Является ли верным выбором планируемая Казахстаном смена алфавита?!

В Казахстане официальные печатные материалы главным образом составляются на русском и потом только переводятся на казахский язык. О том, каково качество таких переводов, широкая общественность имеет лишь отрывочное представление

Издание Eurasia Review опубликовало аналитическую статью Кейта Харрингтона под названием «Following The Trend: Kazakhstans Planned Alphabet Change — Analysis» — «Следуя тренду: Планируемая Казахстаном смена алфавита – анализ».

В ней говорится так: «Представляется небезынтересным решение Казахстана перейти на латинскую графику именно сейчас. Все другие постсоветские республики, сделавшие ранее аналогичный выбор, сменили кириллицу на латиницу с целью упрочения своей независимости. Казахстан же осуществляет переход на латинский алфавит в такое время, когда интеграции с Москвой отводится видное места в национальных программах действий.

В самом деле, утверждения, что такая мера поспособствует расширению доступности Казахстана для внешних инвестиций, звучат странно в условиях интегрирования этой постсоветской республики в Евразийский экономический союз. Каковы бы ни были причины, Казахстан делает верный выбор, введя новый алфавит. Только время покажет, было ли это правильным решением».

Кейт Харрингтон, специализирующийся на евразийских исследованиях ученый-социолог из Ирландского национального университета в Мейнуте, без колебаний берет на себя смелость заявить о том, что «Казахстан делает верный выбор, введя новый алфавит». Уж представителю Ирландии и ирландцев, чья продолжавшаяся на протяжении нескольких столетий борьба за независимость от британской короны увенчалась успехом только в начале прошлого века, должно быть, как нельзя лучше, известно то, что ни государственный суверенитет нации, ни ограничительные меры в отношении других языков не могут решить вопрос самоутверждения национального языка. Ведь в той же России перевод алфавита казахского языка на латинскую графику рассматривается в качестве попытки ограничить хождение русского языка в Казахстане. Если это так, то остается удивляться наивности авторов такой лингвистической реформы.

Законы развития и распространения языков не подчиняются воле политиков. Пример той же Ирландии, родины автора вышеназванной статьи, тому прекрасная иллюстрация. Мы знаем, сколь долго и упорно боролись ирландцы за независимость от Британской империи. Между ними и англичанами были не только этнические и языковые, но и религиозные различия. В начале XX века Ирландия обрела независимость, а ирландский (гэльский) язык — статус государственного языка. И что же? К середине 1970-ых годов этим языком владели всего 50 тысяч человек, да и то в основном пожилые люди. А в Ирландии не ирландцев практически нет. Но к настоящему времени нет уже практически и ирландского языка. Людей, владеющих им, не осталось, несмотря на то, что он в Конституции по-прежнему фигурирует как государственный язык. А вот Уэльс — всего лишь административно-политическая часть Великобритании. Его коренные жители валлийцы никогда всерьез не помышляли о суверенитете, да и не было у них особых противоречий с англичанами. Однако, судя по итогам переписи 2011 года, 583 тысячи человек или 20 процентов населения Уэльса, владеют валлийским (по сравнению с 20,8 процента в 2001 году).

валлийцы

Валлийцы признаны древнейшими жителями Британии

Валлийский язык остается живым; он используется в повседневной жизни многих тысяч людей и присутствует в Уэльсе повсеместно. Местные советы и Национальная ассамблея Уэльса используют валлийский язык в качестве официального, издают официальные печатные материалы и сообщения с валлийскими версиями. Именно валлийские версии – а не сплошные переводы с английского оригинала.

У нас же в независимом Казахстане официальные печатные материалы главным образом составляются на русском и потом только переводятся на казахский язык. О том, каково качество таких переводов, широкая общественность имеет лишь отрывочное представление постольку, поскольку их системная оценка не проводилась. А вот об уровне грамотности при публичном использовании государственного языка в таких сферах, как рекламная деятельность и торговля дает предметное представление выступление юмориста Турсынбека Кабатова с концертной программой «16.12.2018 – Әзіл әлемі. Жаңа бағдарлама – YouTube», выложенной в Ютубе. Там он говорит так: иногда при знакомстве с той или иной рекламой в Астане бывает, что, если не увидеть ее русскоязычную часть, смысла казахскоязычной части вообще не разобрать. Артист приводит тому множество примеров.

Таков уровень переводов при публичном использовании казахского языка. Подобная реальность позволяет предположить, что он сейчас идет по пути, схожему с ирландским языком. Все, буквально все, кто достаточно хорошо говорит и читает по-казахски, признают то, что их качество с течением времени не улучшается, а ухудшается. Это говорит о том, что используемый на публичном уровне казахский язык в его нынешнем виде уже не является самобытным. И это в такое время, когда страна собирается отметить 30-летие принятия закона, придавшего казахскому языку статус государственного языка Казахстана.

И вот что еще представляется примечательным. Выступление юмориста Турсынбека Кабатова с вышеназванной программой показывалось 16 декабря 2018 года. В столичной мэрии сколько-нибудь публично-заметная реакция на него наметилась, насколько можно судить, лишь ближе к середине апреля нынешнего года. В прошлую субботу издание Newtimes.kz опубликовало материал под названием «Акимат обратился к астанчанам из-за ошибок в рекламе на казахском языке». Там сообщается следующее: «В акимате Нур-Султана в ходе круглого стола, состоявшегося в рамках проекта «Чистота языка – дело общее для всех», дан старт одноименной двухмесячной акции.

По словам главного специалиста управления по развитию языков и архивного дела Айгуль Имангали, в рамках акции они проинспектируют все незаконно установленные объекты, а также несоответствующие языковым нормам наружной рекламы, и дадут соответствующие рекомендации, разъяснят нормы закона «О языках» владельцам данных бизнес-объектов.

«В наше управление со стороны жителей поступает очень много жалоб на наличие грубых ошибок в текстах наружной рекламы, написанных на государственном языке, во многих других визуальных материалах, а также на несоблюдение других требований законодательства. Мы не преследуем цель наказать кого-либо, мы будем разъяснять основные требования закона, это наша главная цель», – говорит Айгуль Имангали.

В ходе акции также будут проведены семинары-тренинги для сотрудников КСК. По словам А. Имангали, начиная с подъезда, вся визуальная информация будет упорядочена так, чтобы она соответствовала всем требованиям законодательства».

Хорошее, казалось бы начинание. Но есть ли гарантия, что в дальнейшем уже не будет массы таких рекламных несуразиц на казахском языке? Но… Но акимат Астаны не впервые берется за такое дело. На его сайте можно обнаружить материал под названием «В Астане следят за качеством наружной рекламы», опубликованный 3 декабря 2014 года. То есть – за четыре года до того, как юморист Турсынбек Кабатов со сцены заявил такое: при знакомстве с той или иной рекламой в Астане бывает, что, если не увидеть ее русскоязычную часть, смысла казахскоязычной части вообще не разобрать. Выходит, если что-то и меняется в этой сфере столичной жизни, то, видимо, не в лучшую сторону. О чем тут еще можно говорить?!

***

© ZONAkz, 2019г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...