«Критики и «борцы с ЕАЭС» явно оживились»

Сетевые СМИ о дискуссии вокруг Евразийского союза

Борис ЛЕОНОВ – «Что является причиной споров вокруг Евразийского союза» — Критики и «борцы с ЕАЭС» явно оживились после 19 мая, когда прошло заседание высшего Евразийского экономического совета, где лидеры стран союза решили отправить проект стратегии евразийской интеграции на 2020-2025 годы на доработку, согласовать его и принять в новой редакции осенью.

В частности, Президент Казахстана ТОКАЕВ в ходе обсуждения заявил, что предложенная модель интеграции не учитывает особенности национально-правовых систем государств-членов, не отвечает принципу разумной достаточности, и такой подход, по его словам, приведет к отторжению стратегии национальным общественным мнением, поскольку стратегия ограничивает суверенные права правительств и парламентов.

Это заявление стало предметом горячей дискуссии о дальнейшей судьбе ЕАЭС и пребывания в нем Казахстана. Хотя сам Токаев назвал евразийское направление ключевым приоритетом и основным фактором посткризисного восстановления экономики, то есть ни в коей мере не подверг сомнению сам процесс интеграции стран ЕАЭС.

То есть ЕАЭС впервые после своего создания как бы сдает первый серьёзный экзамен на выживание. Или союз выйдет из кризиса укрепившимся региональным объединением, что вполне может произойти в случае согласованных действий его членов, и в этом случае есть шанс преодолеть инерцию наследственных проблем постсоветского периода. Или верх возьмут процессы дезинтеграции, которые превратят ЕАЭС в некое подобие политического клуба СНГ.

Безусловно, позиция критиков ЕАЭС куда более выгодная, чем тех, кто выступает за этот союз, и причин тому пока множество. Оставим в стороне чисто пропагандистские выпады сторонников немедленного и полного выхода Казахстана из союза: в большинстве случаев они основаны не на анализе ситуации, а на стремлении во что бы то ни стало разрушить весь процесс евразийской интеграции.

Научный сотрудник Сколковского института исследований развивающихся рынков Юрий КОФНЕР привел не так давно результаты своего анализа различных ситуаций, связанных, например, с роспуском ЕАЭС или с выходом из него отдельных членов.

Выводы: без ЕАЭС взаимная торговля товарами упала бы на 13 миллиардов долларов, или на 22 процента. В результате общий ВВП стран Союза становился бы на 0,3 процента ниже каждый год. Наибольшие потери от гипотетического возвращения таможенных постов и пошлин на внутренних границах испытали бы Белоруссия (-3,7 процента ВВП), Кыргызстан (-2,7 процента) и Армения (-1,1 процента). Менее заметный эффект был бы для Казахстана и России. Ежегодно их валовой внутренний продукт был бы на 0,8 и 0,1 процента ниже.

Владимир СУНГОРКИН, Андрей СЕДОВ (КП-Москва) Виктор КИЯНИЦА (КП-Казахстан) – «Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев: В Казахстане нет понятия «национальное меньшинство»» — В эксклюзивном интервью «Комсомольской правде» глава Республики Казахстан рассказал — что он думает о слухах про двоевластие в стране, «русском вопросе», «Крымском сценарии» и «китайской угрозе» — Казахстан активно сотрудничает с Россией и Беларусью как в двустороннем формате, так и в рамках интеграционных объединений (ЕАЭС, ОДКБ, СНГ). У нас нет планов присоединения к Союзному государству России и Беларуси. Приоритетное направление – дальнейшее развитие интеграции в рамках упомянутых организаций.

Большой интерес для нас представляет усиление потенциала ЕАЭС как экономического союза. Развивая кооперационные связи, создавая общий рынок товаров, услуг, рабочей силы, усиливая инвестиционную привлекательность государств-участников союза, мы могли бы превратить ЕАЭС в эффективную структуру глобального масштаба. Работа в этом направлении последовательно продвигается. К 2025 году будут сформированы общие энергетический, финансовый рынки. Перспективным направлением является цифровое взаимодействие.

Порой в ЕАЭС, даже на самом высоком уровне, бывают острые дискуссии, но они продиктованы общим стремлением сделать союз более успешным, авторитетным, привлекательным. Ведь равнодушие – это верный признак деградации.

