«Электоральные процессы фактически уже запущены – партии включились в повестку… Фоном идут события в Беларуси»

Сетевые СМИ о предстоящих выборах в маслихаты и мажилис

«Почти все партии начали подготовку к выборам» — Несмотря на отсутствие официальной даты следующих выборов в мажилис и маслихаты, почти все зарегистрированные партии намерены принять в них участие. Vласть поговорила с их представителями о степени готовности партий к выборам, об их активности в неэлекторальный период и о том, какие текущие проблемы будут отражены в их повестках.

Следующей зимой в Казахстане должны состояться выборы в маслихаты и мажилис парламента. Если политическим движениям, испытывающим трудности с регистрацией своих партий, так и не удастся окончить эту процедуру, к участию в электоральной борьбе будут допущены 6 партий: «Нур Отан», «Ак Жол», Коммунистическая народная партия (КНПК), Общенациональная социал-демократическая партия (ОСДП), «Ауыл» и «Бiрлiк».

Наиболее активную подготовку к выборам ведёт «Нур Отан». На прошлой неделе партия начала регистрацию участников праймериз – внутрипартийного отбора кандидатов в депутаты всех уровней, которые продлятся до 3 октября.

Входящие в нынешний состав парламента КНПК и «Ак Жол» подтвердили свое намерение участвовать в выборах, но находятся на разных этапах подготовки к ним. Секретарь ЦК КНПК Айкын КОНУРОВ рассказал Vласти, что партия ведет ее в двух направлениях: внутрипартийного обучения потенциальных депутатов, агитаторов и наблюдателей через цифровую платформу; и пропагандистской работы с гражданами через собственные СМИ, социальные сети и мессенджеры. Впрочем, говорить о предвыборной кампании и новой программе партии еще рано – все это будет утверждаться во время съезда, дата которого станет известна после официального назначения дня выборов. Но уже можно сказать, что они будут строиться вокруг нынешних целей партии: усиления роли государства в политике и экономике, народовластия, широкого народного контроля за властью, достижения социальной справедливости и гарантий на труд.

Председатель «Ак Жола» Азат ПЕРУАШЕВ не стал раскрывать детали подготовительного процесса, но отметил, что партия будет вести работу «во всех регионах». Он также не сомневается, что ей удастся сформировать полноценный партийный список, включающий представителей из всех регионов. Вместе с тем Перуашев подчеркнул, что говорить о предвыборной платформе и плане мероприятий еще рано – они будут утверждаться после объявления даты выборов. Тем не менее, с начала года «Ак Жол» продолжает проводить встречи с гражданами в разных регионах, время от времени набирает новых членов, а также делает депутатские запросы и публичные заявления в поддержку казахстанского бизнеса.

ОСДП, называющая себя единственной оппозиционной партией из числа зарегистрированных, тоже собирается участвовать в выборах. В 2019 году она прошла через несколько внутрипартийных конфликтов, из-за которых трижды менялся председатель. Ее нынешний глава Асхат РАХИМЖАНОВ пояснил, что сейчас партия не рассматривает вариант с бойкотом по двум причинам. Во-первых, Казахстан находится в сложном положении из-за пандемии и кризиса, поэтому страна как никогда нуждается в обсуждении и решении социальных проблем. Во-вторых, партии может грозить процесс ликвидации, если она откажется от электоральной борьбы во второй раз подряд. ОСДП, по словам Рахимжанова, сейчас усиливает работу партийных пунктов, выстраивая её с учетом специфики каждого региона.

Несмотря на слабую результативность партии «Ауыл» на парламентских выборах 2016 года и президентских выборах 2019 года, встреча её лидера Али БЕКЕТАЕВА с президентом Касым-Жомартом ТОКАЕВЫМ в декабре прошлого года была расценена казахстанскими политологами как приглашение партии в парламент.

Последняя из зарегистрированных партий – «Бiрлiк», не набравшая даже 0,5% голосов на прошлых выборах в мажилис, еще в начале года не проявляла активного интереса к следующему электоральному циклу. С того момента ничего не изменилось: она по-прежнему не знает, будет ли принимать участие в выборах.

«Данияр Ашимбаев: «Косанов» и «Тихановская» нам не подходят» — Что касается «электоралки», то начнем с того, что в августе состоялись выборы в Сенат. Прошли они достаточно незаметно. С другой стороны, это отнюдь не те выборы, которые привлекают к себе внимание. В то же время сама по себе кампания могла бы быть подана более интересно для того, чтобы разрядить обстановку. Однако этого сделано не было – выборы прошли традиционно в тишине и без шума.

Теперь ожидаются выборы в Мажилис и маслихаты – причем выборы в маслихаты впервые пройдут полностью по партийным спискам. Согласно установленным Конституцией срокам, выборы должны состояться самое позднее в январе.

