Худой русский мир

Пора произнести вслух некоторые очевидные вещи

Евразийская интеграция в последнее время выглядит даже не двусмысленно, а трёхсмысленно. Взгляды на неё из Москвы, Нур-Султана и Минска (не будем уже трогать Бишкек и Ереван) радикально отличаются. Конечно, эти взгляды и не могут быть одинаковыми. Но повторять сюжет басни про Лебедя, Рака и Щуку они ведь тоже не должны. Однако повторяют. По крайней мере, если говорить о настроениях политологов, общественности, а иногда и политических лидеров.

В России одно за другим проходят мероприятия, на которых с энтузиазмом обсуждаются перспективы ЕАЭС. В том числе долгосрочные. В формате «а вот хорошо бы». В мероприятиях участвуют настоящие глубокие эксперты. Большинство из них трезво и критично оценивают как скромные успехи интеграции, так и её неблестящие перспективы. Но организаторы мероприятий задают «позитивный тренд». Эти круглые столы и конференции, кстати, проходят «с использованием гранта Президента Российской Федерации». Это я не выдаю ничьих тайн: такая информация размещена на сайте организаторов. Поэтому очередной эксперт, взяв слово и сделав оговорку, что сегодня, в силу разных причин, интеграция находится на сложном этапе, и перспективы её неясны, поэтому он, эксперт, будет говорить скорее о том, каким ему хотелось бы видеть ЕАЭС через 10 лет – затем рисует небо в алмазах. Другой специалист, сообщив, что без политической интеграции дальнейшее развитие Евразийского союза вряд ли возможно, рассказывает, как славно всем заживётся, если эта политическая интеграция откуда-нибудь возникнет. Вот такой любопытный формат.

Для чего весь этот утопический позитив спонсируется российским начальством? Я не знаю. Может, просто для удовольствия.

Казахские эксперты видят ситуацию совершенно иначе. Во-первых, они горячо одобряют президента Токаева, который не так давно заявил, что страна не будет поступаться в рамках ЕАЭС даже малой частью своего суверенитета. И тем более – говорят эти эксперты – мы не должны ввязываться в «российские авантюры» наподобие Крымнаша или Сирии. И даже словесно не должны их одобрять. Со страной-изгоем нам не по пути! Кроме того, казахские эксперты в очередной раз напоминают, что у Казахстана и России очень схожая структура экономики. Обе страны сырьевые, и они конкуренты, а не партнёры. При этом Россия имеет гораздо больше возможностей для продвижения своих интересов, поэтому Казахстан проигрывает от интеграции.

Конечно, кроме напористых политологов национал-патриотического профиля в РК есть немало специалистов, которые относятся к евразийским идеям более доброжелательно. Есть три с половиной миллиона русских, в силу объективных причин заинтересованных в тесной интеграции с Россией. Есть, в конце концов, Пётр Владимирович Своик, неустанно доказывающий, что без Евразийского союза Казахстану будет гораздо хуже, чем с союзом, но тренд задают не они.

Тем временем белорусский президент периодически, перемежая это дело с братскими поцелуями, обрушивается на «кремлёвских» за то, что они хотят присоединить 9-миллионную Белоруссию к 146-миллионной России. Просто включить её в состав РФ, сделать российской провинцией. Говоря по правде, эти подозрения не беспочвенны. Но такая перспектива категорически не устраивает Лукашенко. Он хочет быть хозяином своей маленькой страны, а не «заведующим складом» в России:

«Они просто просчитались. Они думали, что… дадут мне ключи от склада, и я побегу в Россию, тоже буду богатым, пушистым, белым, красивым… Не надо. Я буду работать в своей стране, чего бы мне это ни стоило!».

Не устраивает такая «интеграция» и простых белорусов. По крайней мере, со слов Лукашенко.

В общем, с Евразийским союзом всё получается как в той самой басне из школьного учебника русской литературы. (Крылова ведь ещё проходят в Казахстане?). Нет согласья в товарищах. Очень уж по-разному видят союзники цели интеграции. Грубая суть дела состоит в том, что Москва, несмотря на разговоры о формировании общей евразийской идентичности, о равноправии всех участников ЕАЭС и прочем, рассчитывает не просто на роль «мотора», лидера интеграции, но и на восстановление роли метрополии. Однако времена, когда Российская Империя без особенного труда вовлекала в свою орбиту соседние народы (не всегда к их великой радости), или когда большевики при помощи энтузиазма и массовых репрессий строили на одной шестой части земного шара новый мир остались в прошлом. Сто лет тому назад превосходство русской цивилизации было в нашей части Евразии бесспорным. Да и спорить с Империей было себе дороже. А сейчас это превосходство далеко не очевидно. Соседние народы при помощи русских отстроили свои блистающие столицы, сформировали элиту, затем вышли во внешний мир и более-менее отладили с ним отношения. По большинству параметров бывшие российские «колонии» догнали «колонизаторов». Что им сегодня Россия?

