Европа становится колонией Китая?

Московские эксперты обсудили масштабы экспансии КНР в Старый Свет

Сегодня все признают, что масштабы этой экспансии огромны. Уже знакомый нашим читателям Андрей Суздальцев, заместитель декана из российской Высшей школы экономики, вообще считает нынешний процесс глобального «китайского проникновения» не больше, не меньше как «скупкой Европы». Но, правда, Андрей Иванович не первый раз даёт такие размашистые оценки. По разным поводам. Например, он рассказывал мне в интервью о невиданных масштабах китайской контрабанды, поступающей в Россию через Казахстан. И ничем не смог подтвердить свои утверждения.

Однако давайте обо всём по порядку. Поводом для разговора на передаче «Право голоса» российского телеканала ТВЦ о глобальном «проникновении» КНР в Европу стал недавний визит китайского лидера Си Цзиньпина в Италию и Францию. Там был подписан очередной пакет гигантских контрактов – например, на покупку китайцами 350 самолётов Airbus за 30 млрд евро. Кроме того, КНР купила порт Триест в Италии. А до этого купила автомобильный концерн Volvo и много чего ещё. Одно из важнейших направлений «китайской экспансии» – инфраструктурные проекты. В конце апреля в Пекине пройдёт Второй международный форум по экономическому сотрудничеству «Один пояс — один путь» с участием руководителей более чем 30 государств. Все они считают за большую честь получить приглашение. Что происходит на свете? Китай теперь главнее всех, а Пекин столица мира?

Николай Топорнин, директор Центра европейской информации, предложил не спешить с выводами. Он считает, что речь идёт в первую очередь просто о взаимовыгодном сотрудничестве. Топорнин напомнил, что, например, самолёты Airbus производит европейский консорциум. Эти самолёты — конкуренты американского Боинга. То есть Европа, получив китайский мега-заказ, подвинула США. Техническое обслуживание гигантской партии самолётов, их ремонт, поставка запчастей, обучение персонала – это десятки тысяч рабочих мест на десятилетия. Кроме подписания контрактов Си Цзиньпин провёл переговоры с Макроном, Меркель и председателем Еврокомиссии Юнкером. Судя по всему, взаимно выгодное сотрудничество будет продолжаться.

Но, в то же время, в Европе усиливаются тревожные настроения: Китай навяжет нам свою идеологию, принесёт чуждые ценности. Если США это давний, исторический партнёр европейцев, то с Китаем всё намного сложнее. Там и ценности не те, и компартия у власти и есть проблемы с кражей новых технологий.

С 2012 года китайцы инвестировали в Европу более 145 миллиардов евро. Когда они покупают готовые самолёты – все довольны. Но когда покупают пакеты акций предприятий, становятся сначала миноритарными акционерами, а потом и владельцами – возникает беспокойство. Поскольку наличие экономических рычагов может привести к тому, что Китай в самом деле начнёт продвигать и некие политические интересы.

Политолог Сергей Марков сообщил, что у Китая есть несколько направлений международной экспансии. Первое — он должен обезопасить своё развитие путём установления контроля за природными ресурсами. Это Африка. Второе – ему нужен постоянный приток технологий. Отчасти это собственное развитие, китайцы сейчас очень много вкладывают в науку. Но это долгий путь. А быстрый путь – взять технологии в Европе или в Америке. Американцы сейчас блокируют Китай по политическим причинам. Остаётся Европа. «Как там брать технологии? Очень просто. Заходят, покупают акции, потом скупают напрямую или через подставные фирмы контрольный пакет и перекачивают себе технологии», — объяснил политолог.

— Ещё момент, — продолжал Сергей Марков. — В Италии левое популистское правительство, оно набрало огромное количество социальных обязательств перед населением и просит денег у Евросоюза, в Еврокомиссии. Там не очень охотно идут навстречу. Итальянское правительство говорит: «А, не хотите помочь, жадничаете? Тогда мы пойдём к китайцам!» То есть возникает уже вопрос о власти. Если у итальянцев получится, то и другие пойдут за деньгами к китайцам, и никто не будет слушаться эту Еврокомиссию.

При этом, подчеркнул Марков, китайцы не создают альянсы, а просто завозят в другие страны свою инфраструктуру. «Вот как к нам китайские туристы приезжают? Через китайские фирмы. Они селятся в китайских общежитиях, обедают в китайских столовых. Экскурсии для них проводят китайские гиды. А поезд «Москвы-Петербург» это уже на 70 процентов китайский поезд».

Ведущий Роман Бабаян: «Я вам по секрету скажу – везде то же самое. Поезжайте в Милан, в Хельсинки – и везде будут туристы из Китая и китайская инфраструктура».