««Неуместные слова». Что стоит за интервью Токаева российскому изданию?» — 3 июня российская газета «Комсомольская правда» на своем сайте опубликовала интервью с президентом Казахстана Касым-Жомартом ТОКАЕВЫМ. Большая часть из 15 заданных вопросов связана с казахстанско-российскими отношениями, в том числе в рамках ЕАЭС, несколько — с положением русского населения страны. Азаттык спросил у экспертов, что они думают по поводу мнений, высказанных Токаевым в этой беседе.

Талгат МАМЫРАЙЫМОВПо мнению политолога Талгата МАМЫРАЙЫМОВА, единственной целью интервью было смягчить прозвучавшую из уст ТОКАЕВА на онлайн-встрече ЕАЭС в мае критику стратегического документа.

После заявления Токаева в ряде российских изданий были опубликованы статьи об ограничении прав русских в Казахстане. Эксперты с нашей стороны и эксперты, близкие к власти, также высказали свое мнение. Стороны обменялись небольшими информационными атаками. И это интервью было сделано только для формирования общественного мнения, и на самом деле проблемы между двумя странами, возможно, были решены. Всё это политические технологии. В критический момент наши власти могут легко отказаться от своих заявлений, — говорит он.

По словам Мамырайымова, выступление казахстанских властей против интеграции ЕАЭС на государственном уровне, заявление об отсутствии планов вступать в Союзное государство России и Беларуси связаны не со страхом, что это может нести угрозу суверенитету страны.

Вопрос не в том, что Казахстан может потерять свою независимость как государство. Проблема в том, что [казахстанская] элита не желает лишиться власти. Они боятся стать марионетками Москвы, — говорит политолог.

Бывший депутат сената Уалихан КАЙСАРОВ говорит, что ему интервью понравилось — в частности, из-за позиции Токаева относительно союза России и Беларуси.

Мы не будем вступать в этот союз. У нас нет таких планов. Мы останемся независимым государством. Мне кажется, что это правильная позиция, — говорит Кайсаров.

По мнению казахстанского политолога Азимбая ГАЛИ, вопросы, прозвучавшие в интервью, сформулированы с позиции российских интересов и свидетельствуют, что Москва «затаила обиду» на Казахстан, в частности за критику стратегии ЕАЭС, и пытается действовать путем устрашения.

Адиль КАУКЕНОВЛюбовь СТЕПУШОВА – «Казахский политолог: есть много претензий к работе ЕАЭС» — О том, почему Казахстан опасается дальнейшей интеграции в рамках Евразийского экономического союза, и какие претензии есть у него к России, рассказал «Правде.ру» казахский политолог Адиль КАУКЕНОВ — Лидеры общественного мнения в Казахстане в социальных сетях высказывают очень много критики в адрес Евразийского экономического союза.

У самой России и Евразийского экономического союза болевая точка — это слабая работа по его популяризации. Многие вещи делаются для галочки. Реально никакой работы с общественным мнением не ведется. Общий контекст по Евразийскому экономическому союзу достаточно негативный.

Очень много претензий есть к работе ЕАЭС. Есть очень много опасений. В частности, в Казахстане есть большие опасения, что экономический союз перейдет в политическую плоскость, будет покушение на суверенитет.

Есть еще один момент: в Казахстане очень (и справедливо, к сожалению) опасаются быть замешанными в геополитических играх. Потому что если, например, у России есть интересы, воинский контингент в Африке, на Ближнем Востоке, то у Казахстана таких интересов нет. Если дружественное, братское соседнее государство участвует в конфликте, это не означает, что мы тоже автоматически и вопреки собственным интересам должны в нем активно участвовать, тем более если это касается военных действий, когда погибают люди. Должны быть веские причины. Поэтому есть опасения, что Евразийский союз может перерасти в геополитический, вопреки интересам Казахстана.

Петр СВОИК – «Казахстан вне ЕАЭС: бегство от реальности» — На самом деле в своем выступлении 19 мая президент Казахстана обозначил, что евразийское направление – ключевой приоритет и основной фактор посткризисного восстановления экономики. И это точно не политес, а прямая констатация его позиции, к чему нам и добавить нечего. Однако давайте представим, что Казахстан действительно вышел из Евразийского союза, спокойно и при обоюдном согласии участников, или самого Евразийского союза просто не существовало.

