Война Миров. Правый госпереворот в Боливии

Эво Моралес поплатился за отрыв от социальной базы и политику компромиссов

Боливия – мировой лидеров по числу военных переворотов за свою историю, которая началась в 1825 году с провозглашения независимости бывшей испанской колонии Верхнее Перу. Поэтому свергнутый президент Эво Моралес дважды уникален. Во-первых, 80-ый президент Боливии очень долго продержался у власти, а во-вторых стал первым этническим индейцем – руководителем государства. И все-таки президент-антикапиталист государственный штурвал в руках не удержал из-за стратегических и тактических ошибок.

Эво Моралес

Эво МОРАЛЕС. (Фото: ft.com)

Латинская Америка – токсичная территория для компромиссов и полутонов. Здесь в силу темперамента населения, политической и исторической традиции устоялся подход четкого деления: победитель или побежденный (через произвольный промежуток времени можно запросто поменяться местами). В этом отношении Эво Моралес получился редким исключением. Он проводил левые социальные реформы и преобразования в гармонии с эффективной хозяйственной моделью, из-за чего Боливия – беднейшая страна Южной Америки на момент его прихода к власти – год за годом демонстрировала устойчивый и где-то даже удивительный экономический рост. Минимальная заработная плата в Боливии сегодня выше, чем в Казахстане или России.

Президента Моралеса подвел отрыв от тех социальных сил, которые привели его к власти, а это в первую очередь индейские движения и профсоюзы. Реально повышая благосостояние социальных низов в стране, где 60% населения находятся за чертой бедности, первый индейский президент ушел в пороки «вождизма», бюрократические игры, где и попался в расставленные для него ловушки. Надо отдать должное, противники Эво Моралеса охотились на него долго и терпеливо, применяли различные варианты и способы нейтрализации.

Боливия – очень сложная страна. Географически ее можно разделить на горную часть и равнинно-тропическую. Большинство населения – 55% – составляют индейцы, которые живут преимущественно в горных западных департаментах, тогда как главные драйверы экономического роста страны в виде нефти и газа сосредоточены в равнинных восточных департаментах. Остальное население – это 30% метисов и 15% белых, где потомки испанцев занимают непропорционально широкие ниши среди верхнего и среднего класса.

Столетиями ядром экономической и политической жизни современной территории Боливии были горные районы. Например, центр добычи серебра в испанскую колониальную эпоху город Потоси в 1625 году насчитывал 160 тысяч жителей, из-за чего был одним из крупнейших по населению городов планеты и главным мировым промышленным центром. В XX веке главным и крупнейшим городом страны являлся Ла-Пас. Сегодня пальма первенства у Санта-Крус-де-ла-Сьера на восточной равнине. Боливия – страна бедная, а потому потоки мигрантов устремляются туда, где есть работа и зарплата.

Эво Моралес многое сделал для поднятия статуса индейцев. Само официальное название страны теперь звучит Многонациональное Государство Боливия. Кроме испанского, государственными языками стали не только кечуа, аймара и гуарани, на которых говорят миллионы носителей, но еще 34 индейских языка (ими владеют 3,6% боливийцев). Католицизм по новой Конституции 2009 года перестал являться официальной религией страны, тогда как появилась государственная богиня Пачамама. При этом уже экс-президент мало что сделал для трансформации армии, которая сохранила свою автономию и в критический момент сыграла против Моралеса. Если в Венесуэле со времен Уго Чавеса вооруженные силы являются одним из локомотивов левого боливарианского проекта, то офицерский корпус Боливии широко заражен антииндейским расизмом. Образ «тупого индейца» широко эксплуатируется во всей латиноамериканской военщине, однако Боливия здесь один из лидеров. Не случайно, что Эво Моралес оставил свой пост после того, как генерал Уильямс Калиман призвал его подать в отставку «ряди мира и спокойствия в стране».

