Для тенге установят новый «правильный курс»

Нацбанк соскучился по стихии огня. Он готов снова и отчаянно, как в начале десятых годов, жечь валютные резервы во имя стабильности тенге?

Курс национальной валюты летит вниз. Никто не знает точно, на какой отметке остановится тенге. Это пропасть. Но интересно, есть ли у нее дно?

В этой беспощадной и стремительной войне вряд ли будут победители. Бесславный и бессмысленный блицкриг. Что стало спусковым крючком, триггером? Коронавирус? Мировая паника? Чей-то циничный расчет – и как, ситуация еще не вышла из-под контроля? Отказ России идти в одной связке по ограничения добычи нефти вместе со странами ОПЕК? Что еще?

***

Накануне праздника 8 марта, который аккурат пришелся на выходной день, было решено, что работа госслужащих в выходные дни после праздников не противоречит действующему законодательству. В общем, если есть неотложные дела и важные задания, то госслужащие могут выходить на работу, и их труд будет оплачиваться не менее 1,5-кратной дневной ставки. Как, собственно, и любых других работников в разных сферах.

На встрече главы государства и министра труда было решено, что в постпраздничный день, фактически – выходной, будут привлекаться сотрудники аппаратов президента, правительства, центральных госорганов и различных ведомств. Они как в воду глядели.

Уже 9 марта госслужащим представилась такая возможность – и государству послужить, и на 50% больше заработать.

***

Накануне все смешалось в доме Облонских, — цены на нефть рухнули сразу на треть, обменные пункты сначала задрали курс национальной валюты, а потом и вовсе прекратили продавать доллары и евро. Полная неопределенность и паническая атака. Казалось, еще сутки, и рухнет мир.

В ответ на мировой блицкриг у нас очень кстати появился блицвельт. Миру – мир, Казахстану – стабильность.

Правительство и Национальный банк, пожалуй, впервые так оперативно отреагировали на катастрофический сценарий, выпустив совместное заявление. Оно касается прежде всего ситуации на мировом рынке нефти, но очерчивает меры по обеспечению макроэномической стабильности, в том числе затрагивает вопросы социальных обязательств и валютного курса.

Для нефтяной страны падение цен на нефть опаснее коронавируса. Все социальные обязательства могут очень быстро, в связи с падением нефтяных доходов, стать неподъемными.

Поэтому заявление правительства было очень важным: «Меры бюджетной политики будут направлены на выполнение социальных обязательств в полном объеме».

Правительство обещает сократить неприоритетные бюджетные расходы, сдерживать необоснованный рост цен, особенно на социально-значимые товары и услуги.

«Будет обеспечен жесткий контроль за соблюдением трудовых прав граждан, включая недопущение сокращения численности работников и обеспечение своевременной выплаты заработной платы», — исполнительная ветвь власти демонстрирует свою решимость навести и сохранить порядок.

***

Национальный банк, со своей стороны, собирается проводить адекватную курсовую политику. В совместном заявлении с правительством от 9 марта он пообещал ужесточить монетарные подходы, и уже 10 марта, забежим немного вперед, базовая ставка была повышена с 9,25% сразу до 12%. Благодаря этому тенговые инструменты, например, депозиты в банках или облигации минфина, становятся более доходными.

«Данные меры ограничат ускорение инфляции, позволят не допустить чрезмерной волатильности курса национальной валюты», — считают в Нацбанке.

Главный банк страны для обеспечения стабилизации валютного рынка и обеспечения финансовой стабильности готов проводить необходимые валютные интервенции: «Национальный банк располагает достаточным объемом золотовалютных активов, а также необходимыми инструментами, включая регуляторные, для предотвращения спекулятивных операций с обменным курсом тенге». В условиях декларируемого с 2015 года свободного курса национальной валюты это, конечно, нонсенс, но, впрочем, всегда было очевидно, что курс все-таки управляется «невидимой рукой» Нацбанка. А в данный исторический момент это необходимо делать, во имя стабильности всей финансовой системы.

Чтобы не повергать тенге излишнему и столь нежелательному давлению, премьер-министр Аскар Мамин рекомендовал ФНБ «Самрук-Қазына», национальным управляющим холдингам и другим подотчетным правительству организациям согласовывать свои операции на валютном рынке с Нацбанком. В общем, операции по покупке иностранной валюты, не связанные с выполнением текущих обязательств, попали под фактический запрет. Также будут пересмотрены приоритеты бюджетных расходов с переносом сроков реализации не приоритетных инвестиционных проектов.

***

Реалии этих дней – паника. Но она не может продолжаться вечно. Через 3-4 недели все успокоится, прогнозируют многие эксперты. И что останется в сухом остатке? Каким станет курс национальной валюты? Катастрофических сценариев, к счастью, нет. Видимо, совместное заявление правительства и Нацбанка, и их твердое желание сохранить стабильность, сделали свое дело.

«При сохранении цены на нефть в пределах 45-50 USD за баррель Нацбанк «без особого вреда» для экономики способен и заинтересован удерживать курс USDKZT около уровней 380-390. В случае же снижения Brent ниже 40-45 USD за баррель не позволять обесцениваться курсу тенге не только бесполезно, но и опасно, следовательно в этом случае USDKZT может преодолеть психологическую отметку в 400 тенге», — считает экономист, автор Телеграм-канала Tengenomika Олжас Тулеуов.

Другой известный экономист, Алмас Чукин, более консервативен. Он уверен, что доллар уже никогда не будет стоить ниже 380 тенге. По его мнению, курс закрепится ближе к значению 390. «В принципе, поднимемся с 380 до 390 тенге за доллар – это не конец света, коррекция всего в 2,5% – это немного. Российский рубль намного больше скакнул. Рубль был 64 за $1 месяц назад, сейчас уже 72», — поясняет эксперт.

Эксперт международной брокерской группы TICKMILL Арман Бейсембаев рассматривает в качестве базовых два сценария. С одной стороны, Нацбанк может защищать рубеж 400 тенге. С другой стороны, если он не будет активно вмешиваться в валютные торги, то мы можем получить курс выше 400 тенге. Если учитывать ситуацию с российским рублем, то 1 доллар в Казахстане уже мог бы стоить 403-408 тенге.

Как побочный эффект, мы получили совершенно иной кросс-курс рубля-тенге. Он сложился на отметке 5,43 – самой минимальной с июня 2018 года. Как считает Арман Бейсембаев, при сохранении трендов, которые наблюдаются в последние дни (падение рубля по отношению к доллару более существенное, чем падение тенге), мы можем получить кросс-курс на уровне 5,3-5,2.

Пока Нацбанк это волнует меньше всего. Правительству тоже не до сравнений тенге с рублем. Через некоторое время, когда спадет напряжение, этот вопрос наверняка будет вынесен в повестку дня. Но, по мнению аналитика Олжаса Тулеуова, снижение паритета рубля к тенге не окажет деструктивного влияния на состояние торгового баланса между Россией и Казахстаном. Так что вопрос паритета, хотя он и неожиданный, но не первостепенной важности.

***

© ZONAkz, 2020г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...