Как печатный станок США влияет на тенге

Что ожидает экономики разных стран, инвесторов и бизнес

Бесконечно печатать деньги из воздуха вряд ли получится, так что если правительство США не запустит двигатель экономики – потребительские расходы, то стране вряд ли удастся избежать череды банкротств и очередной волны массовых увольнений. Причем, негативные последствия ожидают не только США, но и весь остальной мир, уверен аналитик Wall Street Invest Partners Данияр Джумекенов.

***

– Бывший заместитель управляющего директора МВФ Жу Мин прогнозирует, что пакет ожидающейся финансовой помощи от Конгресса США на $1 трлн. способен внезапно обрушить курс доллара. Как вы считаете, это реально?

Данияр Джумекенов– Ранее в этом году власти США уже применяли масштабные стимулы в рамках борьбы с последствиями коронавируса, однако какого-то серьезного негативного эффекта на стоимость доллара они не оказали. В марте президент США Дональд Трамп подписал закон о поддержке экономики на $2,2 трлн., которые в том числе включали в себя знаменитые 600 долларов в неделю для безработных.

Помимо этого, ФРС совершала активные операции на рынке и даже впервые в истории начала покупать проблемные облигации не только компаний с высоким кредитным рейтингом, но и с «мусорным». Тем временем доллар крепко держался против других валют на межбанковском рынке: после некоторого ослабления он вновь стал расти в цене против большинства конкурентов.

Главной причиной подобной тенденции является высокое доверие к доллару, который приобретается для защиты капитала от возникающий неопределенности. Даже сейчас, когда повсеместные ограничения смягчаются, а страны начинают приходить в себя после карантина, спрос на доллар остается на довольно высоком уровне.

Здесь важно понимать, что важен не сколько сам факт принятия стимулов, сколько источник их финансирования. Во втором квартале госдолг США увеличился на $3 трлн. и достиг рекордного уровня в $26,5 трлн. В июне из бюджета было потрачено $1,105 трлн., тогда как поступления в бюджет сократились на $92 млрд., до $242 млрд. Вряд ли в ближайшие месяцы доходы страны восстановятся в достаточной степени, а значит финансировать восстановление экономики будет ФРС через «печатный станок».

– А если все-таки представить, что такой сценарий реализуется, и курс доллара резко упадёт? К каким последствиям это может привести? Кто и в какой степени может пострадать?

– Уже в начале года долг США к ВВП превышал 107%, а к текущему моменту успел вырасти до 132%. Сейчас этот показатель растет темпами, которые последний раз были замечены во время Второй мировой войны: тогда увеличившиеся военные расходы привели к цифре в 113%. Столь высокие значения являются проблемой не только для условной Аргентины, но и для самых развитых стран мира. В прошлый раз ее решали путем контроля кривой доходности.

Если в двух словах, то ФРС снизила верхний предел доходности гособлигаций и начала массивную эмиссию валюты. Данная стратегия привела к росту темпов инфляции до 20% к 1947 году, однако позволила снизить соотношение госдолга к ВВП до 64% уже к началу 1950-х. Вероятнее всего, аналогичным образом будут поступать и в этот раз, так что пугаться дополнительного $1 трлн. не стоит — гораздо более опасными для экономики будут дальнейшие действия американского правительства.

Масштаб последствий оценить крайне сложно, но они явно будут иметь долгоиграющие последствия, в том числе это может привести к сильному падению доверия к доллару и усиления роли других мировых валют в качестве средств международных расчетов.

– Как отразится наращивание долларовой массы на валюте развивающихся стран, в том числе тенге?

– Валюты развивающихся стран могут выиграть от дополнительных стимулов. В первую очередь, благодаря новому раунду фискальной поддержки и низким ставкам фондирования инвесторы будут гораздо активнее участвовать в сделках с рисковыми инструментами. При этом увеличение долларовой ликвидности ослабит давление на курсы нацвалют.

Как мы помним, в марте, когда кризис только начался, курс тенге рухнул на 17%, однако уже к июлю смог отбить большую часть потерь, вернувшись к отметке в 405 за доллар. Вполне возможно, что новая порция стимулов позволит курсу возобновить укрепление и опуститься ниже уровня в 400 за доллар.

– Жу Мин также предрекает, что из-за затяжного кризиса начнут банкротиться крупные компании. Насколько вероятен такой сценарий? Действительно ли возможна череда крупных, и, по нарастающей, более мелких дефолтов?

– Две недели назад крупнейшие американские банки опубликовали свои финансовые результаты за второй квартал 2020 года, за тот период, на который пришелся пик текущего кризиса.

Три банка JPMorgan, Wells Fargo и Citigroup увеличили свои резервы под «плохие» долги на текущий год до $47 млрд. — это больше, чем организации формировали за три последних года вместе взятых. Создать эти резервы удалось практически без негативных последствий благодаря тому, что действия ФРС позволяли банкам привлекать практически «бесплатные» деньги на долговом рынке без каких-либо ограничений.

Тем не менее, действия регулятора позволяют лишь замаскировать проблемы и отдалить время наступления реальных трудностей. Количество зомби компаний (фирмы, держащиеся на плаву исключительно благодаря дешевым кредитам) растет, тогда как МСБ, которые не имеют долговых активов, практически не замечают усилий ФРС и страдают от падения потребительской активности.

Бесконечно печатать деньги из воздуха вряд ли получится, так что если правительству США не удастся запустить двигатель экономики – потребительские расходы, то страну ожидает череда банкротств и очередная волна массовых увольнений.

Что в этом случае ожидает инвесторов на фондовом рынке? Ралли прекратится, и наступит крах?

– В обозримом будущем фондовому рынку ничего не грозит: технологические гиганты — главные драйверы роста (Facebook, Amazon, Apple, Netflix, Alphabet) растут благодаря обнадеживающим отчетам или позитивным ожиданиям инвесторов, тогда как убытки прочих компаний по итогам второго квартала оказались гораздо меньше, чем прогнозировалось. Безусловно, периодически случаются коррекции, но индексы все еще держатся вблизи исторических максимумов.

Реальная экономика и фондовые рынки практически никак не связаны между собой, ведь инвесторы совершают операции основываясь не на текущих событиях в мире, а закладывают в цену свои ожидания. Конечно, игнорировать масштабные банкротства будет сложно, но довольно быстро рынок придет в себя, как это бывало каждый раз до этого: в 2020-м, 2008-м, 2001-м и тд.

***

© ZONAkz, 2020г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...