Формально верховный главнокомандующий в Боливии – это президент. Однако реальные полномочия сосредоточены у «просто» главнокомандующего. Уильямс Калиман сам подал в отставку, за что получил благодарность от нового главы государства Жанин Аньес (теперь армией руководит генерал Карлос Орельяно Сентельяс), но свое дело он сделал. Фактически демонстрации протеста против Эво Моралеса были антиконституционными, но ни армия, ни полиция их не разгоняли. В итоге экс-президенту пришлось бежать в Мексику, которая предоставила ему политическое убежище.

Падение режима Моралеса в Боливии – это удар по всему блоку государств с левой ориентацией в Латинской Америке. Теперь автоматически проседают позиции Венесуэлы, Кубы и Никарагуа, которые были в соратнических отношениях с левым правительством Боливии.

Уже сегодня боливийская история показывает много поучительного. Когда индеец из племени аймара стал президентом Боливии в 2005 году, ее ВВП составлял $9,57 млрд. В 2018 году аналогичный показатель достиг $41,41 млрд, но это не помогло удержать власть. Возможно, не прерви Моралес подсчет голосов в прямом эфире, где он все равно побеждал, пусть и не с таким отрывом, какой ему был нужен, противники не смогли бы так эффективно мобилизовать население. Про контроль над армией мы уже сказали выше. В Венесуэле ситуация прямо наоборот – ВВП падает, инфляция чудовищная, но военные поддерживают режим и тот наиболее критическую фазу угроз уже миновал.

Эво Моралес начинал свою общественную карьеру как лидер профсоюза работников на плантациях коки. Из коки делают кокаин, однако сами листья этого кустарника безвредны и опасности организму не несут. Президент Моралес пытался найти золотую середину, при которой крестьяне могли бы выращивать коку и улучшать свое благосостояние, и одновременно государство боролось бы с производством и трафиком кокаина. В итоге легализация производства коки произошла половинчато, наркотрафик из Боливии все равно вырос за годы правления Эво Моралеса на треть, а присутствие в стране антинаркотических структур из США дало дополнительный канал поддержки участникам госпереворота.

Отрыв президента Моралеса от индейских движений и профсоюзов привел к тому, что кроме фронта противостояния со стороны правых, он получил и фронт противодействия со стороны левых политических сил. С одной стороны левые разочаровались в президенте-индейце из-за непоследовательности в противодействии неолиберальным трендам и принципам, а с другой сработали специально вброшенные противниками Моралеса технологии по расколу его социальной базы.

Наблюдатели отдельно выделяют бразильский фактор. После того, как главой Бразилии стал правый президент Жаир Болсонару, правая оппозиция в Боливии стала получать активную поддержку с бразильской стороны. Бразилия одной из первых признала Аньес Жанин временным главой Боливии.

История падения Эво Моралеса заставляет задуматься о ценности демократии как таковой. Президент-индеец с одной стороны создал партию вождистского типа, где кроме него не нашлось места другим ярким фигурам в руководстве, а с другой слишком трепетно соблюдал всевозможные демократические процедуры, заботясь о своем имидже в глазах демократически озабоченной общественности. В итоге, на этом пути враги наставили ему больше всего ловушек и в конце концов подловили. Моралес сел играть с шулерами за их стол, по их правилам и с их колодой карт. Между сменяемостью власти ради нее самой и достижением поставленных целей, каждый политический лидер делает свой выбор. Эво Моралес пытался совместить – не получилось.

Новые хозяева Боливии подобными декорациями не заморачиваются. Зато ясно, что над достижениями левого Моралеса вроде тракторов для крестьян-индейцев, субсидий для лиц старше 60 лет не имеющих пенсий, пособий для беременных женщин и женщин с детьми до двух лет, стипендий подросткам, посещающим государственные школы, теперь нависла реальная угроза. Сторонников свергнутого президента, кстати, армия и полиция активно разгоняют.

В современном сложном мире падение Эво Моралеса объективно ослабляет позиции России в Латинской Америке. И пусть президент Путин проводит правую политику, в Новом Свете его союзниками и партнерами в первую очередь выступают левые режимы, поскольку здесь главным полем для сотрудничества является противодействие диктату США. Символично, что глава Кремля прилетел в Бразилию на саммит БРИКС в то время, когда Эво Моралес только-только отбыл из Боливии в Мексику.

***

© ZONAkz, 2019г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...