Коронавирус как предчувствие. Анамнез

«Товарищ! Вы отравлены!». И контрольный выстрел навылет - коронавирус!

1

Давний человек чихать хотел на страхи, распевая: пить будем, гулять будем, а смерть придёт – помирать будем! И простодушно заключал: «На всё воля Божия!». Он знал, что век его недолог и лучше скоротать отпущенное времечко под гиканье безбашенного пофигизма.

Нынешний человек осмотрителен, робок и боязлив. Ибо жить желает долго, а лучше вечно. Поэтому он прячет рыло в дырявую марлю, наивно уподобляя её трепетной шкурке трусливого кондома.

No pasaran!

Фиг вам. Как говаривал друг моей молодости Володя Кадырбаев, это как волосы на женском лобке – прячет, но не защищает.

Нынешний обыватель различает, где «хороший» холестерин, а где «плохой». И что-то бормочет про «омега-3-ненасыщенные жирные кислоты», ни бельмеса не догоняя, что это за хитромудрая хрень. Правда, помнит, что она водится в дорогой рыбе. Но здоровье дороже, вот он её и жрёт горестно выбирая между демократией и осетриной с хреном. Вернее, не жрёт, а, извините за выражение, кушает.

Ильф-Петровский персонаж, судача с обывателями уездного города N о недостатках казенной медицины, говаривал: «Теперь вся сила в гемоглобине!». Никто не знал значения этого слова. Но оно было звучным. Оно завораживало барабанным боем и хирургическим блеском. И потому располагало к доверию. И собеседники «Пьера и Константина» дружно кивали, приговаривая: а как же! Куда без него!

Хворь должна иметь выразительное имя. Помилуйте, ну что такое «свиной грипп»? Или тот же «птичий»? Ерунда из мультфильма. Как и «атипичная пневмония», от которой за версту несёт фельдшерским скипидаром. А «коровье бешенство»? Это уже совсем фольклор какой-то. Молочка из-под взбесившейся бурёнки не изволите-с? Тьфу. Они пугают, а нам не страшно!

То ли дело «испанка»! Звучит гордо, ничего не скажешь. Говорят, этот грипп скушал 50 миллионов душ, во что я не верю, хоть убей. В начале ХХ века население планеты едва перевалило за полтора миллиарда, а тут цифра, сопоставимая с потерями во Второй мировой войне. Ну, допустим. Лечебной плесени к тому времени ещё не выдумали, вот хвороба и разгулялась, выкамаривая своё последнее фламенко, стуча кастаньетами, браслетами и костями. Статистика мухлёвая, а вот Веру Холодную жаль.

Где вы теперь, кто вам целует пальцы?

Вот ещё крутое имя — «лихорадка Эбола». С рычащим добавлением – геморрагическая. Да и сама болячка, сука, летальная, вроде чумы. Но заразиться ею сложнее. Можно, но лишь от человеческих жидкостей: кровь, моча, мокрота, гной, сперма. И притом орально – извините за матерщину. Это вам не грипп чихнул – уноси готовенького.

Но Коронавирус – вне конкуренции!

Намеренно пишу с заглавной буквы, потому что это имя собственное. Титулованное. В короне. В законе. Царь-вирус!

От такого злодея и помереть не стыдно, разрази меня в клочья исполинским ядром Царь-пушки.

2

Не буду корчить из себя Асклепия. Знаю лишь то, что известно всем. Уяснить, кто такой вирус сегодня проще, чем ишака купить. Эту шмакодявку в обычный микроскоп не разглядишь, только в электронный. Он, гадёныш, вне клетки не существует, но умеет в неё проникнуть. Это не микроб, не бактерия, а молекула, состоящая из сложного переплета химических соединений. Но она может взломать клетку любого биологического существа и паразитировать там, живым организмом не являясь. Голову сломать не мудрено. Словом, если клетку можно сравнить с атомом, то вирус — не иначе — электрон, который, если верить товарищу Ленину, так же неисчерпаем. Том 18. Sic!

На любимые наши антибиотики вирус чихать хотел, он их в упор не видит. По некоторым подсчётам, этой мелкоты в природе более ста миллионов видов. Бисово семя было всегда, то есть за миллиарды лет до нашей эры.

Коронавирусы — сравнительно небольшие отряды этой армии. Они ничем от гриппа не отличаются. Ни по этиологии, ни по патогенезу, ни по прогнозу – прошу прощения за феню.

Чаще всего лезут через рот и нос. Учиняют насморк, кашель, чих, дрист. Начинается тягомотина: ломота, маета, жар. Потом всё проходит. Но иногда дело осложняется. На ослабленную вирусами лёгочную ткань сваливаются бактерии, зубастые, как собаки. Пневмококки. Начинается воспаление. Лечится антибиотиками, но у пожилых дыхание поверхностное, ослабленное, в альвеолах накапливается мокрота, а зверюги ещё и научились сопротивляться, их на испуг уже не возьмёшь. Поэтому смертность у стариков выше. Так умер 77 летний Набоков. Задохнулся. Сегодня бы сказали, что он стал жертвой коронавируса.

В общем, всё это давным-давно известно и понятно любому ёжику, даже пьяному. Тогда за каким дьяволом потребовался столь грандиозный шухер, спрашивается в задаче?