— Да. Вот такая специфика, — согласился Марков. — А европейцы чувствуют, что их колонизируют. То есть ситуация переворачивается. В своё время Старый Свет колонизировал Индию, колонизировал Китай. Европейцы помнят, что их богатство возникло на грабеже колоний. И теперь вот китайцы действуют в Европе по схожему сценарию. Европейцы начинают себя чувствовать китайцами XIX века или индусами XIX века.

— Если Европа станет китайской колонией, то счёт будет 1:1. И начинать эту колонизацию надо с британцев, — подал идею Бабаян.

Борис Надеждин, один из немногих российских либералов, допускаемых в телевизор, спросил: «В чём главная проблема европейской экономики, а также американской и отчасти российской в отношениях с Китаем?». И сам ответил: отрицательный платёжный баланс. Причём, чудовищный. «Китай поставляет в Евросоюз товаров примерно на 400 млрд евро в год. Евросоюз в Китай – на 200 млрд, — сообщил Борис Надеждин. — Это означает, что в Китае каждый год скапливаются 200 млрд евро. Что с ними делать? Первый вариант – инвестировать их обратно в Евросоюз. Строить там дороги, мосты, покупать и обустраивать порты. Которые после этого превращаются в китайскую собственность. Ровно по этой схеме Китай уже сожрал множество африканских государств. Со всеми их портами, алюминием и алмазами. Другое решение, которое предлагают Китаю Евросоюз и США: дорогие товарищи китайцы! Откройте свой рынок для наших товаров. И тогда баланс выровняется. Но китайцы не торопятся. Я вам больше скажу. Вот Россия много лет вела переговоры о начале масштабного экспорта в Китай нашей сельхозпродукции. И буквально в прошлом году вроде добилась успеха. Но когда наши производители молочной продукции вошли в Китай – вот эти бренды, помните, «Домик в деревне», «Простоквашино», то, что мы покупаем в супермаркетах – приходят в Китай и с изумлением обнаруживают, что в китайских магазинах они уже стоят, только китайского производства».

— Китай не замечен в мировой истории в военной экспансии во внешний мир, в попытках его поработить, — сказал Надеждин. — Но в чём замечен Китай? В том, что у себя дома китайцы правильные люди, а надуть европейца и вообще другого и там у него украсть – это для них святое дело. То есть в Китае у себя они друг друга уважают, а вот этих вот, которые устраивали китайцам опиумные войны и так далее – кинуть святое дело. Поэтому они крадут технологии и вообще так себя ведут. Вот в чём суть проблемы.

При этом Китай всё-таки вынужден будет открываться, и Россия должна суметь этим воспользоваться. Потому что у нас главный ресурс это не нефть и газ. При нормальном развитии наш главный ресурс – сельхозпродукция. У нас огромная территория. Если поднять урожайность, мы сможем производить сотни миллионов тонн зерна. И когда полтора миллиарда китайцев начнут нормально питаться, вот тут-то у нас и окажутся козыри на руках. Потому, что в Китае невозможно произвести столько еды, чтобы китаец питался как немец. И тут Россия может помочь с большой выгодой для себя, — закончил Борис Надеждин.

Юрий Тавровский, востоковед, профессор Российского университета дружбы народов, сказал, что сегодняшние успехи Си Цзиньпина, все эти огромные инвестиции и прочее — лишь тактика в стратегии «Великое возрождение китайской нации». Стратегия рассчитана на период до 2049 года. К тому времени Китай должен стать процветающей, культурной социалистической страной. Возрождение Великого шёлкового пути – тоже часть этой стратегии. «Сегодня работа по созданию нового Шёлкового пути напоминает мне паззл, который частично уже сложился, а частично нет, — сообщил Юрий Тавровский. — Единственная полностью сложившаяся часть этого паззла — железная дорога, которая ведёт через Казахстан, Россию, Белоруссию и Польшу в Западную Европу. В этом геополитическая ценность для нас этого проекта. А так мы в нём почти не участвуем. Очень осторожную политику проводим. А вот европейцы участвуют, и очень активно».

 

Геворг Мирзаян, доцент департамента политологии Финансового университета при Правительстве РФ напомнил, что китайцы очень неплохо обустроили тот порт, который они купили в Греции. «Очень неплохо его подняли. Сейчас итальянцы надеются, что то же будет с их Триестом. И не только с Триестом. Генуя и другие порты уже бегут к китайцам и говорят — чем мы хуже? Как кто-то сказал из тамошних экономистов «у нас африканские порты, не находящиеся в Африке». То есть те, которые могут связывать Африку, где у китайцев уже огромное присутствие, а во многих странах и доминирование, с Европой. Другие европейцы и США критикуют Италию в основном за то, что это первая страна большой семёрки, которая «продалась» Китаю. При этом внутри самой Италии около 60 процентов населения относится к Китаю негативно. И только 29 процентов позитивно».

