Война Миров. Путин предлагает поделить на сферы влияния

Современный мир трудно делить хоть «поровну», хоть «по справедливости»

Сформировавший после крушения лагеря социализма и СССР новый мир стал рушиться гораздо быстрее, чем многие к этому готовы психологически и технически. Чтобы деструктивные процессы приняли хоть сколько-нибудь упорядоченный характер, Владимир Путин предложил странам – постоянным членам Совбеза ООН провести встречу а-ля Ялтинская конференция (у нее как раз приближается юбилей). Узловой момент Ялты-2 – это разграничение сфер влияния, дабы сильные игроки не попали в лобовое столкновение друг с другом. «За» новые «честные» и «четкие» договоренности играет нежелание абсолютно всех закончить жизнь на радиоактивном астероиде, «против» ясности нового миропорядка выступают завышенные аппетиты и амбиции всех ведущих игроков – Вашингтона, Пекина и Москвы.

Специалисты, которых в советской научной номенклатуре называли политэкономистами, уже второй год заявляют, что современный мир в базовых чертах вплотную приблизился к ситуации, уже имевшей место на планете в 1914 году и предшествовавшей Первой мировой войне. Эти же люди понятия не имеют, как из возникшего кризиса планета будет выходить сегодня, при наличии чудовищных арсеналов ядерного оружия.

Форма, место (Израиль, Всемирный форум памяти жертв Холокоста) и время приглашения США, Китая, Франции и Великобритании на «специализированный» саммит не оставляют сомнения в том, что речь предполагается вести о разграничении сфер влияния. Отсюда и постоянные отсылки к Ялте 1945-го года.

Ялтинскую конференцию нельзя сравнивать с Тордесильясским договором 1494 года между Испанией и Португалией, когда планету четко поделили пополам. Однако общие контуры на перспективу Сталин, Рузвельт и Черчилль тогда прочертили. Поэтому Советский Союз не особо рьяно помогал коммунистам во время гражданской войны в Греции 1944-1949 гг., а западные державы спокойно отнеслись к подавлению советскими войсками венгерского восстания в 1956 году. Разумеется, момент сфер влияния работал не железно: в 1949 году коммунисты победили в Китае, хотя по ялтинско-потсдамским договоренностям там должны были руководить другие силы. Фактор «снизу», тем более в Поднебесной – это самостоятельный вектор силы и влияния.

Если посмотреть на историю войн, то в большинстве случаев друг с другом имеют дело не равные по силе противники, а заведомо более сильный против слабого. Однако в современном глобальном мире, где все сложно переплетено, очень трудно провести линии разграничения и наверняка отделить сильных от слабых. Если мы посмотрим на ту же Сирию, то на ее поле играют прямо или через прокси-структуры Россия, Турция, Иран, США, Израиль, плюс полуавтономные игроки вроде курдов. Как правильно реагировать Москве и Пекину, когда они проводят совместные маневры с иранскими ВМС, а в это время американский беспилотник убивает в Багдаде иранского генерала Касема Сулеймани? В 1914 году, после убийства в Сараево эрцгерцога Франца Фердинанда, поначалу предполагалась война Австро-Венгрии и Сербии, но в итоге получилась Первая мировая.

Фактор сфер влияния предполагает – хотя бы на первоначальном этапе – разведение крупных игроков друг от друга и сосредоточение на тех территориях и странах, которые отошли им в кормление. Варианты поведения внутри сфер влияния могут быть самыми разнообразными, однако кто там главный – ясно по определению.

Сентенции Второй мировой войны заставляют президента Путина обращаться ко всем державам-победительницам, которые одновременно являются постоянными членами СБ ООН с правом вето. Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков объяснил предложение собраться «пятеркой» намерением Москвы обсудить международные и региональные конфликты (что само по себе идее раздела мира на сферы влияния не противоречит).

