Зачем председателю Нацбанка РК «финансовая» диалектика

Мнения международных экспертов о финансовом рынке Казахстана могут быть полезными и служить хорошими подсказками, когда не хватает опыта, понимания ситуации, требуется свежий взгляд. Однако даже самые авторитетные заключения нельзя воспринимать как прямое руководство к действию – иначе не удастся избежать череды фатальных ошибок

Миссия Международного валютного фонда (МВФ), работавшая в Астане и Алматы с 12 по 17 ноября, опубликовала свое заключительное заявление. В отличие от аналогичных документов прошлых лет (а миссия это делает дважды в год – весной и осенью), особых замечаний в адрес государственных органов, начиная от действий правительства и заканчивая политикой Нацбанка РК, нет. Впрочем…

Описание: C:\Users\User\Desktop\работа\1 декабря\4\2015-12-04-imf-nacbank-kazakhstana.jpg

Качество аналитики оставляет желать лучшего

Анализ последних экспертных заявлений МВФ показывает: качество аналитики даже в среднесрочном горизонте находится, мягко говоря, на невысоком уровне.

Так, например, весенняя миссия в своем майском заключении оценивала потенциальный рост Казахстана на уровне примерно 2%. Причиной замедления экономического роста эксперты МВФ во главе с Хоссейном Самии называли снижение цен на нефть, ослабление спроса со стороны России и Китая и постоянные задержки с введением в эксплуатацию Кашаганского нефтяного месторождения.

В августе МВФ прогнозировал, что экономика Казахстана в 2015 году вырастет на 2%, а в 2016 году на 3,25%. В конце октября МВФ в своем обзоре перспектив региональной экономики ухудшил прогноз роста ВВП нашей страны на 2015 и 2016 годы до 1,5% и 2,4%.

И вот, наконец, в ноябрьском заключительном заявлении МВФ говорится: «Мы ожидаем, что темп роста реального ВВП будет гораздо ниже экономического потенциала страны и составит 1,2% в этом году и 2,2% в 2016 году, с сохранением внешних рисков». Причины все те же – падение цен на нефть и снижение экономической активности в России и в Китае.

Данное заявление опубликовано уже после того, как правительство Казахстана озвучило свой прогноз роста ВВП в 2015 году, снизив его с 1,5 до 1,2%. Правда, круг причин торможения казахстанской экономики министром национальной экономики Ерболатом Досаевым, очерчен несколько шире – в него входят также риски дефляции и стагнации в экономике ЕС.

Видимо, эксперты МВФ в своих прогнозах очень часто полагаются на выводы и мнения страновых экспертов, не утруждая себя занятиями реальной аналитики, несмотря на знания и компентенции, которые у них, безусловно, имеются.

Намеки – как команда к действию

Зато в других сегментах – в частности, в денежно-кредитной политике (ДКП), да и в экономической тоже, МВФ традиционно желает представлять себя в роли авторитетного ментора. Его эксперты всякий раз находят некие язвимые места в реальности и с нескрываемым удовлетворением перечисляют свои ценные советы, к которым непременно нужно прислушаться. Посмотрим, что же сказано в заявлении миссии на этот раз.

То, что в августе Нацбанком РК принято решение о переходе на плавающий обменный курс тенге, получает одобрение МВФ. Он характеризует данный шаг как важный. Похожую оценку получила и последующая минимизация валютных интервенций Нацбанка: она «позволила лучше адаптироваться к шокам и обеспечила курсообразование тенге в соответствии с фундаментальными факторами». Хотя казахстанские аналитики не столь оптимистичны: курсообразование тенге вряд ли идет в соответствии с фундаментальными факторами, поскольку на валютном рынке преобладают спекулятивные настроения, большой отпечаток накладывает высокий уровень долларизации экономики. Кроме того, на курс также оказывают влияние интервенции Нацбанка РК или их отсутствие, непрозрачная и невнятная ДКП Нацбанка.

То, что Казахстану требуется более гибкий курс, стало очевидно еще, начиная с осени 2013 года, когда росло давление на тенге. Именно тогда было необходимо ввести плавающий обменный курс. Политика запоздала на 2 года и была внедрена с огромным сопутствующим ущербом, которого можно было избежать. За это время было сделано немало ошибок: неоправданная одномоментная девальвация-2014 года, «с запасом» на будущее; сожжены валютные резервы летом 2015 года; из-за непрофессионализма команды Келимбетова пострадала репутация Нацбанка как профессионального института. Более того, уровень долларизации экономики поднялся на невиданную высоту: банки испытывают проблемы с тенговой ликвидностью, доля валютных депозитов в казахстанских банках с начала 2015 года выросла более чем на 10%, почти 66% депозитов номинированы в долларах.

