Роман Ященко: Проект строительства АЭС в Казахстане должен пройти специализированную и общественную экспертизу

Споры вокруг строительства в Казахстане атомной электростанции до сих пор не утихают. На днях обращение к правительству отказаться от проекта распространил “Экофорум Казахстана”. Между тем доктор биологических наук, председатель казахстанского национального комитета ЮНЕСКО “Человек и биосфера”, главный научный сотрудник института зоологии комитета науки МОН Роман Ященко призывает общество оценивать проект строительства АЭС не с эмоциональной, а с научной точки зрения

Алматы. 25 декабря. КазТАГ — Владимир Радионов. Споры вокруг строительства в Казахстане атомной электростанции до сих пор не утихают. На днях обращение к правительству отказаться от проекта распространил “Экофорум Казахстана”.

“Экологический Форум Казахстана считает, что строительство АЭС опасно для населения, не выгодно для экономики и разрушительно для окружающей среды, и призывает правительство Казахстана остановить эти опасные планы”, — говорится в документе.

Между тем доктор биологических наук, председатель казахстанского национального комитета ЮНЕСКО “Человек и биосфера”, главный научный сотрудник института зоологии комитета науки МОН Роман Ященко призывает общество оценивать проект строительства АЭС не с эмоциональной, а с научной точки зрения.

Экологический Форум Казахстана считает, что строительство АЭС опасно для населения

***

— Роман Васильевич, вы высказываетесь за проект строительства атомной электростанции. Первый вопрос — почему?

— Потому что при современной ситуации в мире Казахстану необходимо в краткие сроки совершить экономический рывок, и развитие собственной атомной энергетики обеспечивает такой прорывной рост. Никакого противоречия между “зеленой” экономикой и развитием атомной энергетики я не вижу. Совсем недавно я поднимал этот вопрос на международном симпозиуме в Камбодже, где присутствовали представители министерств охраны окружающей среды стран Азиатско-Тихоокеанского региона, и получил ответ, что при правильном использовании всех охранных механизмов противоречия нет.

— Казахстан отличается от большинства стран мира огромным количеством природных ископаемых, в том числе, и углеводородов. Так есть ли смысл строить сейчас АЭС, пока есть возможность использовать традиционные для нас методы получения электроэнергии путем сжигания углеводородов на тепловых электростанциях?

— Этот вопрос правильнее адресовать нашему правительству, оно должно ответить на вопрос, что будет эффективнее для экономики: вложить огромные деньги в АЭС, либо расширять количество ТЭС, ГЭС. Но если смотреть с экологической точки зрения, ТЭС довольно серьезно загрязняют окружающую среду. И в таком разрезе АЭС мне представляется более чистой формой получения энергии.

Я прекрасно понимаю, что у нас в стране, где 40 лет производились испытания оружия на семипалатинском ядерном полигоне, сформировались жгучие фобии по отношению к атомной энергетике. Но если дать волю своим страхам перед мирным атомом, то можно “с водой выплеснуть и ребенка”.

— Кстати, о фобиях. Ведь они появились в казахстанском обществе не на пустом месте. Вы считаете, что они необоснованны?

— Конечно, когда атом вырывается на свободу, он начинает убивать все живое. И имеющиеся фобии подкрепляются конкретными примерами из недавней истории атомных катастроф. В сознании народа есть “синдром Чернобыля”, “синдром Фукусимы”. В связи с этим для преодоления таких тревог необходимо развернуть широкие общественные дискуссии по вопросу, насколько надежны современные защитные механизмы, применяемые в атомной энергетике, смогут ли существующие системы атомной безопасности полностью защитить местное население в случае нештатных ситуаций.

Когда произошла авария на “Фукусиме”, я работал в Японии в городе Киото и общался с некоторыми коллегами, которые в момент аварии оказались в районе катастрофы, поэтому получал информацию от очевидцев аварии. Большинство из них активно участвовали в протестах, выступая за консервацию всех атомных реакторов, но позднее многие изменили свое мнение под давлением возникших проблем в экономике.

На мой взгляд, у нас в Казахстане в общественном сознании сейчас наблюдается некий крен в сторону антиядерных настроений, основанных на эмоциях страха. Как только речь заходит об атомной энергетике, то сразу же “включается красный свет” строительству АЭС. Это очень непродуктивная позиция. Надо развернуть общественные дискуссии по обсуждению атомной проблемы и обязательно приглашать на такие общественные слушания специалистов, прежде всего, экспертов в области энергетики, чтобы они рассказали о результатах своих исследований по новым ядерным технологиям. Например, использование тория в качестве топлива более безопасно, чем использование изотопов урана, хотя и менее эффективно. Здесь мне импонирует мнение известного российского ученого Игоря Острецова, который как раз ратует за развитие ториевой энергетики. Все эти темы нужно широко обсуждать.

— А как преодолеть имеющиеся фобии, как донести до народа, что хоть они и имеют под собой основания, не должны являться основополагающим фактором в вопросе отказа от развития атомной энергетики?

— Это должна быть целая система пропагандистских мероприятий. Общество само должно преодолеть свои страхи. Задачей правительства и экспертного сообщества является организация честного обсуждения всех проблемных вопросов атомной безопасности. Необходимо донести до общества мнения как “за”, так и “против” атомной энергетики. Во время такого обсуждения, возможно, нелицеприятного, будет дана объективная оценка безопасности атомных станций.

