российский политикум, даже его так называемая «оппозиционная» часть, прекрасно понимают, что в 2019 году на президентских и парламентских выборах в Украине (а учитывая нынешнюю политическую модель после поправок в Конституцию-2014 – скорее даже, в первую очередь на парламентских) будет окончательно решаться судьба страны. «Уйдет» ли она окончательно на Запад геополитически, либо произойдет реванш пророссийских сил. Соответственно, в Москве наверняка не исключают и военное вмешательство при угрозе провала кремлёвских планов, как это было в 2014 году. Также стоит учитывать антиукраинскую истерию, очередная волна которой с новой силой захлестнула российские СМИ после агрессии РФ в нейтральных водах близ Крыма против украинских катеров и буксира, что значительно усложнило налаживание отношений РФ с Западом. Но я все-таки считаю, что полномасштабная война маловероятна.

– Как вы относитесь к Петру Порошенко? Имеют ли, по-вашему, какое-то основание слова о том, что у вас в стране практически установился «режим Порошенко»?

– Свое личное отношение к Порошенко я свободно высказываю в Украине. Критиков у него хватает и за пределами страны, и внутри неё. Скажу кратко: ему удалось справиться с главным вызовом Украине в 2014 году – развалом страны, что было основной задачей Кремля при реализации спецоперации «Русская весна». С другой стороны, Порошенко не смог сделать главного – изменить систему, которая по-прежнему остается олигархической, где клановые и личные интересы ставятся выше государственных. Не удалось ему справиться в полной мере и с главной внутренней угрозой государству – коррупцией. На то есть масса как субъективных, так и объективных причин. Для победы на выборах в 2014 году Петру Порошенко пришлось идти на определенные договоренности как с олигархами, так и с «местными царьками» в регионах, которые обладали ресурсами для победы на выборах. «Фасадное» реформирование прогнившей и изжившей себя постсоветской государственной системы – этого «кентавра», – и есть причина всех социально-экономических неудач сегодня и отсутствие перспектив завтра.

Отвечая на вторую часть вопроса, однозначно не соглашусь. При диктатуре априори не может быть оппозиционных СМИ, равнозначных экономических игроков и, главное – угрозы поражения на выборах. Последнее подтверждение – неудачная попытка Порошенко установить военное положение на 60 дней и на всей территории страны, что автоматически привело бы к отсрочке выборов. При всех нюансах и негативных характеристиках нынешнего состава Верховной Рады я очень доволен, что система выстояла, и теперь 31 марта почти наверняка (если Кремль не «поможет») выборы президента состоятся. Что и было зафиксировано решением Верховной Рады одновременно с голосованием по военному положению.

 – Как считаете, насколько честными и прозрачными будут эти выборы?

– Выборы однозначно будут грязными, на грани фола, что сейчас в принципе характерно для всего мира, включая Запад. Вспомните последние выборы в США. Это уже мировая тенденция. А учитывая важность украинских выборов для ключевых мировых геополитических игроков, тем более. Однако здесь важна однозначная позиция Запада – им необходим легитимный президент, которого признают как внутри Украины – чтобы не допустить краха государства (третьего Майдана страна не выдержит, учитывая социально-политические реалии, раскол в обществе, войну и т.д.) Я работал в наблюдательный миссии ОБСЕ на всех выборах после 2014 года и могу с уверенностью сказать, что там не закрывали глаза и фиксировали нарушения законодательства абсолютно всех сторон. Уверен, в 2019 году количество наблюдателей будет рекордным, что поможет избежать массовых фальсификаций. Сейчас главный вопрос – удастся ли избежать провокаций с разных сторон для срыва выборов. И не вызовут ли их результаты массовых протестов, чего тоже исключать нельзя. Но об этом сейчас еще рано говорить.

– Что там у вас с экономикой и социалкой? Год назад, во время прошлой нашей беседы, вы приводили данные о том, что падение закончилось, и начался скромный рост. Какая сейчас ситуация?

