О казахских агашках и японских сэнсэях

Сделает ли себе «харакири» непосредственный начальник экс-акима Бакауова премьер Мамин?

Власть – лучший бизнес. Справедливость этого утверждения в Казахстане кажется неоспоримой. Но сегодня появляется новая популяция чиновников, вроде бы опровергающих это собственным примером.

Абылкаир СкаковВзять хотя бы свеженазначенного акима Павлодарской области Абылкаира Скакова, официальная биография которого – прямо-таки образец служения государству, точнее – его казне. Человек двигался по карьерной лестнице налоговой системы страны последовательно, никуда не сворачивая. И по идее должен был достигнуть пика карьеры в апреле прошлого года, когда 45-летнего чиновника назначили председателем комитета финансового мониторинга Минфина.

Его послужной список – почти копия японского: там чиновник, поступив на службу в одно ведомство, никуда из него не уходит до самой пенсии, выходя на которую получает не только заслуженный, но и вполне обеспеченный отдых – ему выплачивают впечатляющее единовременное пособие в виде должностного оклада за все годы работы и вдобавок он ежемесячно имеет пенсию под две тысячи долларов.

Именно о таком соцпакете для чиновников по японскому образцу упомянул президент Токаев, выступая перед счастливцами, отобранными в президентский кадровый резерв. «В этом направлении нужно двигаться» — расплывчато заметил г-н Токаев. Нужно это, по его словам, чтобы чиновники «не порхали, как стрекозы, из одного ведомства в другое». Правда, если государевым людям и светит что-то подобное, то нескоро и не всем. А скорее всего, не светит вообще.

Почему? Да потому, что у нас кадровые перемещения подчиняются не букве закона и уж тем более – не интересам общества, а исключительно политической целесообразности.

Начнем с того, что по принятым с подачи президента поправкам в антикоррупционное законодательство начальник уличенного в коррупции должен подать в отставку. Напишет ли премьер Аскар Мамин заявление об уходе, если в суде будет доказан коррупционный умысел его подчиненного – экс-рулевого Павлодарщины Болата Бакауова? Вряд ли. Ведь человек пишет предвыборную программу Nur Otan по поручению самого «начальника партии», а такими людьми у нас не принято разбрасываться. Да и вообще, многие задаются вопросом: за что уволили и арестовали Бакауова – за превышение полномочий или за аукцион с продажей собственного портрета?

А практика Страны восходящего солнца не знает таких неожиданностей: там молодой клерк, придя служить в одно ведомство, не может быть оттуда уволен – если только не совершит какое-нибудь экстраординарное злодейство. Японская госслужба до чрезвычайности стабильна, поэтому, когда чиновник в 55 лет выходит на пенсию, он не просто «заслуженный агашка», а опытнейший, авторитетнейший специалист с кристально чистой репутацией. Такого с радостью примет любая частная корпорация и будет платить ему серьезные деньги в дополнение к уже полученным от государства. Естественно, зная о такой перспективе, человек будет служить родному государству верой и правдой.

Вообще, к государству в Японии принято относиться, как к семье: правящая элита, топ-чиновники – что-то вроде старших братьев, заботящихся о процветании остальных. Поэтому госслужащие пользуются большим уважением в обществе, никому и в голову не придет упрекать их в «сидении на шее народа». Между прочим, на просторах интернета автор этих строк обнаружил удивительные факты. Оказывается, японский бюрократический класс до сих пор подчиняется закону о госслужбе, принятому – подумать страшно! — в 1949 году.

А вот что писал еще в 70-х годах прошлого века японист Эдуард Зильберман: «Правительственная служба всегда обеспечивала высокий престиж в японском обществе, и это привлекало в ряды бюрократии наиболее одаренных людей. Чиновники получали всестороннее и глубокое образование, как общего, так и специального характера. Интеллигентность, вышколенность, престиж – все эти качества придают высшим чиновникам особый вес и особую роль в механизме принятия решений, как правило, вполне заслуженную… Бюрократия обладает такой широтой власти, что редко какие сферы японского общества оказываются незатронутыми её влиянием».

В Стране великой степи госслужба лишена какого-либо ореола сакральности. В чиновники приходят либо ради развития и защиты бизнеса – своего и своей семьи, либо чтобы дослужиться до кресла, позволяющего «доить» чужой бизнес. Большинство чиновников высшего звена — те же акимы – приходили на госслужбу уже «упакованными» — с «соцпакетом в виде своих бизнес-активов, переписанных на жен, детей и прочую родню. Они – за исключением редких случаев, когда суд доводил дело до полной конфискации – обеспечили себя и свои семьи на поколения вперед. В этом легко убедиться, увидев одни только их особняки в алматинских предгорьях или в столичном районе Чубары. Молодежь тоже это видит, потому часть ее и мечтает о карьере «государственников».

Остальной же народ, мягко говоря, не жалует своих «слуг» и подавно не испытывает к ним «семейной» привязанности. И обладание «японским» соцпакетом явно не прибавит чиновникам симпатий общества. Президент не может этого не понимать. Очевидно, ему очень хочется воодушевить своих 300 спартанцев обещаниями «ништяков» — хотя бы в будущем. А то ведь нехорошо получается: за неполный год своего правления Токаев много чего обещал «простым» казахстанцам, а что получат те, кто будет нами управлять? Ведь дослужиться до того, чтобы стать акимами или министрами – удел немногих, большинству придется, говоря словами культового киногероя, «жить на одну зарплату. Да и завтрашнему министру-акиму разгуляться будет куда труднее. А тут у нового поколения аппаратчиков появится хотя бы надежда на сытую старость – как бонус за многолетнюю «лямку» казенной службы.

Вот только сработает ли это в стране, где власть десятилетиями воспринимали как доходный бизнес, в котором чужие не ходят? Да и к тому же на фоне нищенских зарплат большинства простых людей и полной неопределенности с их видами на старость это выглядит изощренным издевательством.

Прежде, чем раздавать своему «воинству» такие посулы, президенту стоило бы добиться на первый взгляд невозможного – уважения к власти. А уважают обычно тех, кто выполняет обещанное.

С японцами тут нам тягаться проблематично. У них сверхразвитая экономика, высокие зарплаты, фантастическая продолжительность жизни… И вообще, они японцы – и этим все сказано! Короче, заслужили их чиновники свой соцпапкет и статус элитариев. А наши? Им над этим еще работать и работать. Скажем, запустить механизм досрочного изъятия населением своих пенсионных или наладить строительство доступного жилья, наконец, прекратить практику штампования вузами дипломов, гарантирующих большинству их обладателей только одно: незавидный статус безработных. Вот, пользуясь терминологией фигурного катания, обязательная программа.

Без этого разговоры о каких-то социальных благах для наших бюрократов – пускай и будущих – выглядят чистой воды маниловщиной и способны лишь углубить пропасть между обществом и властью. Даже если останутся всего лишь разговорами.

***

© ZONAkz, 2020г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...