Красное поле на белом снегу…

Фоторепортаж с места крушения самолета Bek Air

Алматы. 27 декабря. КазТАГ – Мадина Алимханова. Снег в поселке Гульдала, бывшем Красном поле, снова стал красным от крови. Населенный пункт, расположенный в непосредственной близости от международного аэропорта Алматы, уже не первый раз становится свидетелем страшных трагедий.

27 декабря в 7.22 рейс №Z2100 авиакомпании Bek Air по направлению Алматы–Нур-Султан при взлете потерял высоту и, пробив бетонное ограждение, врезался в пустующий двухэтажный частный дом.

И это далеко не первая авиационная катастрофа, которая произошла в Гульдале. Рано утром 24 марта 1969 года при взлете потерпел катастрофу Ан-24 компании «Аэрофлот», выполнявший рейс в Свердловск. Вскоре после взлета самолет затрясло, он упал на территории поселка Красное поле и развалился на части. Самолет полностью сгорел, были повреждены жилые постройки. Стюардесса и трое пассажиров погибли, остальным 22 находившимся на борту, удалось выжить.

29 января 2013 года. Авиалайнер CRJ-200 авиакомпании SCAT, летевший из Кокшетау, при заходе на посадку рухнул на землю и полностью разрушился. Погибли все находившиеся на его борту 16 пассажиров и пятеро членов экипажа.

Были и другие трагедии.

О случившемся сегодня стало известно рано утром. Съемочная группа КазТАГа одной из первых прибыла на место происшествия. В 50 метрах от места падения самолета уже стояло полицейское оцепление.

Однако обломки упавшего самолета было видно издалека.

Нос самолета уткнулся в двухэтажное здание – чей-то недостроенный дом. До того, чтобы справить новоселье хозяевам оставалось совсем немного – уже были подняты стены, накрыта крыша, вставлены пластиковые окна. По сути – оставались только отделочные работы. Если бы процесс стройки в свое время пошел быстрее, жертв катастрофы могло бы быть больше…

Средняя часть фюзеляжа лежала отдельно. Один из аварийных выходов был открыт, дверь второго оставалась закрытой. Кого-то, видимо, смогли вытащить из самолета через этот выход, а для кого-то выхода уже не было… Неподалеку лежал оторвавшийся при ударе хвост самолета…

На месте катастрофы было очень много машин скорой помощи, службы пожаротушения, ДЧС. Были и кинологи с собаками. Но к 10 утра искать там было уже некого – всех уже увезли, кого – в больницу, кого – в морг для опознания тела.

От здания, в которое врезался самолет, мало что осталось. А всего в 50 метрах от него за не особо крепким на вид забором стоят жилые коттеджи.

Вдоль них выстроились десятки сотрудников полиции, которые вскоре растянулись вторым кольцом оцепления в 100 метрах от места трагедии.

Как только был выставлено второе кольцо оцепления, полицейские, стоявшие в 50 метрах от упавшего самолета, двинулись шеренгой, оттесняя журналистов прямо в заснеженное поле и грубо толкая замешкавшихся в глубоком снегу и старавшихся не упасть на скользких колдобинах.

У тех корреспондентов, кто вышел за самый дальний кордон в конце улицы за запасной батарейкой или в надежде поговорить с местными жителями, шансов вернуться обратно и дождаться, когда кто-нибудь из официальных лиц решится на выход к прессе, не было. Полицейские их просто не пропускали обратно, ссылаясь на то, что у них приказ «Не пущать!»

Тем временем прямо к обломкам самолета подвезли палатку, затопили печь, а вскоре на автобусе с табличкой «балалар» привезли мебель – школьные парты и стулья. А затем установили и прожекторы.

Ни выхода к прессе, ни брифинга на месте событий журналисты так и не дождались. Они стояли на холоде более пяти часов и терпеливо ждали хоть какой-то информации. А добывать ее было проще через коллег, оставшихся в редакциях. Именно так и стало известно о том, что не стало нашей коллеги – журналиста Даны Кругловой. С самого утра мы узнали, что она была в том самом самолете – летела отмечать Новый год с родителями. Пока не было никакой информации, все искренне надеялись, что она жива. Потом прошел слух, что Дана нашлась в больнице, скорее всего, в БСМП. А чуть позже сообщили, что коллеги опознали ее тело…

Правительственную комиссию, прибывшую на место ЧП, журналистам даже не показали. И большинству корреспондентов пришлось срочно мчатся в аэропорт на брифинг, куда эта самая комиссия направилась, по словам одного из охранников, «для удобства журналистов».

При этом за пять минут выступления прессе не сообщили ничего принципиально нового – только то, что уже было ранее в официальных сообщениях.

Журналисты разъехались.

Обломки самолета остались. Их еще долго будут изучать специалисты, чтобы понять, почему же так произошло, что предстоящий новогодний праздник для кого-то обернулся трагедией.

А над местом крушения то и дело взлетали самолеты – кто-то ехал встречать Новый год с родными…

 

Новости партнеров

Загрузка...