Сколько партий нужно Казахстану?

Сетевые СМИ о плюрализме в обществе

Мэлс ЕЛЕУСИЗОВ«Мэлс Елеусизов вновь создаёт партию» — Об этом лидер экологического союза «Табигат» заявил 9 октября — Идея о партии не нова, о ней много говорили, и всё делаем, что бы она осуществилась. Мы создали партию в 1993 — тогда народ проигнорировал, потому что никто не хотел другой партии, кроме КПСС, но вопрос назрел. Ситуация экологическая критическая, и все прогнозы, которые озвучивают учёные на саммитах по спасению климата, сбываются. Сейчас главы правительств, государств говорят об экономике, но не говорят о природе и экологии. И у Казахстана есть проблемы – к примеру, тают ледники. И нельзя умалчивать это дело. Я — человек политический: участвовал в выборах президента, мажилиса, и моя задача – говорить об этом, поднимать эти проблемы перед общественностью. Я привлекал внимание к проблемам сточных вод, мегаполисов, Балхаша, Каспия, Арала. Но власти не предпринимали никаких действий.

Мэлс ЕЛЕУСИЗОВ сообщил, на какой стадии находится создание партии — Мы создали манифест и будем следовать закону в создании партии. Сейчас мы должны провести собрание, у нас есть программа, которая будет приниматься на съезде. Мы ещё не занимались регистрацией и сбором подписей. Прекрасно понимаем всю сложность и отношение государства к новой партии, но у нас нет страха перед этим.

Назира ДАРИМБЕТ – «В Казахстане бродит идея создания исламской партии» — Готовы ли казахи создать политическую партию по религиозному признаку, задался вопросом постоянный автор портала Abai.kz Абил-Серик АЛИАКБАР.

Власти Казахстана, пишет он, любят проводить всякие мероприятия на международном уровне, объединяющие представителей различных конфессий, но почему-то не хотят появления в своей стране исламской партии.

«В стране 90% населения – мусульмане, почему попираются их права, утвержденные Конституцией? Во всех демократических странах мира сегодня партии религиозного толка участвуют в выборах, защищая права избирателей. Почему же у нас мусульман не хотят допускать в парламент? Думаю, этот вопрос задавал себе каждый мусульманин в Казахстане», — убежден Алиакбар.

Поднимая этот вопрос, автор ссылается на международный опыт — «В Японии есть буддистская партия Комэйто, в парламентских выборах 2016 года она набрала 13,5% голосов и заняла 25 мест в парламенте. В Израиле из 50 политических партий около 40 – религиозные. Возьмем Европу, на которую мы всегда стремимся равняться, там тоже религиозные партии участвуют постоянно в выборах. Примером для нас может быть Прибалтика, первая избавившаяся от влияния СССР. В Латвии это Христианско-Демократический союз, в Литве – объединение «Демократы христианской Литвы», Литовская христианско-демократическая партия, в Эстонии — партия «Isamaa». В Германии фракция Христианско-Демократического и Христианского социального союза набрала на выборах в Бундестаг в 2017 году 34,7% голосов».

Анар МУСТАФИНА – «Салафиты и гюленисты борются за власть в Казахстане» — «Салафиты упорно впихивают арабские традиции, и они уже действуют. Гюленисты хотят, чтобы действовала политика, разрушающая турков изнутри» — Такое мнение на портале Skifnews.kz высказал автор Баглан КИЛЫБАЙ.

По его мнению, с начала 2000-х годов во внутреннюю политику стали вмешиваться различные религиозные течения. Их неистовые представители крепко сидят на своих местах. При этом он считает, что в политику вмешивается не религия, а секты, которые ей прикрываются.

«Все жаждут только одного — власти. Хотят взобраться наверх и вести свою политику. Салафиты упорно впихивают арабские традиции, а гюленисты хотят, чтобы действовала политика, разрушающая турков изнутри. И обе эти группы стыдятся быть казахами. Они отвергают традиции и обычаи предков», — пишет автор.

Журналист приводит в пример материал Турарбека КУСАИНОВА. Он написал, что секты и политика давно и тесно связаны — «Основной особенностью отличия исламских течений от организаций, построенных на чужих религиозных идеологиях, является то, что они постоянно стремятся найти сторонников в ветвях государственной власти. Это не только часть стратегического плана достижения власти, но и ресурс, обеспечивающий их безопасность», — написал Турарбек Кусаинов.