И вообще, что за шум, а драки нету?

3

Город Ухань, родина коронавируса.

На площади в 850 гектаров – 12 миллионов человек. Это немногим меньше, чем всё население Казахстана, территория которого равняется не то пяти, не то шести Франциям. Климат мягкий, влажный. Муссоны. Летних дней – 135 в году. При такой плотности и при таких особенностях национального питания коронавирус, зооноз, предпочитающий жить в теле мелких животных, сумел перебраться в нутро человечка. Не сенсация. Как и скорость распространения. Но даже эти цифры, включая заболевших, выздоровевших и умерших, вполне соотносимы с картиной, которую даёт любой (!) грипп. Если помнить, что население Китая приближается к полутора миллиардам, то количество захворавших (более 80000) и умерших (3000) не дают ни малейших оснований для заупокойных завываний с их истерическим рефреном — «мы все умрём».

Скорбная статистика других стран (включая несчастный Милан), где счёт идёт на сотни, десятки или даже единицы, вообще лишена выразительности на фоне астрономической цифры населения планеты – 7 миллиардов с гаком, в котором ещё половина ярда.

Понятно, что алармический мандраж вполне оправдан, но Китай отмобилизовался образцово, слов нет. Разумеется, мировая пресса не могла не поднять куриного кипеша, ибо естество своё берёт, а такой весомый улов всегда желанен при её вечном мелководье и безрыбье.

Но.

Зачем такой очевидный перебор? Столь лютый пересол, переперч и переборщ, который мы ежедневно хлебаем полной ложкой?

Что за макабрический пир во время сопливой чумы?

Не понимаю.

Но догадываюсь.

Вообразите, что мировые СМИ начнут занудно сообщать обо всех случаях дорожных происшествий. С картинками расчленёнки пострадавших и погибших в авариях — каждый день и по сто раз на дню. Не исключаю, что через пару месяцев такой прессухи очумевшие обыватели начнут поджигать свои тачки и передвигаться верхом на палочке.

Представьте, что телевидение денно и нощно будет выкладывать портреты жмуриков, сыгравших в ящик за последние сутки от инфаркта или инсульта. И делать прямой эфир из моргов во время их вскрытий. Это кончится тем, что по городам и весям будут бродить зомби с перекошенными от дикого страха рожами, держась за левую сторону груди, заглатывая горстями нитроглицерин и запивая его галлонами валокордина. И в этой картинке нет никакого преувеличения. ДТП и коронарные (?) эксцессы — признанные чемпионы смертности. Это вам не грипп чихнул.

Кстати, в самом начале Первой Мировой войны списки погибших публиковались в периодике. Впечатлительный Маяковский, ловко откосивший от службы, по этому поводу истошно хныкал:

О, закройте глаза газет!

4

«Я не знаю, зачем и кому это нужно?» — удручённо грассировал ему в пандан коллега Вертинский, узрев однажды свежеструганные гробы, в которых лежали, как глазированные фрукты, молоденькие господа юнкера.

Этот вопрос уместен и сегодня.

У меня нет внятного ответа, но есть версия.

Вот она.

Это такой гигантский флешмоб.

В человеческих мозгах летаргически дрыхнет злой демон здравого смысла. Но иногда он просыпается, озирается и уязвляется страданьем. Ибо всё окрест изрядно протухло. Ужасно испакостилось. Эгалите, фратерните, либерте уже не священные мантры, а названия кровяных колбас, нафаршированных пушечным мясом. Государь император убит, его престол занят рыжим и толстозадым клоуном с именем, как барабанная дробь. Тр-рам-та-та-там! Трансва-а-аль, страна моя, ты вся горишь в огне! Мятутся народы. Племена замышляют тщетное. Они мечутся в горячке и бредят великим прошлым, которого у них нет, равно как и великого будущего. Они ужасаются своим властителям, которые отвратительны, как руки брадобрея, в которых не клинок чистоплотного жиллета, а зазубренный и ржавый ланцет для кровопусканий.

Так было всегда. Но большая бойня обанкротилась. Цепная реакция ядер урана лишила её смысла. Нужно найти ей замену. Без этого дальше – никак. Ни тпру, ни ну.

Вот и нашли. Ничтожная молекула назначена на должность Азраила. Сопли и вопли выстроились в боевой порядок. Ave, Virus, мorituri te salutant!

Разве нет?

Аэропланы на приколе. Карнавалы в карантине. Границы на замке. Футбол без болельщиков, театр без зрителей. Универ без студиозусов, школа без школяров, митинг без протестующих, бордель без клиентов, кабак без алкашей, биржа без акций, лавка без хлеба. Лишь начальники при деле: в очередь, суки, в очередь!

Война без войны. Флешмоб, киндершпиль.

«Зарница».

Проспекты выбелены хлорной известью, по ним бродят призраки в противочумных скафандрах и бесцеремонно суют в лоб зазевавшемуся прохожему пистолет тепловизора. «Товарищ! Вы отравлены!». И контрольный выстрел навылет — коронавирус!

Зачем всё это? Кто придумал? Да никто. Все придумали. Зачем?

А чтобы служба мёдом не казалась.

Здравствуй, будущее.

***

© ZONAkz, 2020г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...