Первой откликнулась Франция – самый спорный участник пятерки победителей. Дело в том, что за годы Второй мировой войны французов на стороне стран оси погибло больше, чем в антигитлеровском лагере, однако в конце концов Париж даже получил свои участки оккупации в Германии из состава зон США и Великобритании. Статус державы-победительницы избавил Францию от американских военных баз на ее территории, дал право обретения ядерного оружия и формально Париж смотрится более-менее самостоятельным в сегодняшних раскладах.

Эммануэль Макрон, в случае Ялты-2, получит ощутимые преимущества над любым из лидеров Германии, ведь Берлин в лагерь победителей по итогам Второй мировой войны не входит. В свете брексита Великобритании Париж претендует на первое политическое место в Объединенной Европе в качестве ядерной державы и постоянного члена СБ ООН.

Великобритания ответила сдержанно, но в принципе против саммита на пятерых Лондон не возражает. Альбион сейчас на перекрестке семи дорог. Не понятно как в итоге сложатся отношения Великобритании с Евросоюзом и сохранит ли она за собой Северную Ирландию, Шотландию и Гибралтар. Правда, никто не питает иллюзий относительно Парижа и Лондона. В реалиях 2020 года Франция и Великобритания могут рассматриваться лишь в качестве младших партнеров по разделу мира, так как главные козыри сегодня у Вашингтона, Пекина и Москвы.

Китай поддержал предложение Путина о встрече в текущем году, а значит Пекин готов к предметному разговору. В последние годы Поднебесная проводит активную политику продвижения своих интересов не только в Юго-Восточной Азии, но и Африке, Океании, Латинской Америке. Все это наталкивается на жесткое сопротивление США и выливается в гибридные войны на территории третьих стран. Плюс собственные прямые столкновения Пекина и Вашингтона в виде торговых, финансовых войн и взаимных юридических преследований. В такой ситуации если даже нет возможности согласовать геополитические демаркационные линии на глобусе, то в ходе прямого обмена мнениями на саммите можно понять, как проходят эти самые линии в головах «коллег».

Единственным «отморозившимся» участником пятерки сейчас является Белый дом. Администрация Дональда Трампа взяла довольно длинную паузу и пока никак не отреагировала на предложение хозяина Кремля. Обстоятельства складываются так, что само решение об участии/неучастии в саммите на пятерых является определенным внесением ясности в общую ситуацию геополитического тумана и неопределенности. Если Вашингтон говорит встрече «да», значит он принципиально согласен на наличие у Москвы и Пекина собственных сфер влияния. В случае отрицательного ответа тоже становится понятным, что для США сферы влияния России и Китая заканчиваются на их собственных границах (с РФ даже сложнее, поскольку там еще и крымский вопрос), а все вокруг – сфера жизненно важных американских интересов.

Отказ Белого дома от предложения предметно поговорить может иметь болезненные последствия для самих США. Дело в том, что доверие к доллару и американским долговым обязательствам со стороны инвесторов уже пошатнулось – это даже в Казахстане наблюдали по паре «тенге – доллар». Мировая цена золота тоже уверенно растет, а значит «бакс» «болеет».

Символично, что Владимир Путин за бортом переговоров оставляет Германию, Японию, Бразилию и Индию, про которых в свое время много говорили, что им тоже надо предоставить постоянные места в СБ ООН, а право вето кардинально пересмотреть для всех. Дело в том, что 2019-ый год предельно ясно показал зависимость Берлина и Токио от Вашингтона, а значит и отсутствие надобности приглашать их для раздела мира. Бразилия с прежнего высокого темпа экономического и индустриального роста откатилась еще в позапрошлом году. Ну а отдельно для Дели российский лидер исключение делать не стал – карма такая.

Если Ялта-2 сорвется, то борьбу за мировое господство это отнюдь не остановит. Потому что такая борьба ведется каждый день без выходных и отгулов. Просто окончательно исчезнут ориентиры и правила для всех серьезных игроков и вероятность лобового столкновения критически сильных соперников еще больше возрастет.

***

© ZONAkz, 2020г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...