Допустим, что после этого правительство РФ не предложило продавать всю экспортируемую в Европу нефть и металлы прямо у себя на границе или искать обходные пути. И даже не повысило тарифы для пропуска нашего сырьевого экспорта (он, кстати, не наш, а американских и европейских компаний) через свои трубопроводы, железные дороги и портовые терминалы, не стало хотя бы квотировать обслуживание фактических конкурентов. Предположим, что Казахстан спокойно покинул ЕАЭС.

Итак, от чего же освободится и что приобретет Казахстан в случае счастливого исполнения чаяний сторонников «исключительно суверенного развития» нашего государства? В том-то и дело, что ни от чего не освободится и ничего не приобретет.

Чем недовольна и на что более всего жалуется казахстанская сторона при взаимодействии на, считается, общем экономическом пространстве? На то, что российские компании действуют на казахстанском рынке свободно, а вот казахстанским предпринимателям в России трудно пробиться. Дескать, Евразийская экономическая комиссия (ЕЭК) утвердила такие стандарты качества продукции, которые по силам только крупным и продвинутым компаниям, а вот нашим мелким производителям до них не дотянуться.

Однако вряд ли стоит надеяться, что в награду за освобождение места в Евразийском союзе специально для Казахстана будет выделен коридор для экспорта на российский рынок товаров качеством пониже. Как не стоит ждать и выходной премии в виде российских или белорусских инвестиций в расширение мощности и повышение качества казахстанских производителей, работающих на евразийский рынок.

Печальные песни, насколько нам не выгодно участие в Евразийском союзе, отражают правду жизни и исполняются в традиционном для наших краев стиле «что вижу, то и пою». Да, положение Казахстана в Евразийском экономическом союзе пока для нас невыгодно – в силу сегодняшнего фактически только торгового формата ЕАЭС, и в силу нашей неспособности успешно торговать чем-либо еще, кроме природного сырья, которого и в той же России достаточно.

Однако вне ЕАЭС та же самая невыгодная для нас торговля станет невыгоднее вдвойне. При стопроцентной гарантии, что ни отказаться от торгового взаимодействия, ни заменить его каким-то иным, например, китайским, либо невозможно, либо это будет означать еще большее усугубление нашего придаточного положения.

«Самое главное, чтобы Казахстан не превратился в полигон открытого противостояния США и Китая» — Сотрудник Агентства социальных исследований Тагир БАИРОВ, считает, что несмотря на отсутствие американских баз, экономическая зависимость от стран Запада только усиливается.

«Однако по всем признакам усиливается крен как во внешней политике, так и в экономическом сотрудничестве в сторону Вашингтона, что также вызывает множество вопросов», — указывает эксперт.

По его мнению, динамика усиления присутствия американского капитала в Казахстане влияет и на политическую повестку, а также укрепляет подчиненное положение страны, как сырьевой державы в мировом разделении труда. Нельзя сбрасывать со счетов и то, что две трети добывающего сектора находятся под контролем и управлением транснациональных корпораций, а 70% всего импорта идет на рынок Запада. Это подтверждает и сам пакет американских инвестиций.

Все это, безусловно, негативно влияет на интеграционные процессы в рамках ЕАЭС и на попытки индустриализации и импортозамещения. По его мнению, тут свою лепту вносят консалтинговые компании и западные экономические советники, которые за миллионные гонорары вводят в заблуждение казахстанское правительство. В связи с углублением мирового экономического кризиса данный курс на дальнейшее развитие сырьевой модели экономики, ориентированный на Запад, может сыграть с Нур-Султаном злую шутку.

Наш постоянный эксперт и ведущий специалист Центра Анализа интеграционных процессов стран Центральной Азии Улугбек БАБАГУЛОВ подошел к данной теме с другой стороны и пришел к выводу, что необходимо максимально открыто действовать в сфере биологической безопасности со своими союзниками по ОДКБ и партнерами по ШОС. Улугбек Бабагулов также исходит из опасности усиления экономического и политического конфликта между США и Китаем, которые могут перерасти в форму гибридной войны. Казахстан в этом раскладе может оказаться заложником большой игры великих держав, если будет следовать в фарватере прежней «многовекторной политики».

«То есть, экономические противоречия неизбежно превращаются в политические и смещение орбиты интересов Нур-Султана в сторону Вашингтона будет болезненно воспринято соседями. Усиление присутствия американского капитала и корпораций создает основы того, что страна превратится в полигон этого противостояния между супердержавами, а нашему народу от этого не поздоровится», — утверждает эксперт.

***

© ZONAkz, 2020г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...