Но московские политологи-государственники заявляют, что ЕАЭС это продолжение Российской империи и СССР. Пугают соседей китайской, афганской, ещё какой-то угрозой. Пренебрежительно высказываются об экспертах «с бывших национальных окраин». Вот, например, цитата из моего интервью с одним из «кремлёвских ястребов» Сергеем Михеевым:

– …Я считаю, – говорит Михеев, – что качество большей части постсоветских элит, уровень экспертных сообществ оставляют желать лучшего. И рассуждения о том, что нам не страшен серый волк, потому что мы сегодня сытые и пьяные – это немножко разговоры дилетантов, людей, плохо разбирающихся в ситуации. Двадцать первый век не будет проще двадцатого. Борьба за ресурсы, за влияние, станет достаточно жесткой. И в этом смысле ресурсы Казахстана являются не только его привилегией, но и объектом вожделения разных центров силы. То, что сегодня кажется невозможным, станет возможным завтра…

…Россия, хотят этого казахи или кто-то еще или не хотят, является гарантом суверенитета многих постсоветских государств. И пока Россия в этих границах суверенитет признает, он имеет право на существование. А если Россия уйдет из региона или что-то в этом роде, например, то Центральная Азия обречена на очень серьезные испытания. Я в этом абсолютно уверен. Границы там нарисованы «от балды», потенциальных конфликтов огромное количество, желающих поживиться – еще больше. Поэтому все эти разговоры о том, что Россия там никому не нужна – это от недоумия, не слишком большой политической мудрости. Уход России из региона будет чреват для Центральной Азии разделом границ, ресурсов и многого-многого другого.

Сергей Михеев как бы отвечает казахским политологам, активно критикующим сейчас евразийскую интеграцию. Но дело в том, что этот разговор с «кремлёвским ястребом» состоялся у меня ещё в 2012 году. И ни одна из михеевских угроз с тех пор не подтвердилась. Мне кажется, «ястребы» морочат голову себе и людям. Но российскому начальству такие разговоры приятны.

Есть ещё одна химера: Россия должна дать соседям Большую Идею. Например, организовать строительства в Евразии справедливого, процветающего, открытого сообщества. На этот счёт имеются красивые, яркие и совершенно неосуществимые проекты, например, известного московского энтузиаста Юрия Крупнова. Его доклад «Евразийский Союз – единая цивилизация, много государств» прекрасен как майский сад. Крупнов зовёт нас с вами к новой революции, правда, мирной:

«Требуется сверхнапряжённое историческое творчество и выработка новых подходов, принципов и механизмов интеграции. Поэтому нам здесь необходимо подготовить и совершить настоящую интеграционную революцию.

…Евразийская интеграционная революция созидательна, поскольку для неё придётся заново начать освоение и переосвоение всего нашего колоссального пространства в шестую часть мировой суши. Предстоит застроить пространство новой страны инфраструктурами нового поколения, совместно выйти к следующему технологическому укладу, создать систему новых индустрий и отраслей, осуществить через проекты совместного развития небывалую деятельностную кооперацию с планируемыми эффектами мирового развития.

Наша новая большая страна должна стать центром мирового развития — своего рода «термоядерным реактором» и «воронкой» планетарного развития».

Всё это, конечно же, полная ерунда. И не потому, что технически неосуществимо. Просто в большие, светлые, созидательные проекты никто уже не верит. Сколько можно? В сегодняшнем евразийском населении больше нет той самоотверженной дури, которую Гумилёв называл пассионарностью, и которая заставляла наших прадедов штурмовать небо. Современный русский человек (и казахский тоже) не хочет совершать подвигов во имя грядущих поколений. Он хочет просто жить. Растить детей. Строить дачу, а не города в пустыне. Хочет летать за границу на отдых, а не ездить туда на танке. Тут есть ещё и демографический нюанс: средний россиянин это сегодня не безбашенный молодой крестьянин с ружьём, как в 1917 году, а солидный, оглядчивый мужик сорока лет с двумя детьми, пузцом и ипотекой.

А без ужасных военных опасностей, заставляющих бывшие советские республики наперегонки, по-цыплячьи, сбегаться под крыло Великой России и без Большой Созидательной Идеи евразийская интеграция будет идти так, как она идёт сейчас. Ни шатко, ни валко. Одни люди будут тешить себя и начальство химерами. Другие будут гордиться независимостью. Третьи… Третьи тоже будут гордиться независимостью, пока хватит здоровья и электорального ресурса. Главное, что воевать никто не собирается. Ведь худой мир гораздо лучше войны. Да не такой уж он и худой.

***

© ZONAkz, 2020г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...