Мирзаян отметил ещё одну китайскую особенность:

— Американцы будут делать упор на неспособность Китая в политическом плане защищать свои инвестиции. Он не только «сбегает» там, где на него оказывают давление в третьих странах типа Венесуэлы или некоторых африканских стран. Китай не может, например, политически обеспечить свои инвестиции в Средней Азии. Что позволяет американцам очень активно использовать там какие-то гражданские протесты для антикитайских действий. Китай вкладывает деньги и не может их защитить. Удивительно, но так происходит. И все сейчас это наблюдают. Китайцы считают, что пока рано вступать в конфликт с американцами. Лучше отойдём. Лучше ещё отойдём.

— А если американцы начнут везде на них давить? – поинтересовался ведущий.

— Вот тогда китайцы поймут, что отступать дальше некуда, позади Пекин, но будет уже поздновато, — ответил Геворг Мирзаян.

Олег Барабанов, профессор МГИМО: В Италии большая китайская диаспора. Есть город Прато в Тоскане недалеко от Флоренции. Это уже практически китайский город. И там недавно были китайские волнения. В Риме есть большой китайский район. Оттуда даже африканцы уходят. И правые итальянские националисты сегодня выступают против развития сотрудничества с КНР. Но есть и другая сторона. Со времён 1968 года в Италии сильные позиции занимают маоисты. Советскую систему там не любят, а маоистов и сочувствующих им в этой стране много, в том числе среди влиятельной интеллигенции. По крайней мере, к Мао и его идеям есть доброжелательный интерес. Это помогает китайскому продвижению в бывшую Римскую империю. Через 10-15 лет китайцы полностью заселят Флоренцию, и не часть Рима, а весь Рим, — то ли в шутку, то ли в серьёз закончил профессор МГИМО.

 

После этого Сергей Строкань, обозреватель «Коммерсанта», сказал, что очень мощный фактор, который подталкивает Китай и Евросоюз навстречу друг другу называется Дональд Трамп. Ещё в январе 2017 года, когда только что вступивший в должность Трамп не приехал в Давос и там была нервная обстановка, в Давосе выступил лидер авторитарного коммунистического Китая и сказал, что мы должны защищать либеральную международную торговлю. Бороться с попытками установить новые барьеры и вести торговые войны. Сегодня формируется «большая двойка» Евросоюз и Китай, вместе большой двойки США и Китай, о которой много говорили лет 15 назад, и которая так и не была создана. Эта новая структура позволит сохранить те институты, которые пытается сломать Трамп, действующий как националист, протекционист и лидер, не приемлющий ВТО и многосторонние соглашения. «Давайте называть вещи своими именами: сейчас, несмотря на все опасения, на все фобии, отношения Китая и Евросоюза переживают настоящий ренессанс», — предложил Сергей Строкань.

Вот тут и выступил уже знакомый нам Андрей Суздальцев, замдекана из московской Высшей школы экономики. Вот тут и заявил, что Китай на самом деле «скупает Европу», а Россия в этой большой игре вообще не при делах:

— Американцы прозевали Китай. Когда масса китайских инвестиций в Европу стала огромной, для США это была большая новость, и реакция последовала немножко истеричная. Но мы должны помнить, что противоречие между США и Китаем это главное противоречие XХI века. В том числе идёт борьба за Европу. За самый богатый, самый ёмкий рынок на планете. И в этой связи возникает вопрос: то, что мы сейчас наблюдаем и обсуждаем, это инвестиции в Европу или скупка? Я бы, пожалуй, сказал, что скупка. И Volvo продали и так далее. Вот это бесит, конечно, США и бесит часть истеблишмента европейского. Они боятся этого. Как нам здесь быть? Понимаете, наши наивные представления, что будет некая война за Россию, за то, к кому присоединится Россия – к Китаю вместе с Европой или к США с Европой против Китая – сегодняшние события подтверждают, что мы здесь, конечно, переменная величина.

— Получается, от нас ничего не зависит? – удивился ведущий.

— В данном случае нет.

— В «данном» это в каком?

— Вот в этом треугольнике «Китай – США – Европа» нас нет. Совсем.

С Суздальцевым заспорили. Как это «нас там нет»? Как это «от России ничего не зависит»? Быть такого не может! Россия великая ядерная держава и самая большая страна на планете!

Суздальцев немного посопротивлялся, но потом сдался.

***

© ZONAkz, 2019г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...