Война Миров. Чилийское экономическое чудо сдохло. Теперь Чили – это Северная Корея капитализма

Массовые протесты держатся на фундаменте широких слоев обездоленных

Массовые акции протеста в самой благополучной почти по всем рейтингам стране Латинской Америки стали неожиданностью не только для ее властей. Те российские СМИ, которые восхищались Чили в 2014-ом и ставили в качестве положительного примера, теперь информируют об убытках от беспорядков. Для Казахстана Чили – страна не чужая. По чилийской модели организована работа пенсионной системы Казахстана. Правда, в Чили накопительная пенсионная система хорошего результата тоже не дала. Затяжные и ожесточенные столкновения демонстрантов с полицией заставили пристальнее вглядываться в оборотную сторону «чилийского чуда».

Чили

(Фото: Marcelo Hernandez/Getty Images)

К Чили трудно подходить с казахстанскими мерками. Например, численность населения в двух странах почти одинаковая, но представить демонстрацию протеста численностью 1,2 млн человек в Казахстане невозможно, а в Сантьяго она прошла. Тем не менее, похожие черты все-таки имеются. У Чили есть своя «нефть» в виде меди, которая очень помогала экономике и бюджету страны в период хорошей мировой конъюнктуры на этот металл и теперь прежних денег сильно недостает при упавших ценах. Неравенство в доходах различных групп населения у Казахстана и Чили тоже вполне сопоставимо.

О степени накопленного в чилийском обществе напряжения можно судить хотя бы по формальному поводу для акций протеста и беспорядков – повышение цены проезда в метро. Шестого октября было объявлено о подорожании в среднем на 30 песо – до 850 песо ($1,2), а уже 20-го октября стало известно, что метрополитен Сантьяго понес ущерб в $200 млн из-за актов вандализма. Пострадали 77 станций из 136, при этом на 20-ти были устроены пожары. Нужно особо указать, что метро в Сантьяго – это фактически единственный государственный актив в системе транспорта. Чили исповедует неолиберальную модель хозяйствования, поэтому на государство приходится не более 3% во всей экономике.

Плоды с дерева «экономического чуда» распределялись среди чилийцев крайне неравномерно. По коэффициенту Джини – показателю, измеряющему уровень неравенства – Чили занимает одно из худших мест в списке стран Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). Чилийский индекс Джини равен 0,46, где 0 – полное равенство, а 1 – полное неравенство. В результате Чили попадает в число стран с наибольшим неравенством среди группы из 30 самых богатых государств мира. Доход самых богатых чилийцев в 13,6 раза выше, чем у самых бедных жителей.

Когда вводилась накопительная пенсионная система, то предполагалось, что если люди будут отчислять 10% своих доходов в течение 37 лет – в итоге получат пенсии в 70% от уровня своей зарплаты. Однако средний показатель пенсий (по данным ОЭСР) менее 40% от зарплаты. Треть чилийцев занята в неформальном секторе, а потому накопительной пенсионной системой не охвачена. Общие цифры в данном разрезе вполне сопоставимы с казахстанскими «самозанятыми».

К низким пенсиям и зарплатам добавляется неудовлетворенность людей уровнем образования и здравоохранения. Все высшее образование в стране частное и платное. Есть государственные школы, но люди с деньгами предпочитают отдавать детей в частные. Бесплатной медицины нет. По оценкам, средняя семья в Чили около 10% своих доходов может тратить на пенсионное обеспечение, и еще около 40% – на выплаты за свое обучение и обучение своих детей. В итоге это привело к росту долговой нагрузки чилийских домохозяйств. По данным Центробанка Чили, многие семьи тратят больше 70% своих доходов на погашение долгов.

Известный на постсоветских просторах американский экономист Джеффри Сакс в своей статье «Почему бунтуют богатые города» указывает, что общепринятые показатели вроде ВВП на душу населения в реальности мало о чем информируют. Тот же ВВП не дает сведений о распределении доходов, как люди оценивают справедливость и несправедливость, доверяют ли правительству и как ощущают свою финансовую уязвимость. «Экономический рост без справедливости и экономической устойчивости – это рецепт для беспорядков, а не благополучия, – пишет г-н Сакс. – Даже те решения, которые выглядят разумно, например, сворачивание топливных субсидий или повышение цен на проезд в метро для покрытия его убытков, будут приводить к массовым беспорядкам, если они принимаются в условиях низкого общественного доверия, высокого уровня неравенства и охватившего всех чувства несправедливости».