Специалисты МВФ, конечно, в мае 2015 советовали Казахстану предпринять кое-какие шаги в этом направлении. Они говорили о «более гибком обменном курсе, о введении новых инструментов денежно-кредитной политики». По их определению, это поможет экономике поглощать внешние шоки и сглаживать внешние дисбалансы. «Это также является предварительным условием для успешного введения таргетирования инфляции и эффективного канала передачи воздействия политики процентных ставок. Более гибкий обменный курс может быть изначально введен за счет расширения коридора обменного курса с целью полной отмены коридора, когда позволят условия», — отмечали эксперты.

Похоже, эта часть заявления миссии МВФ и стала прямым руководством к действию команды Келимбетова. Понимая, что время для решительных преобразований упущено безвозвратно, она решила в августе 2015 года действовать, так сказать, на опережение, досрочно претворив в жизнь ожидания МВФ, высказанные на неопределенный период: Нацбанк не стал дожидаться, «когда позволят условия», чтобы отменить коридор – те самые рамки, в которые он сам же себя загнал годом ранее; он решил перейти немедленно к плавающему обменному курсу и к политике таргетирования инфляции.

ДКП: жестче, еще жестче

Такого рвения, похоже, не ожидали и эксперты МВФ. Они оценили переход на новую денежно-кредитную политику довольно сдержанно: «Модернизация основы денежно-кредитной политики необходима, поскольку ранее существовавший режим фиксированного обменного курса оказался неустойчивым перед лицом постоянных внешних шоков». И посоветовали как можно скорее, в зависимости от тенденций на валютном и денежном рынках, восстановить свой новый инструмент политики процентных ставок (его действие было временно приостановлено 6 ноября), поддерживаемый за счет операций открытого рынка и постоянных кредитных механизмов, и возобновить проведение регулярных совещаний по обсуждению ключевой процентной ставки.

Кроме того, аналитики МВФ посоветовали сделать денежно-кредитную политику более прозрачной и предсказуемой «в отсутствие курсового «якоря». Нацбанку РК тесно взаимодействовать с Министерством финансов по вопросам прогнозирования ликвидности и выпуска долга. Что совершенно логично.

А поскольку ситуация с инфляцией уже начинает выходить из-под контроля, то советуют ужесточить ДКП, предполагая, что «ее придется ужесточать в течение длительного периода». Это излюбленный совет МВФ, который кочует из одного документа в другой.

По мнению аналитиков, для повышения эффективности монетарных операций необходимо прекращать действие соглашений о долгосрочных валютных свопах НБК по мере истечения их сроков либо продлевать их только по действующим рыночным ставкам. С другой стороны, они советуют отменить ограничение максимальной величины ставок коммерческих банков по депозитам физических лиц, либо привязать его к базовой ставке наряду с внедрением срочных депозитов со стандартными условиями.

В настоящее время идет дискуссия о том, повышать ли рекомендуемую максимальную ставку вознаграждения по депозитам в тенге или оставить ее на прежнем уровне (10%). Казахстанские банки, особенно крупные, против данной меры, средние банки, с более агрессивной политикой, выступают за повышение рекомендуемой ставки. Рекомендация МВФ, как видим, направлена в повышательную сторону. Если ограничения максимальной величины будут отменены, то верх возьмет агрессивная депозитная политика, что в конце концов негативно отразится на устойчивости финансовых институтов. Поэтому наиболее приемлем второй вариант, когда максимальная ставка вознаграждения будет равна базовой ставке – сейчас она находится на уровне 16%. Но в любом случае эти изменения на депозитном рынке будут нести негативный эффект для экономики, так как ставки кредитования будут расти.

P.S. Несколько лет назад журналисты допытывали председателя Нацбанка Григория Марченко, будет ли наш центробанк выполнять рекомендации МВФ по одному из вопросов ДКП и в какие сроки. На что Марченко сказал примерно следующее: «Дело МВФ – советовать, а наше дело – поступать так, как мы считаем нужным». Практика, увы, показывает абсолютную правоту Григория Александровича. Свои лбы беречь надо…

***

© ZONAkz, 2015г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...