Кто более прав – S&P-пессимист или Нацбанк-оптимист?

Аналитики советуют Казахстану избегать государственной поддержки банков, а регулятор почти уверен в том, что те в помощи не нуждаются

Кровеносная система банков истощена. Уже несколько лет она страдает от токсических активов, а на днях эксперты международного рейтингового агентства S&P Global Ratings поставили еще один неутешительный диагноз: малокровие.

Цена оздоровительных процедур может достигать фантастической суммы – 1 трлн. тенге. Именно столько может потребоваться казахстанским банкам, если они не смогут чудодейственным способом избавиться от токчисных активов. В настоящее время уровень покрытия проблемных кредитов резервами в большинстве казахстанских банков остается чрезвычайно низким, составляя около 50%. И, видимо, придется создавать дополнительные резервы.

Эта аналитическая деталь – не полная неожиданность: казахстанские банки действительно никак не могут покинуть зону цугцванга. Но названная сумма – с двенадцатью нулями – выглядит, конечно, вызывающе. В отчете S&P Global Ratings «Оценка качества активов может выявить потребности казахстанских банков в формировании дополнительных резервов» говорится о том, что 1 трлн. тенге эквивалентен 2% ВВП. Немало, скажем так. И, кстати, аналитики добавляют, что эта сумма более чем в два раза превышает объем чистой прибыли банковской системы в 2018 году! Сможет ли банковский сектор изыскать такие резервы?

Конечно, все эти годы предпринимались усилия на разном уровне, чтобы банки чувствовали себя более-менее дееспособными. Проведены мероприятия по докапитализации банков и выкупу проблемных кредитов. Это позволило сохранить показатели достаточности капитала на стабильном уровне. Но аналитики S&P Global Ratings с сожалением констатируют, что «тем не менее уровень капитализации банковского сектора Казахстана остается достаточно низким как в региональном, так и в международном контексте».

«Расчистка» банковского сектора не сотворила чудо. «Мы по-прежнему оцениваем кредитное качество казахстанских банков как низкое, о чем свидетельствует низкий медианный рейтинг – «В». Мы отмечаем значительный объем проблемных активов, не имеющих покрытия резервами, агрессивную практику кредитования и низкое качество корпоративного управления казахстанских банков», – такой вывод S&P звучит едва ли не как смертельный приговор.

При этом аналитики не претендуют на то, что их выводы – истина в первой инстанции. Но они делают недвусмысленные намеки на то, что в некоторых банках ситуация может быть хуже, чем они предполагают, а потому может потребоваться гораздо больше денег для их поддержки. Эта поддержка может прийти со стороны как регулятора, который, возможно, сочтет необходимостью урегулирование проблемных кредитов, так и со стороны акционеров. Второй вариант, если рассматривать вопрос с точки зрения интересов экономики, наиболее предпочтителен: большинство хозяев банков, увы, не проявляют активности все эти кризисные годы, благосклонно принимая государственную помощь, которая периодически проливается щедрым дождем. Впрочем, эксперты не исключают такой перспективы. Государство, видимо, будет помогать банкам и впредь, ведь прогноз в отношении самочувствия банков неутешителен.

Однако в комментариях КазТАГ директор направления «Рейтинги финансовых институтов» S&P Global Ratings (S&P) Ирина Велиева послала месседж казахстанским властям, отметив то, что правительства и центральные банки в Европе, США и на развитых рынках постепенно отказываются от предоставления поддержки крупным, системно значимым банкам.

По ее словам, в развитых странах происходит переход к тому, что крупные, системно значимые банки должны иметь план на случай возникновения финансовых затруднений, по которому они будут оздоравливаться самостоятельно, не прибегая к помощи государства.

Суждения и выводы заморских экспертов явно не понравились регулятору, и он решил их дезавуировать. Заместитель председателя Национального банка Олег Смоляков заявил о том, что AQR (аудит банков) еще не завершен, и даже его предварительные результаты еще не готовы. Оценку банков планируется завершить только к концу текущего года. И только после этого будут выработаны соответствующие планы корректирующих действий по каждому банку. Вероятно, это будут предписания со стороны Национального банка.

Олег Смоляков

Заместитель председателя Национального банка Олег СМОЛЯКОВ. (Фото: inbusiness.kz)

Поэтому зампред предостерегает делать преждевременные выводы. Он считает, что основные убытки, связанные с переходом на новые международные стандарты, уже отражены в текущих резервах банков. Кроме того, в настоящее время объем банковских резервов в системе составляет 2,3 трлн. тенге, что в значительной степени превышает размер неработающих кредитов в сумме 1,3 трлн. тенге.

Коэффициент покрытия резервами по NPL неработающих кредитов по банкам-участникам AQR составляет порядка 90% при текущем запасе капитала – 1,5 трлн. тенге, что, по мнению Олега Смолякова, позволяет говорить о значительном запасе капитала для покрытия дополнительных рисков.

Получается, что регулятору волноваться не о чем, и как будто бы даже острой потребности в AQR и не было…

В общем-то, эта виртуальная битва с полярными точками зрения – лишь небольшое шоу. Без которого финансовый рынок мог вполне обойтись. Уже скоро интрига будет раскрыта. Вот тогда мы и узнаем, кто был более прав – S&P-пессимист или регулятор-оптимист.

***

© ZONAkz, 2019г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...