Война Миров. Как делить Арктику?

У Москвы и коллективного Запада очень разные взгляды на крайний север планеты

У Арктики нет такого правового статуса, как у Антарктиды. По шестому континенту есть конвенция от 1 декабря 1959 года (вступила в силу 23 июня 1961 года). Однако даже устоявшаяся ситуация по Антарктиде не отменяет территориальных претензий на нее со стороны сразу семи государств (успели оформить все бумаги еще до договора по Антарктиде). Что уж говорить про Арктику, где нефть, газ, рыба и другие биологические ресурсы представлены в промышленных масштабах. В XXI веке ценным товаром стали еще и айсберги (пресная вода) с торговыми путями. Позиции у заинтересованных государств сильно отличаются – порой диаметрально – поэтому весовые игроки подкрепляют их силовым ресурсом. Военная мощь России в арктической зоне за последнее десятилетие выросла в разы, а значит и переговорная позиция стала гораздо основательнее. Тот факт, что на V Международный арктический форум в Санкт-Петербург прибыло в полтора раза больше участников, чем в 2017 году, все это лишний раз подтверждает.

арктический форум

Северный морской путь – это вызов не только портам и терминалам южных морей, но и военным возможностям США. Сегодня Пентагон и его союзники надежно контролируют Малаккский и Зондский проливы – главные торговые ворота Китая во внешний мир. Еще ни разу Вашингтон не перекрывал Пекину морские коммуникации, однако сама такая военно-техническая возможность заставляет Поднебесную искать альтернативы. Но если сухопутные маршруты через Центральную Азию (включая Казахстан) – это всего лишь «калитка» по масштабам международной торговли, то Севморпуть по своему потенциалу может полноценно конкурировать с южными морями.

Россия рассматривает Северный морской путь в качестве своей суверенной территории от Мурманска до Берингова пролива по всей арктической зоне. С этим в разной степени не согласны не только те государства, которые имеют прямой выход в Арктику вроде США, Канады, Дании, Норвегии, но и «околоарктические» – Великобритания, Франция, Испания, Япония. Финляндия, например, по итогам Второй мировой войны прямой выход в Северный ледовитый океан потеряла (территория отошла к СССР), а потому российский принцип проводить линии к Северному полюсу от края береговой полосы Хельсинки категорически не устраивает. Особая позиция у Швеции, которая после того, как Норвегия стала независимым от Стокгольма государством, тоже от Севера отрезана. Такой стране как Исландия в условиях фактического крушения международного права очень трудно отстаивать свою позицию (пусть остров и входит в НАТО), а вот России гораздо легче, но и это требует ресурсов. А еще есть полярный архипелаг Шпицберген, который по территориальной принадлежности норвежский, однако та же Россия осуществляет на нем хозяйственную деятельность законно, в соответствии с особым международным правовым статусом архипелага. Норвегия – член НАТО, но Шпицберген и прилегающие к нему воды – это демилитаризованная зона (тоже согласно международным договорам).

Своего рода символом российского военного присутствия в Арктике стала база противовоздушной обороны Трилистник на острове Земля Александры в архипелаге Земля Франца-Иосифа (восточный сосед Шпицбергена, который ни под какие антивоенные международные договоры не подпадает). В настоящее время Россия ведет разработки авианосца и ракетных крейсеров-ледоколов, способных эффективно действовать в условиях Арктики. Государственные установки заданы, но вопрос в финансировании остается открытым.

Ледокольный флот в рамках арктических программ – отдельная тема. Москва настаивает, что проводка судов по Севморпути должна осуществляться ее ледоколами. По примеру того, как через Суэцкий канал все корабли проходят с использованием египетских лоцманов. Западные государства возражают, поскольку Суэцкий канал – это рукотворное сооружение, а воды Северного морского пути имеют природное происхождение и должны регулироваться по нормам международного морского права. В общем, споры продолжаются. В любом случае от Кольского полуострова и до Чукотки все порты на Севморпути находятся на российской территории, а это важный международный козырь.

Главный экономический игрок на Северном морском пути сегодня Китай. Без китайских контейнеровозов Москве нет смысла вкладываться в расширение инфраструктуры портов за полярным кругом, поскольку с собственно российским товаропотоком на данном маршруте они в целом справляются.

Китайский «Один пояс и один путь» (объединение проектов «Экономического пояса Шелкового пути» и «Морского шелкового пути XXI века) имеет как узкое трактование, так и широкое. При втором варианте Северный морской путь логично укладывается в китайскую концепцию радиальных транспортных маршрутов во все стороны света из Поднебесной, где одни морские и сухопутные магистрали дублируют и страхуют другие, чтобы в итоге иметь устойчивую коммуникационную сеть глобального масштаба. Разумеется, Россия Владимира Путина (в российской политической конструкции критически важна фигура первого лица, поэтому не факт, что кто-нибудь другой во главе Кремля проводил бы аналогичную политику) наращивала бы военные мускулы в Арктике и без китайского фактора. Однако маяк денег за транзит от Пекина позволяет значительно форсировать оборонные усилия на северном направлении. Протоптанная – в случае успеха – Китаем торговая дорога через воды Северного ледовитого океана неизбежно потянет за собой Южную Корею и Японию, потому что бизнесмены умеют считать деньги.

Формат, протекание и итоги Международного арктического форума «Арктика – территория диалога» показывают, что время психологии нищих в России закончилось. Мы сейчас говорим о российских элитариях, которым принадлежат месторождения, рыбозаводы, порты, пароходства, нефтяные платформы и прочие материальные активы. Теперь уже не может быть речи о ситуации с разграничением морских экономических зон между СССР и США в 1990 году, которое от Советского Союза подписал Эдуард Шеварднадзе, министр иностранных дел. Тогда Шевардназде, как голодранец (по меркам российской правящей элиты), сдал общие (государственные) стратегические ресурсы в обмен на тактические (личные) для себя. Теперь в российской Арктике у всего есть хозяин, а для хозяев мелочная торговля – это образ жизни. Разумеется, торговля по-крупному тоже ведется, но уже с качественно иной картиной мира в голове.

***

© ZONAkz, 2019г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...