– Понемногу, после того, как было достигнуто «дно», и частично благодаря определенным реформам, экономика начинает расти. Национальный банк Украины прогнозирует рост экономики страны на уровне 3,4 процента по итогам нынешнего года, однако окончательную картину мы увидим лишь в первом квартале 2019-го, когда будут посчитаны возможные потери от введения военного положения. Важную роль сыграл рекордный урожай зерновых в этом году, роль которого постоянно растет для экономики в целом последние четыре года. Однако незначительные темпы роста нивелируются ростом коммунальных тарифов для населения и инфляцией. Поэтому однозначно говорить о существенном прогрессе в масштабах страны преждевременно. Здесь есть как внешние причины (сокращение торговли с Россией, которая до 2014 года была главным рынком сбыта для украинского экспорта с высокой добавочной стоимостью, высокие издержки на содержание армии и правоохранительной системы в целом, неэффективность государственного аппарата и т.д.), но главное – это коррупция в высших эшелонах власти, старые и новые коррупционные «схемы», которые по-прежнему обескровливают экономику страны.

Важным негативным трендом в последние пару лет также является стремительное сокращение среднего класса, «малого бизнеса», многие представители которого вынуждены эмигрировать за рубеж в поисках более высоких заработков. Однако стоит учитывать, что за социально-экономическую обстановку по Конституции отвечает премьер. Да и состав правительства, включая ключевые должности, является коалиционным. Как результат – разные группировки с разными интересами, требующими «свою долю» бюджетного пирога, зачастую намеренно ставящие палки в колёса президенту. Это тоже фактор, который необходимо учитывать. И таких факторов очень много, я назвал лишь ключевые. Чем больше игроков с разными интересами, тем сложнее приходить к общему знаменателю. И на выходе мы имеем половинчатые, незавершенные реформы в тех сферах, которые давно требуют «хирургического вмешательства».

– Возвращаясь к теме, с которой мы начали разговор. Прокомментируйте, пожалуйста, такие рассуждения. Если всё-таки, не дай Бог, дело дойдёт до российско-украинской войны, то в чисто военном отношении Украина не имеет ни одного шанса на победу. Или даже на «успешное отражение агрессии». Все украинские надежды – на вмешательство Запада. Но вряд ли Запад захочет воевать с Россией. Зачем ему это нужно? То есть как дважды два в случае военного конфликта Украины с Россией через неделю просчитываются российские танки во Львове… Или не просчитываются?

– На этот вопрос я частично уже ответил. Крупномасштабная война между Россией и Украиной с моей точки зрения маловероятна. Что касается украинского руководства, то там наверняка прекрасно понимают, что, даже учитывая положительные по сравнению с 2014 годом изменения в армии, в ресурсном отношении она сильно уступает российской по всем статьям. Что касается руководства РФ, то там еще в 2014 году поняли, вернее, Запад дал понять (та же Меркель), что в случае полномасштабной военной агрессии… А пока что российская военная агрессия – «гибридная», то есть ведётся при помощи казаков, «чеченцев», при частичном участии регулярных войск без опознавательных знаков, участии частных военных компаний (которые, к слову, недавно подали иск в международный суд, в том числе и те, которые участвовали в войне в Украине – лишнее доказательство про «ихтамнет»)… Так вот: если российская агрессия против Украины станет полномасштабной, то и санкции Запада в отношении России станут полномасштабными и нанесут непоправимый урон российской экономике. Отключения SWIFT, о котором уже говорят в США, будет вполне достаточно. Добавьте к этому полноценный режим изоляции, а главное – угрозу заморозки активов российских коррупционеров во власти и подконтрольных режиму олигархов, и ответ на вопрос: «решится ли Россия начать войну» – становится очевидным. Также следует учитывать, что, если война всё-таки начнётся, то даже у тех граждан Украины, которые под влиянием российской пропаганды по-прежнему не верят, что «Россия с нами воюют», вмиг откроются глаза.

Ну и последний, но очень важный фактор для Кремля: дойти до Львова российские войска даже сейчас конечно могут, но удержать территорию и содержать оккупационный режим, учитывая мощное партизанское движение, которое сразу же начнётся – нет. На это не хватит никаких ресурсов. При этом оккупация вызовет реальную ненависть ко всем русским даже у большинства населения русскоговорящих регионов.

***

© ZONAkz, 2018г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...