Акции протеста не обошлись без информационного сопровождения в социальных сетях. Очень быстро «вирусной» стала листовка следующего содержания: «Это не метро!!! Это здравоохранение. Это образование. Это пенсии. Это жилье. Это зарплата депутатов парламента. Это повышение платы за свет, бензин. Это воровство в вооруженных силах. Это списание долгов предпринимателям. Это достоинство общества!!!» Широкую популярность получил плакат с надписью: «Это не 30 песо, а 30 лет произвола!»

В ходе массовых акций протеста неизбежно активизировались криминал, мародеры, хулиганы и вандалы. Власти ответили на это введением комендантского часа в столице и ряде других городов. Кстати, у военных и полицейских в Чили пенсия не накопительная, а государственная из бюджета. Однако, после манифестации в 1,2 млн человек, президент Себастьян Пиньера комендантский час отменил, цены на проезд в метро вернули на прежний уровень, но акции протеста после всего этого не прекратились, хотя тенденция к диалогу все-таки появилась.

Волна протестов в разных регионах Чили выносит в медийное поле местные специфические проблемы. На юге страны в городе Темуко индейцы мапуче (арауканы) свалили памятник испанскому конкистадору Педро де Вальдивия и на веревке таскали по улицам. Аналогичная ситуация произошла и с другими памятниками конкистадорам в городах Араукании, напоминая о комплексе нерешенных проблем индейцев мапуче.

Чилийское общество самое сегрегированное в Латинской Америке. Там не только богатые живут своей изолированной жизнью, но и средний класс с социальными низами практически не пересекается. Место жительство человека – это своего рода визитная карточка и социальный код. По району проживания с высокой долей вероятности можно судить о школе, круге знакомых и в конечном итоге это влияет на возможность трудоустроиться. Для выходцев из бедных кварталов возможность получения высокооплачиваемой и престижной работы практически нулевая. Очень высок уровень недоверия между богатыми и бедными. Социальные лифты в чилийском обществе фактически простаивают.

Чили – это Северная Корея капитализма. Неолиберальные принципы доведены до крайности. Вся вода в частных руках (владеют семь семейств), дороги платные (проезд по ним выше, чем в США), частные системы образования, здравоохранения, пенсионного и социального обеспечения, даже бесплатно припарковаться в любом городе страны очень проблематично. Из-за всего перечисленного Чили является очень дорогой страной для жизни, а зарплаты в ней все-таки ниже, чем в США и Евросоюзе.

Нельзя сказать, что симптомов нездоровья до октябрьских акций протеста не наблюдалось. В Чили самый высокий в Латинской Америке процент психических расстройств и самоубийств. Похоже, от накопленного напряжения и проблем, психика чилийцев не выдержала и пошла цепная реакция негативных психосоциальных процессов. Отмена саммита АТЭС (должен был пройти в Сантьяго 16-17 ноября) и перенос финала кубка Либертадорес в Перу – это сущие мелочи, по сравнению с пришедшими в движение силами и энергиями.

Результаты голосований показывают, что современное чилийское общество сильно повторяет черты Чили 60-70-ых гг. XX века, когда одна треть голосовала за левых, одна за правых и одна за центристов. Устоявшиеся ценности и ориентации трудно менять, однако и тупик действующей социально-экономической модели уже многим стал очевиден.

Особенность Чили в том, что она не представляет интереса в международной политике, а потому нет внешних игроков, заинтересованных в ее дестабилизации. Даже наоборот. США часто приводят Сантьяго в пример своим партнерам в качестве благотворного влияния дружбы с Дядей Сэмом, МВФ всегда хвалит Чили за послушное следование его рекомендациям. И пусть в соседней Аргентине недавно на выборах победили левые, а в Чили у власти стоят правые, все равно камень в чилийскую витрину дутых успехов прилетел изнутри, заряженный собственными негативными импульсами.

***

© ZONAkz, 2019г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...