Выход из карантина: что будет со страной и с нами?

Почему неразвитой экономике Казахстана впервые повезло больше, чем экономикам западных стран?

Почему экономика США упала на треть, а ВВП Казахстана сократился всего на символические 1,8%? Как быстро восстановится МСБ? Ожидает ли Казахстан «девятый вал» безработицы? На эти и другие вопросы отвечает аналитик Wall Street Invest Partners Данияр Джумекенов.

***

— Данияр, давайте сделаем чек-лист состояния казахстанской экономики. Что происходит с ней в настоящее время?

— К сожалению, в Казахстане наблюдается недостаток информации по состоянию экономики, будь то официальных данных или результатов опросов со стороны серьезных исследовательских организаций. В результате чего для анализа приходится собирать информацию по крупицам, а также проводить параллели с другими странами, например США. На первый взгляд может показаться, что американская экономика уже вовсю восстанавливается, особенно после того как большинство компаний успело отчитаться о финансовых итогах второго квартала, на который пришлись самые серьезные ограничительные меры. Так, 58% компаний из S&P 500 (куда входят крупнейшие корпорации страны) смогли показать результаты лучше осторожных ожиданий аналитиков. Тем не менее, если посмотреть на данные по Russell 2000 (самые маленькие фирмы из представленных на рынке), то заметим, что прибыль небольших игроков сократилась на 97% по сравнению с аналогичным периодом 2019 года. Кроме того, в инвестиционном банке Goldman Sachs опросили 10 тыс. представителей малого бизнеса и выяснили, что 85% фирм, получающих поддержку правительства по линии PPP (деньги на выплату зарплат) исчерпают свои резервы уже в первой половине августа. Напомним, что всего в США направили на поддержку экономики $3 трлн., или примерно 15% от ВВП. Для сравнения: в Казахстане под эти цели выделили порядка 8%.

— Где Америка и где Казахстан? Есть ли смысл проводить параллели?

— Разумеется, сравнивать крупнейшую экономику мира, которая главным образом зависит от внутреннего потребления и имеет возможность печатать деньги без серьезных последствий для их стоимости с остальным миром, и Казахстаном в частности, не совсем правильно. Но при этом бессмысленно отрицать в целом схожее влияние текущего кризиса на все страны без исключения.

Можно заметить, что чем выше доля экспорта в экономике, тем слабее оказался негативный эффект. Например, если ВВП США во втором квартале рухнул на 32%, то ВВП Франции и Германии на 13% и 12% соответственно. Доля экспорта в казахстанской экономике превышает 50%: речь идет не только о самих экспортерах, но и тех, кто обслуживает данный сектор, о его инфраструктуре.

Получается, что страна производит по большей части то, что не потребляет сама, а, значит, и зависит от обстановки на международных площадках.

— Впервые нам, недиверсифицированным и неразвитым, повезло?

— Да. Ведь львиную долю всего экспорта составляют энергоресурсы, которые пользуются спросом всегда: присутствуют экономические трудности или нет. В этом плане Казахстан оказался застрахован от более глубокой рецессии: по официальным данным, за первое полугодие 2020 года ВВП сократился всего лишь на 1,8%.

— Тем не менее, безработица в стране выросла, и довольно ощутимо, в два раза. Значит ли это, что и бедность выросла, ведь помощи государство хватило не всем, и она оказалось минимальной?

— Увы, структура экономики Казахстана позволяет обеспечить структурной занятостью лишь около половины населения страны: доля “белой” зарплаты составляет порядка 15% ВВП. В связи с чем оценить, насколько в реальности пострадали доходы среднего казахстанца, весьма сложно: официальные лица оценивают долю теневой экономики в 23,62%, тогда как международные организации, вроде МВФ, говорят о гораздо более высоких цифрах: 30-40%. А ведь именно к этой части и принадлежат МСБ, представляющие сферу торговли и услуг, которые сильнее всех пострадали от карантина. Одна только торговля обеспечивает работой порядка 1,3 млн. казахстанцев, или 15% от всего занятого населения.

— МСБ за время карантина пострадал больше, чем крупный бизнес. Насколько велика глубина падения?

— Довольно сложно зарабатывать, когда потребители снижают свои расходы. Более свежих данных пока нет, но за первые 5 месяцев 2020 года обороты розничной торговли в республики просели на 16,2%. При этом, цены на продовольственные товары за этот же период выросли на 3,7%, а, значит, в условиях отсутствия роста доходов люди смогут позволить себе все меньше продуктов. Если ситуация не изменится, то нас ожидает очередная волна банкротств и увольнений, что в свою очередь будет давить и на крупный бизнес через снижение числа заказов.

— Не грозит ли Казахстану коллапс в сфере МСБ? Не потребуется ли дополнительная и серьезная помощь сектору? Сможет ли он восстановиться, как скоро?

— Вряд ли правительство решится на увеличение поддержки: падение рыночных цен на сырье, а также обязательства по снижению объемов добычи нефти в рамках соглашения ОПЕК+ могут привести к падению бюджетных доходов от экспорта энергоресурсов почти в два раза.

Но отчасти полулегальное состояние МСБ позволит многим игрокам пережить последствия пандемии, однако восстановление все равно может растянуться на несколько лет, так как государственную поддержку во многом получили именно крупные компании.

Сегмент будет трансформироваться: уходить в онлайн, резать издержки, менять сферу деятельности, но успех преобразований будет зависеть от общей ситуации в стране.

— Данная ситуация, вероятнее всего, обернется сокращением расходов, в том числе и на поддержку экономики? Каков ваш прогноз по инфляции, по падению ВВП?

— Совершенно верно. Чудес ждать не приходится. Если в 2019 году расходы бюджета были профинансированы на 28% за счет трансфертов из Нацфонда, то в 2020 году эта цифра может вырасти до 34%. Повторный карантин лишь усугубит проблемы, связанные с падением налоговых поступлений, в результате чего будет расти госдолг. В текущих условиях он вполне может вырасти до 28% от ВВП.

По итогам года экономика может просесть на 3%, а инфляция разогнаться до 8-9%, что окажет негативное влияние на реальные доходы населения, а официальная безработица способна вырасти до 6%.

— Но, надеемся, 2021 год будет лучше?

— На фоне восстановления бизнес-активности в странах-торговых партнерах и рыночных цен на сырье состояние казахстанской экономики будет улучшаться. Возвращение ВВП к росту стоит ожидать уже в следующем году: он может составить порядка 3%.

***

© ZONAkz, 2020г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...