А для реализации такого плана заблудшие течения хорошо используют «механизмы воздействия на чувства» — традиции, национализм, патриотизм. Поэтому они дополняют свои ряды поэтами, писателями, журналистами, певцами, актерами и спортсменами, которые могут умело «проповедовать».

Иногда они даже выступают с духовными темами перед военными и полицейскими, обеспечивающими сохранность нашей территории. «В религии принуждения нет», говорят религиозные идеологи, но их действия иногда выходят за рамки принципа светскости. При благоприятном моменте, используя властные ресурсы, они могут привести к нестабильности в обществе… Я заметил, что среди проповедников религиозных идеологий идет борьба за привлечение в свои ряды того или иного авторитетного человека во власти», — пишет Турарбек Кусаинов.

По его словам, в свое время гюленисты на время объединились с салафитами и были даже близки к ДУМК. Информационно-идеологическая база этой группы в то время была слабой. И только поэты-айтыскеры, будучи приверженцами салафитов, иногда критиковали практикующих зикр. Также, по его мнению, многие из придерживающихся салафитского течения являются «технарями».

В их числе выпускники военных учебных заведений, получившие образование в различных отраслях экономики.

«Но также стоит учесть и малообразованных салафитов. Именно они, поддавшись эмоциям, выдают своих духовных наставников во власти. А гюленисты своих не выдают. У них нет каких-либо внешних признаков — бород и коротких штанов. Они могут быть рядом. И это опасно для общества», — пишет автор.

Ермурат БапиНазира ДАРИМБЕТ — «Ермурат Бапи: новый «хозяин» ОСДП – беглый олигарх» — Полноправным «хозяином» партии ОСДП теперь является экс-аким Атырауской области Бергей РЫСКАЛИЕВ, скрывающийся в Лондоне. Об этом на пресс-конференции в Алматы заявил главный редактор газеты «ДАТ. Общественная позиция» Ермурат БАПИ, которого бывшие соратники по партии недавно сняли с поста председателя, а затем обвинили в невозврате огромного долга.

Ермурат Бапи вышел к прессе, чтобы объяснить свою позицию и причины появления инсинуаций вокруг Объединенной социал-демократической партии (ОСДП) «Ақиқат» и его имени. По его словам, на момент его избрания председателем партии, долги уже были огромными, но он про них не знал.

«Казахстанские власти спокойно регистрируют проамериканские НПО и партии» — Примечательность политической авторитарной системы в Казахстане заключается в том, что ни одна общественная организация или партия не может появиться без позволения власти. Акорда жестко контролирует процесс партийного строительства, создания профсоюзов и объединений. Их регистрация для «чужаков» чрезвычайно затруднена, а порой просто невозможна. Однако в последнее время мы видим появление проамериканских организаций, некоторые из которых претендуют на роль партий, как, например, «Республика», а другие стремятся объединить вокруг себя протестные группы, как тот же «Оян Казахстан».

Казахстанские власти после ряда проволочек все-таки зарегистрировали общественное объединение «Атажурт ериктилери», выступающее в защиту этнических казахов, проживающих на территории Синьцзян-Уйгурского автономного округа, что сразу же вызвало похвалу со стороны высокопоставленного сотрудника Государственного департамента США Элис Уэллс.

Как мы писали ранее, первыми политическими птенцами после бесславного роспуска движения «Жана Казахстан» стали объединение «Оян Казахстан», принявшее участие в создании Коалиции гражданских инициатив, и движение «Республика», создающее сейчас целую партию. Эти две организации включили в перечень своих программных требований недопущение строительства АЭС и применения российских технологий в Казахстане, что сразу показывает, кто их истинный заказчик и создатель. То есть, тут же проявился антироссийский вектор их деятельности, который охотно ретранслируют многие официальные СМИ внутри страны.

Так, во время презентации «Оян Казахстан» на пресс-конференции в июне этого года выступили 5 человек, 4 из которых оказались активными участниками программ Фонда Сороса и иных иностранных центров. Пятый, политолог Димаш АЛЬЖАНОВ, — экс-координатор программ Национального демократического института (NDI) и участник наблюдательной миссии ОБСЕ на Украине в 2014году. Все они лояльны и находятся на хорошем счету у определенных групп на властном Олимпе, так как им свободно разрешают проводить митинги и шествия в центре Алматы без каких-либо задержаний. Они также свободно проводят собрания, круглые столы и пресс-конференции в престижных залах.

