«Туман коронавируса» и отсутствие необходимых специалистов

В органах государственного управления дефицит экспертов, от которых можно получить компетентные рекомендации

Введенные властями режимы ограничений и запретов из-за коронавируса поставили население Казахстана в условия жизни, по которым у него отсутствует опыт. Все вместе резко расширило пространство потенциальных конфликтов и угроз. Специалисты наук о человеке в свете пандемии COVID-19 в первую очередь акцентируют внимание на синдроме эмоционального (психологического) выгорания, который при массовом распространении может привести к самым неожиданным негативным последствиям. Резонанс событий с педофилом в Сатпаеве и межэтникой в Шорнаке запросто укладывается в данную концепцию.

Серьезные военные историки при разборе тех или иных событий и битв прошлого всегда оставляют место для фактора «туман войны». Например, специалист изучает Курскую битву, обладая широким набором «послезнания» и доступа как к советским, так и к немецким документам. Но накануне сражения на Курской дуге у командования Красной армии не было полной уверенности в том, что вермахт перейдет в наступление (противник мог отказаться от первоначальных планов).

Война – это ремесло, наука и искусство одновременно, поэтому «туман войны» каждый конкретный военачальник преодолевал и преодолевает в силу собственного потенциала и имеющихся в его распоряжении возможностей. Это могут быть данные разведки, знание организационной структуры противника, аналитическая работа штабов, персональное знакомство с собственными ключевыми командирами, личный опыт, массив теоретических и технических знаний… Судя по тому, как «Акорда» действует в период пандемии, «туман коронавируса» для нее является ненамного менее опасным и сложным противником, чем «туман войны» для полководцев Великой Отечественной.

Когда власти вводили первую волну карантина со всеми его необычными и непривычными запретами, то многие граждане скептически относились к самому обоснованию, которое выдвигало государство под свои действия. Правительство прямо указывало: в целях сохранения жизни и здоровья людей. Часть населения уже на данном этапе стала подозревать «засаду» из-за десятилетий сформированного недоверия к органам государственного управления. Переворот оказался слишком резким, поскольку государству долгое время было все равно, где и как ты работаешь, в каких условиях живешь, по какой учебной программе обучаются твои дети, есть ли у тебя деньги на новые налоги – и тут такое!

По идее, государству люди нужны. Даже если они ему требуются как бараны пастуху – все равно нужны. Однако государственная пропаганда даже в циничной форме не смогла эффективно донести до населения причину своей неожиданной и беспрецедентной заботы. Потом резко выяснилось, что поставленные государством задачи являются для него трудновыполнимыми, поскольку опыт помощи своему населению имеется ограниченный и точечный (Арыс, например), а коррупция и некомпетентность носят системный характер.

В период первой блокады городов, начавшийся с блок-постов вокруг Нур-Султана и Алматы, мейнстримом стали получение 42500 тенге, наблюдение за разноголосицей медицинских топ-функционеров (плюс их замысловатые кадровые перемещения) и дистанционное обучение школьников. Все три феномена вылились в стресс-тесты, которые оставили шрамы на социальном и психологическом здоровье общества.

Короткий период передышки между карантином и локдаунами получился половинчатым в плане возвращения к нормальной жизни. Те же кинотеатры, аквапарки, боулинги и развлекательные центры к работе не вернулись. Первая волна карантинов была призвана растянуть пандемию во времени, чтобы система здравоохранения справилась с наплывом больных. Но она все равно не смогла подготовиться, плюс лекарственный кризис и движение в «тумане коронавируса» от одного удара об острый угол к другому.

Классовые моменты и социальная несправедливость мерами против коронавируса сняты не были, а во многих случаях еще и усугублены. Например, «простонародью» запрещено въезжать на личном транспорте в горы Иле-Алатаусского национального парка под предлогом борьбы с COVID-19. А людям, которые там живут – можно. Ни для кого не секрет, что построить дом на особо охраняемой природной территории можно только незаконно. Тем не менее, специальные распоряжения акимата Алматы подтверждают и охраняют привилегии «элитариев» в ущерб всем остальным. Не видно обещанного движения по пути прогрессивного налогообложения, чтобы богатые стали платить больше.

Фактически Казахстан продолжает пребывать в условиях чрезвычайного положения, поскольку привычный «докоронавирусный мир» рухнул и нет признаков, чтобы все (или хотя бы большая часть) могло вернуться на прежние места. Наоборот, все указывает на какие-то необратимые изменения, которые до конца не понятны, но явно пугают. Массовое сознание казахстанцев не получает позитивных картинок (образов) будущего, что усиливает и форсирует синдром психологического выгорания.

Для борьбы с «туманом коронавируса» власть должна срочно мобилизовать аналитиков, социологов, экономистов, антропологов, психологов, урбанистов, культурологов, вирусологов – словом, всех тех, кто поможет разобраться в ситуации и даст практические советы по ее улучшению. Но пока мы наблюдаем картину, в которой власть вошла в штопор неожиданных для себя «открытий». То про реальную картину безработицы, которая на порядок перекрывает официальные цифры, то про неспособность обеспечить аптеки лекарствами, то про отсутствие у основной массы населения сбережений. Говорят, что расисты не копят на «черный день». В Республике Казахстан вроде как межэтнический мир и межконфессиональное согласие, а денег все равно нет.

Наш сосед раньше попрошайничал деньги на сигареты (работу потерял в начале карантина), а тут я увидел его деловито копающимся среди окурков в попытке подобрать что-либо поприличнее. Похоже, занимать финансы ему уже не у кого. А жизнь тем временем продолжается и в «тумане коронавируса» живет не только государственное руководство, но и сосед.

Власть явно не знает реального запаса социальной и психологической прочности населения, тем более в возрастном, поселенческом, региональном, профессиональном разрезах. Похоже, спросить ей тоже почти не у кого. Поскольку если бы информация от компетентных специалистов доходила до органов государственного управления, они не причинили бы столько вреда стране и самим себе. «Тумана коронавируса» тем временем все больше, а внятных ответов на вопрос «что делать?» как не было, так и нет.

***

Фото на главной: pixabay

© ZONAkz, 2020г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...