Решится ли власть на жертвоприношение?

Нужно заканчивать с играми и экспериментами в экономике

Недавно глава государства обозначил ключевые направления антикоррупционной политики. Интернет-газета ЗОНАКЗ писала о том, какие болевые точки он обозначил. И среди семи задач самой последней в списке была названа едва ли не самая главная – «совершенствование системы госзакупок и снижение административного давления на бизнес».

«Сейчас государственные закупки проводят 25 тысяч организаций. Затруднен их антикоррупционный контроль. Необходима централизация госзакупок с освобождением руководителей бюджетных учреждений, особенно социальной сферы, от их проведения. Ставлю задачу разработать ясные механизмы, которые исключат вмешательство политических служащих в проведение госзакупок в центральных органах», — указал Касым-Жомарт Токаев.

***

То, что система, при которой узкий круг лиц распоряжается государственными финансами, предназначенными на закупку необходимых товаров и услуг, по своему разумению, определено верно. Скандалов и разоблачений в этой сфере очень много. Но ведь важна причина, по которой это возможно. Хороший врач лечит не симптомы болезни, а ее исходный код, причину. Точно также и хороший управленец должен разобраться, найти причину и понять, как исцелить систему.

госзакупки

И причина, конечно, не в том, что какие-то бюджетные организации проводят государственные закупки – это необходимость, это винтик выстроенной конфигурации взаимоотношений. Да, где-то есть дефицит квалифицированных кадров, кто-то недостаточно компетентен, кто-то выполняет свою работу формально, без ответственного и профессионального подхода, а кто-то воспринимает государственные финансы как кормушку. Эти проблемы реальны, но это не значит, что централизация госзакупок, создание ответственного органа или, вполне вероятно, национальной компании, помогут экономить бюджет, значительно повысить эффективность использования госсредств и будет применяться иной, чем сейчас подход. Это мечта, это стремление, но не факт, что все будет именно так, как задумано.

А все потому, что глубинная причина всех коррупционных бед не в том, что каждая отдельная организация проводит конкурсы и тендеры для себя. А в том, что на определенном этапе развития Казахстан, пытавшийся встать на рыночные рельсы, вдруг соскользнул и пошел в другом направлении. Это произошло в начале 2000-х годов, с созданием «Самрука» и «Казыны», а потом их альянса. Они стали прообразом других холдингов и провозвестником государственного капитализма.

Чтобы обеспечить их фронтом работы, обосновать, так сказать их жизненную необходимость, в стране начали создаваться не десятки, а даже сотни и тысячи компаний, их «дочки» и «внучки». И вот результат – 25 тысяч организаций (!) проводят госзакупки. Значит, все эти 25 тысяч организаций формально являются государственными.

И под эти компании сформирована своя «инфраструктура» — целая горизонталь компаний, которые фактически принадлежат действующим политикам, чиновникам, их женам, детям, братьям, ближайшим родственникам.

Такие фирмы подвизаются только на государственных закупках, у них щедрое и устойчивое финансирование, высокая маржа. В рыночных отношениях они не участвуют, поскольку реальной потребности в их товарах и услугах у рынка нет. Среди них и такие, которые сами ничего не производят, они всегда пользуются только услугами субподрядчиков. Но все ништяки, венец которой фантастическая рентабельность – это их конек.

Здесь бы президенту поставить вопрос по-другому: не отобрать у «двадцатипятитысячников» функцию госзакупок, а посмотреть, так ли они вообще необходимы государству.

***

И вот новая инициатива президента. 24 мая он объявил мораторий на создание новых государственных компаний. Но моратория мало. Нужно принципиально разобраться со всем тем хозяйством, которое сформировалось за все эти годы под государственным зонтиком.

До 1 сентября правительство должно провести ревизию всех разрешенных видов деятельности госкомпаний и внести предложения по их сокращению. Вектор задан верный: необходимо четко определиться с границами государства в экономике. «Нельзя забывать, что системная конкурентоспособность экономики формируется за счет частного бизнеса», — сказал президент.

Это не только вопрос конкуренции, но и набивший оскомину вопрос финансовых нарушений и коррупции. Мало того, что государственный сектор сам по себе прожорлив и неэффективен, он еще производит достаточно большое количество государственных программ, инициатив (вроде проведения EXPO и дорогостоящих форумов и конференций), инициирует создание все новых структур, которые расширяют ареал государственного влияния на экономику.

Вот, например, будет создан Казахстанский инвестиционный фонд развития», на что требуется аж 370 млрд. тенге, которые, как предполагается, будут выделены за счет средств Национального фонда. И это при том, что существует Инвестиционный фонд Казахстана с 2003 года! Сегодня единственным акционером этого фонда является национальный управляющий холдинг «Байтерек». Новый же фонд, вероятно, будет базироваться при МФЦА, первый руководитель которого, конечно, обладает исключительным талантом убеждения тех, кто отвечает за финансовые потоки. И разница лишь в том, что старый фонд сосредоточил свои действия на управлении стрессовыми активами, а новый будет специализироваться на прямых инвестициях.

То есть, в период моратория уже есть одно исключение из правил, а сколько еще будет? Стоит вспомнить наш недавний опыт, четырех-пятилетней давности, когда была объявлена приватизация и фактический запрет на создание госкомпаний. И что же? Не разгребли авгиевые государственные конюшни, идет строительство новых…

Так вот, если есть желание бороться с коррупцией – нужно сокращать уровень государственного участия в экономике, нещадно резать его по живому. Чем больше госсектор, тем выше уровень коррупции. Вот что должна понимать власть.

***

© ZONAkz, 2019г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...