— Ваш коллега — профессор Виктор Инюшин высказался в том ключе, что даже при соблюдении всех необходимых защитных мероприятий атомный реактор в любом случае будет оказывать негативное влияние на живую природу…

— Профессора Инюшина тоже надо пригласить к участию в общественной дискуссии. Виктор Михайлович — серьезный ученый, я уверен, что он строит свои выводы на основе результатов серьезных научных исследований.

— Из стана противников помимо того, что АЭС представляет экологическую опасность, часто раздаются упреки в адрес инициаторов в том плане, что у нас нет специалистов в данной области. Эта проблема, на ваш взгляд, решаема?

— Конечно, решаема. Не секрет, что в Казахстане работало достаточно много высококвалифицированных специалистов в этой области. Позднее в силу известных причин произошел некоторый отток из страны таких экспертов, и сейчас наблюдается кадровый голод. Это касается не только ядерной энергетики, но и других сфер экономики. Но вместе с тем у нас есть возможности самостоятельно подготавливать собственные высококвалифицированные кадры. Также надо отправлять молодежь учиться за границу и вместе с этим создавать внутри страны такие условия, чтобы молодые ученые возвращались и работали в Казахстане.

— Мнение о том, что если за строительство АЭС возьмутся наши чиновники, которые разворуют половину выделенных средств, а потом придут безрукие специалисты, с которыми говорить о безопасности вообще не приходится, тоже представляется из разряда “бесспорных”. А вы как считаете? Ведь большинство аварий на АЭС, в частности, на Чернобыльской, действительно произошло в силу человеческого фактора — некомпетентности персонала.

— Боязнь есть, конечно, и в обществе, к сожалению, превалирует мнение, что все чиновники сплошь и рядом продажные. На мой взгляд, это не так. Среди государственных чиновников имеется достаточно много приличных, квалифицированных и очень ответственных людей. По крайней мере, я с такими работаю.

Когда-то я тоже был в плену подобных иллюзий, пока не начал более тесно контактировать с управленцами различного уровня. Разные люди встречаются, да, коррупционеры среди них, безусловно, есть. Так что же теперь — не жить, впасть в уныние? Повторюсь, мне представляется, что большинство из тех, кто принимает решения, — достаточно компетентные специалисты в своей области.

Что же касается Чернобыля, там до конца так и не выяснено, что именно произошло. В последнее время я часто слышу высказывания, что это была спланированная диверсия, направленная на разрушение Советского союза.

— Но почему тогда в странах более благополучных, чем Казахстан, и в экономическом плане, и в плане уровня коррумпированности чиновничьего аппарата, после аварии на Фукусиме усилились антиатомные настроения? И не просто настроения — стали приниматься решения о консервации действующих АЭС, об отказе от планов строительства новых станций?

— Если говорить о развитых западных странах, то там принимаемые решения очень сильно зависят от общественного мнения. У нас же зачастую чиновники существуют “сами по себе”, а там их запросто могут снять, если они не будут отражать волю электората. Вместе с тем в Японии после катастрофы Фукусимы только первая реакция была очень эмоциональной — “запретить”, “закрыть”. В дальнейшем вернулось понимание того, что экономическое развитие страны невозможно без использования созданной ранее атомной энергетики. И как бы красиво не выглядела с экологической точки зрения ветряная или солнечная энергетика, она однозначно дороже, чем атомная. Законы рынка, экономической эффективности диктуют свои правила игры.

— Что касается общественного мнения, в странах с развитой демократией большинство вопросов — в том числе и по строительству АЭС — решаются на референдумах. Необходим ли референдум в нашей ситуации?

— Народ надо слушать обязательно, и я не вижу опасности в проведении референдума, он показывает отношение общества к той или иной проблеме. Но, прежде чем проводить референдум, необходимо в ходе общественной дискуссии позволить гражданам самим разобраться в проблеме, выяснить для себя, “что такое хорошо и что такое плохо” в ядерной энергетике, развеять тревоги и сомнения.

Если же провести референдум прямо сейчас, результат наверняка будет отрицательный. Поэтому, повторюсь, проблему не нужно замалчивать, в вопросе развития атомной энергетики нечего скрывать. Напротив — надо показать экономические расчеты, будет ли экономически выгодно использование “мирного атома”, будет ли это безопасно для окружающей среды и человека.

— Немаловажный вопрос, касающийся безопасности — это место строительства АЭС. Этот вопрос до конца в Казахстане не решен. Какой регион страны вам представляется оптимальным для размещения такого объекта?

— Первый определяющий фактор — это сейсмичность региона, потому что, если сильно тряхнет, то последствия могут быть непредсказуемыми.

Во-вторых, если смотреть с точки зрения охраны окружающей среды и здоровья населения, предпочтительнее строить АЭС в удалении от крупных населенных пунктов. Были планы строительства станции на северном побережье Балхаша, и мне, как специалисту в области охраны природы, этот проект не импонировал, потому что Балхаш — уникальное озеро, и должна существовать максимальная страховка от возможного заражения.

Конечно, оптимальный вариант — построить станцию в пустыне, но тогда встанет вопрос, где брать воду для охлаждения реактора, где и как разместить обслуживающий персонал, ведь АЭС — это огромный комплекс. Так что тут должны свое веское слово сказать и энергетики, и экономисты.

Ну, а моя позиция такова: подобный проект должен пройти не только специализированную, но и общественную экспертизу, где должен быть оценен уровень безопасности для природы, для человека, для экономики, в конце концов. А дальше общество должно решать, удовлетворяет ли его предлагаемый уровень безопасности или нет.

***

© ZONAkz, 2014г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...