Получается, что электоральная кампания стартует уже в октябре-ноябре нынешнего года.

Таким образом, до ее начала остаются буквально считанные месяцы. Однако, как мы наблюдаем, несмотря на некоторую либерализацию законодательства, новых игроков на партийном поле не появилось. Хотя карантин давал возможности запустить новые партийные проекты – для начала в онлайн-формате с тем, чтобы по окончании локдауна перейти в офлайн.

Однако за летние месяцы все претенденты на такого рода проекты никак себя не проявили. Таким образом, новых партий, полагаю, нам ожидать не стоит.

В настоящий момент, скорее всего, идет торговля за мелкие бренды, которые сами по себе никакой роли не играют, но на которые есть спрос, поскольку они уже имеют регистрацию, что снимает с претендентов необходимость проведения оргмассовой работы.

Однако если запуск этих проектов состоится сейчас, когда до выборов осталось совсем немного, это будет выглядеть как чистой воды политтехнология.

Таким образом, главным блюдом политсезона является праймериз Nur Otan. Отмечу, что с депутатским составом партии есть определенные проблемы. Если представители партийной фракции в Мажилисе нам знакомы как достаточно активные, то депутаты маслихатов ни в реальности, ни в виртуальном пространстве особо не заметны.

Главный конфликт предстоящих праймериз заключается в том, что у акимов есть желание контролировать состав и поведение депутатов маслихатов, в то время как у партии Nur Otan есть понимание, что если обновления депутатского состава не произойдет, она понесет невосполнимые репутационные и политические издержки.

Сегодня есть возможность, привлекая в Nur Otan активистов достаточно широкого спектра, одним махом решить едва ли не все существующие электоральные и политические проблемы. При этом одновременно эта технология будет использоваться на выборах в Мажилис.

Что касается влияния пандемии и ее последствий на протестность в обществе, то уровень ее сегодня действительно высок. Однако протестность и политическая альтернатива – как мы все прекрасно понимаем – это вещи немного разные.

К примеру, у меня как у гражданина есть недовольство действующей политической системой, однако я не вижу системных структур и организаций, способных выразить мои взгляды и предложить альтернативу. А несистемные меня не устраивают.

Полагаю, что во время предстоящего электорального цикла многие, как и я, могут столкнуться с аналогичной проблемой. То есть общество созрело для перемен, но легальных путей для изменений нет, а нелегальные нам не подходят. Альтернатива броситься в такие политические проекты, как «Косанов» и «Тихановская» – подходит далеко не для всех.

Нурболат МУСАБАЕВ – «Предвыборный излом» — Электоральные процессы фактически уже запущены – партии включились в повестку, инициативно заходят на медиаполе; реанимирован экспертный дискурс о партстроительстве; в оппозиции задаются вопросами о позиционировании и тактике действий.

Фоном идут события в Беларуси, заставляющие задуматься не только власть и оппозицию, но и молчаливое большинство. Политический кризис, с которым столкнулся лукашенковский режим, повышает индексы одного из главных вопросов предстоящей кампании – что делать с возросшей протестностью?

Для разных акторов политического процесса этот вопрос звучит по-разному: для власти это угроза, потому она рассматривает ее через линзу утилизации и купирования, в свою очередь оппозиция видит в ней возможность если не для изменения, то для размыва сложившегося статус-кво.

Одна из технологических уловок последней президентской кампании в Беларуси – регламентирование предвыборных онлайн-голосований. Они были приравнены к классическим социологическим опросам, которые в свою очередь лицензируются государством.

У нас такого флажка нет (хочется надеяться, что и не будет), однако предусмотрен режим тишины, запрещающий за пять дней до голосования и в день голосования публиковать результаты любых предвыборных опросов.

Так или иначе, предварительные электоральные опросы у нас уже проводятся, причем довольно-таки активно. И они интересны важной тенденцией – высоким процентом тех, кого «не возбуждает» ни одна из действующих партий.

Эта тенденция «бьется» и с данными классической социологии, которая также фиксирует дезорганизацию электората.

Безразличие части общества к действующей конфигурации партийного поля поддерживается отсутствием такой формы голосования как голосование против всех кандидатов. И если такая форма волеизъявления была бы предусмотрена, то кандидат «против всех» был бы в числе лидеров.

Но такой графы в избирательных бюллетенях нет с 2011 года. Поэтому ближе к выборам возобновится дискуссия, которая шла фоном президентской кампании-2019.

Тогда одни выступали за протестное голосование, то есть голосовать «против», делая ставку на заведомого аутсайдера.

Вторые считали, что эффективной формой протеста станет порча бюллетеней.

Третьи призывали бойкотировать выборы.

Вряд ли оппозиция сможет договориться об единой стратегии действий и консолидированном (умном) протестном голосовании.