Важным шагом стало инициирование активистами «Республики» в преддверие предстоящих парламентских выборов создание партии с таким же названием. Их эмиссары сейчас проводят собрания гражданских активистов в разных регионах, где пропагандируют идею создания такой партии в качестве некой «альтернативы» Нур-Отану и призывают всех недовольных и протестно настроенных граждан принять участие в ее регистрации. Представители объединения считают, что в стране после переизбрания руководства ОСДП нет ни одной партии, способной выступить против нынешнего курса и считают, что необходимо срочно такую партию сформировать.

Примечательно, что ряд активистов «Республики» являются журналистами государственных СМИ, которые якобы уволились из-за несогласия с руководством, а затем приняли участие в предвыборной кампании такого же альтернативного прозападного кандидата Амиржана КОСАНОВА, являвшегося одним из лидеров «Жана Казахстан». То есть, фактически деятели этого объединения, изображающие сейчас бурное партийное строительство, являются прямыми правопреемниками этого националистического проамериканского движения и стараются создать очередной канал для выпускания пара социального и политического недовольства в стране.

Подобный проект интересен и важен как для Акорды, так и для посольства, и, соответственно, Госдепа США, так как создает легальную прозападную оппозицию, которая будет выступать как против дальнейшей интеграции Казахстана с ЕАЭС, ШОС, ОДКБ, организации совместных экономических и энергетических проектов, так и ратовать за расширение стратегического партнерства с Западом и за привнесение псевдодемократических и националистических ценностей в сознание молодежи и широких слоев этнических казахов.

Этот опасный путь регистрации одних националистических и прозападных объединений и партий, и категорический отказ другим организациям в легализации их деятельности, например, тем же наблюдателям и независимым профсоюзам, будет способствовать как размежеванию среди общественных активистов по национальному, идеологическому и языковому признаку, так и приведет к формированию новых деструктивных праволиберальных и ультраправых радикальных сил.

По сути, зачищенное политическое поле в Казахстане сейчас попросту засеивается сверху новой молодой плеядой искусственных политиков и активистов, способных вырасти в сорняки и ядовитую траву, нацеленную помешать появлению и росту истинных народных образований и движений снизу.

Бахытжан КОПБАЕВЖанар ТУЛИНДИНОВА — «Бакытжан Копбаев: Если националисты в Казахстане рвутся к власти, интернационалисты обязаны создать партию» — Недавно лидер «Казахстанского общества интернационалистов» Бакытжан КОПБАЕВ заявил о намерении создать на основе движения политическую партию. Мы встретились с гражданским активистом, чтобы узнать, какие проблемы волнуют сегодня интернационалистов Казахстана, какую политическую повестку они продвигают и насколько высоко они оценивают вероятность институализации своего проекта в формате политической партии, а также свои шансы на участие в парламентских выборах 2021 года.

Наше движение работало задолго до событий в Караганде, просто казахстанские медиа обратили на нас внимание только после моего появления на российском канале NewsFront. Еще в октябре прошлого года мы составили список из 150 радикальных казахских националистов и передали его в КНБ. Уже тогда мы предупреждали, что некоторые из этих людей могут разжечь конфликт на межнациональной почве в Казахстане – и события в Караганде это подтвердили.

Мы сделали анализ, кто является организаторами радикальных националистических групп, какие финансовые структуры их поддерживают, какие гранты и от каких организаций они получают, в каких сферах работают, кто во власти их поддерживает. В начале года мы вступили в жесткое противостояние с группой казахстанских радикальных националистов, которые называли себя «казахофашистами». Эта группа действовала в Алматы, у нее была и своя радикальная идеология, и символика в виде свастики, выполненной с применением казахского традиционного орнамента… Все эти вещи мы «заскринили» и передали правоохранительным органам.

Ситуация с приходом Токаева изменилась кардинально. Отмечу, что раньше многие радикальные националистические группы козыряли своими связями на самом верхнем уровне власти – не знаю, насколько это соответствовало реальности, но с их слов было именно так. Вероятно, они были проектом отдельных элитных групп. Повторюсь, что ситуация после политического транзита изменилась очень сильно. Токаев, на мой взгляд, является одним из самых убежденных и последовательных интернационалистов в казахстанском госаппарате.

Наши основная повестка – интернационалистская. Но также мы имеем потенциал оформиться как социалистическая партия. Я сам бизнесмен и потому в сфере экономики отдаю предпочтение либеральным взглядам и свободным рыночным отношениям. Однако на нынешнем этапе для Казахстана предпочтительным является рыночный социализм и государственно-частный капитализм, образцом которого я считаю Беларусь. Полагаю, что для нас приемлем белорусский опыт управления стратегическими отраслями и социальной сферой.

***

© ZONAkz, 2019г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...