В свою очередь, раздробленность оппозиции облегчает задачу по рассредоточению протестного голосования, чтобы оно имело не направленный, а рассеянный характер.

Кенже ТАТИЛЯ – «Партия «Нур Отан»: перезагрузка и праймериз – что стоит за этим?» — Сегодня все активнее на первый план выдвигается тема предстоящих парламентских выборов. Прошлые электоральные кампании, кто бы и что бы ни говорил, проходили при однозначном доминированию партии «Нур Отан», а потому то, что происходит с ней и в ней, не может не интересовать казахстанцев, следящих за политической жизнью. Какой этап своей эволюции она переживает, что означает объявленная ее лидерами перезагрузка – об этом мы беседуем с известным политическим аналитиком Юрием БУЛУКТАЕВЫМ.

Выскажу свое мнение: партия «Нур Отан» не является правящей, она, скорее, подходит под определение «партия власти». Ядром заявленной перезагрузки был объявлен праймериз. Обсуждая предварительные итоги его первого этапа – выдвижение и регистрация кандидатов – члены бюро отметили, что на сегодня подано уже более 10 тысяч заявлений, в качестве кандидатов зарегистрированы 8 915 человек.

Принять участие во внутрипартийном отборе намерены представители различных социальных групп и возрастов. Согласно опубликованной информации, 36,4% кандидатов – женщины, 28,9% – молодежь до 35 лет. Если от первичных партийных организаций выдвинуто 3 023 кандидата, то 6 978 – самовыдвиженцы. Следовательно, «нуротановцы» уже озаботились повышением качественного состава своих выдвиженцев на предстоящих выборах. По существу, прошедшее заседание бюро политсовета явилось сверкой часов в ходе уже начавшейся для «Нур Отана» электоральной кампании. Подведены предварительные итоги первого этапа праймериз, намечены планы дальнейших действий. Партия продемонстрировала свою нацеленность на победу. И это, безусловно, должно оказать влияние и на качество предстоящих парламентских выборов. Правда, произойдет это в том случае, если и другие субъекты политико-партийной системы Казахстана активизируют свою подготовку к предстоящим электоральным баталиям и вступят в борьбу за голоса избирателей.

Редакция портала platon.asia – «Демократическая революция в Казахстане невозможна» — Сегодня в информационном пространстве Казахстана стали появляться материалы с «прогнозами» о якобы надвигающейся революции в стране. При этом ссылаются на социальную напряженность на волне коронакризиса, недавние волнения в Шорнаке, Сатпаеве, указывают также на Кордайские межэтнические столкновения, как на признаки назревающей революционной ситуации. Полагаем, что такой вывод является чересчур алармистским.

Другими словами, пресловутые протестные настроения, которые якобы могут выплеснуться наружу — это обычно «театральное» действо людей, чтобы выбивать «капусту» от власти. Примечательно, что известные исследователи элитизма Филд и Хигли показали, что характер взаимоотношений внутри общества определяет характер его элиты… В администрации президента РК (АП) на каждый год, каждые полгода действует некий медиаплан, в котором заранее расписано, кто и когда выступит, напишет в СМИ по такой-то и такой теме. В настоящее время это темы, которые призваны отвлекать внимание общества от обсуждения трагедии вокруг эпидемии, кризиса, безработицы и нищеты.

На самом деле наш народ готов даже голодать, иногда опираясь на помощь родственников, но в исключительно очень редких случаях он может выйти с политическими протестами и требованиями Перемен. Должно произойти что-то сверхординарное, чтобы наши люди стали «революционерами», например, массовый кровавый расстрел митингующих, либо если один хан решит занять место во власти вместо другого хана с помощью оплаченной толпы. Более того, в нашем обществе политических идеалистов, «декабристов» зачастую считают ненормальными, над ними смеются. Казахстанцы в основном придерживаются только своих личных интересов, доверяют лишь своим близким, огораживаясь в своей «хате с краю». А заниматься общественными делами, тем более бесплатно, для подавляющего большинства наших людей – это «сумасшествие». Для основной массы казахстанцев не существует духовных, гражданских, демократических ценностей. Слово «демократия» для них – это ругательство, символ хаоса и либерастии. Да и само слово «ценности» они понимают только в одном смысле – в материалистическом, финансовом.

Социологические опросы говорят о большом потенциале протестного движения в Казахстане, о готовности довольно значительного количества казахстанцев выступить с открытыми протестами. Но на практике протестующих – в десятки раз меньше. Это явление называется парадоксом Лапьера. Словом, декларации наших людей, как правило, мало что значат – это обычное традиционное увлечение красивыми, яркими словами, нечто вроде айтыса – словесная эквилибристика. Тем не менее, наша элита очень боится неконтролируемого народного гнева, ибо тому есть прецеденты в современной истории Казахстана…

***

© ZONAkz, 2020г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...