Куренкеев Идрис – защитник Брестской крепости

44-ый отдельный полевой хлебозавод 22 июня 1941 года

6 человек из Казахстана названы пофамильно из 1038 похороненных у Вечного огня «Мемориального комплекса Брестская крепость-Герой» (МК БКГ).

4 казаха по национальности:

КУРЕНКЕЕВ Идрис Сейсембекович

р. в 1919 в Карабугайском с/с Аксуйского р-на Талды-Курганской обл., Казахстан, призван в РККА 7.02.1940 Бурлютобинским РВК, рядовой, санинструктор 44-го полевого автомобильного хлебозавода, погиб 22 июня 1941.

Ряд – 3, плита – 19.

брестская крепость

САДЫКОВ Нури

р. в 1919 в Брикском с/с Казталовского р-на Уральской обл., Казахстан, призван в РККА в феврале 1940 Энбекши-Казахским РВК Алма-Атинской обл., рядовой, наводчик минометной батареи  125-го стрелкового полка (сп), погиб 22 июня 1941.

Ряд – 1, плита – 11.

СУЛЕЙМЕНОВ Ботабай Арынович

р. в 1921 в ауле № 2 Майского р-на Павлодарской обл., Казахстан, призван в РККА в 1939 Фрунзенским РВК г. Алма-Ата, сержант, командир стрелкового отделения 4 стрелковой роты  125-го сп, погиб 22 июня 1941.

Ряд – 1, плита – 11.

УЛЫКБАЕВ Нурмаганбет Улыкбаевич

р. в 1919 в н.п. Косагаш Семипалатинской области Казахской ССР, место призыва не указано, рядовой 333 стрелкового полка, погиб 22 июня 1941 года.

Ряд – 3, плита – 18 [1].

2 русских по национальности:

ВАВИЛОВ Василий Петрович

р. в 1914 на руднике Баладжал Жарминского р-на  Семипалатинской обл., Казахстан, призван в РККА 14.10.1940 Жарминским РВК, рядовой, писарь 1 пулеметной роты 44-го сп, погиб 23 июня 1941.

Ряд – 2, плита – 17.

КАЛУГИН Василий Кириллович

р. в 1921 в с. 1-е Марково Варгалинского р-на Курганской обл., призван в РККА в 1940 Октябрьским РВК Северо-Казахстанской обл., рядовой, наводчик батареи противотанковой обороны 455-го сп, погиб 26 июня 1941.

Ряд – 2, плита – 31 [2].

25 сентября 1971 года был торжественно открыт мемориальный комплекс Брестская крепость-герой.

Установление судеб воинов Брестского гарнизона 1941 года, членов семей командного и начальствующего состава, встретивших войну в Брестской крепости – одна из задач работы научных сотрудников мемориала.

Начало поиску было положено в 50-е годы ХХ века писателем С.С. Смирновым, а с открытием музея обороны Брестской крепости в ноябре 1956 года продолжено научными сотрудниками.

Накануне торжественного открытия мемориала, 18 сентября 1971 года, под плиты были перезахоронены останки 823 погибших в июне-июле 1941 года в Брестской крепости (останки 279 воинов перенесены с гарнизонного кладбища, где были захоронены в период с 1945 по 1969 гг.; останки 544 погибших, найденные на территории крепости в период 1968-1971 гг. во время земляных работ по строительству мемориала). Тогда на плитах было увековечено 201 имя, установленное научными сотрудниками мемориала (в т.ч. командный и начсостав, красноармейцы, члены семей командиров) [3].

В настоящее время под плитами покоятся останки 1038 погибших (подзахоронения осуществлены в 1975, 1981, 1996, 2011, 2013, 2015 гг.). Увековечено 277 имен (76 из них в период 1971-2017 гг.). В их числе представители 21 нации и народности бывшего Советского Союза (перечень наций и народностей, представители которых погибли в Брестской крепости нельзя считать полным, т.к. не все имена погибших установлены). Остальные значатся под общим горестным знаком – Неизвестный. Все они – защитники Брестской крепости, все они – герои.

Сегодня мой рассказ о Куренкееве Идрисе, одном  из шести казахстанцев, названных поименно и похороненных у Вечного огня в Брестской крепости.

Сотрудниками МК БКГ родственники Куренкеева И.С. не были найдены, хотя их искали более полувека. В архиве нет фотографии этого бойца.

В 1952 году Идриса разыскивал отец Куренкеев Сейсембек, проживавший по адресу Талды-Курганская область, Андреевский район, село Саратовка [4]. Отсюда я узнала его отчество. Удивительно, что наши отчества совпали, да и родом мы оказались из Аксуйского района. Только моего отца звали Сейсенбек, что правильно, а в моем отчестве при выдаче свидетельства о рождении была допущена ошибка (вместо буквы Н буква М), а у него в имени отца уже была ошибка в документе и тоже буква М. Такие вот бывают случайности и совпадения не только в самом отчестве, но и даже ошибки в написании. И место рождения у Идриса Куренкеева с-з Лепсы в 1919 г., а у моего отца – в 1922 г. станция Лепсы. Я как-то не сомневаюсь даже, что они друг друга знали, но отец умер в 1994 году. Часто жалею о том, что так мало разговаривала с ним и мало спрашивала. Вот один из примеров. Правда, тогда я и не знала об Идрисе Куренкееве.

Накануне войны войска Красной Армии стали оснащаться подвижными средствами полевого хлебопечения на автомобильном ходу, новыми трехкотельными кухнями-автоприцепами, полевыми мельничными установками, авторефрижераторами и другими средствами. В 1940 году был принят на снабжение полевой автохлебозавод (пах) как основное дивизионное средство полевого хлебопечения в военное время.

брестская крепость
ПАХ — Кобринское укреплении в ПКТ-145

Штат пах.

Личный состав:

— комначполитсостав – 8 чел.

— мл. комсостав – 12 чел.

— рядовой состав – 109 чел.

Итого – 129 чел.

Вооружение:

— пистолеты – 7 ед.

— автоматы – 1 ед.

— винтовки – 69 ед.

— руч. пулеметы – 2 ед.

Техника:

— мотоциклы – 1 ед.

— грузовые автомашины – 16 ед.

— полевые кухни – 1 ед.

В Брестской крепости в составе 6 стрелковой дивизии располагался 44 отдельный полевой автомобильный хлебозавод. Почтовый адрес п/я – 40.

Штат – штатом, но в реальности дело обстояло иначе.

На 1 июня 1941 года списочная численность 44 опах составляла:

— комначполитсостав – 7 чел. (выявлены все).

— мл. комсостав – 5 чел. (выявлены все).

— рядовой состав – 23 чел. (выявлены 20).

Итого – 35 чел.

Рядовой состав был дополнен категорией «вольнонаемные служащие». Их на хлебозаводе трудилось 72 чел. Это были местные жители из Бреста и близлежащих деревень.

Основная задача 44 опах – приготовление хлеба и обеспечение им частей и подразделений 6 стрелковой дивизии (не имеющих собственной пекарни). В повседневной деятельности, кроме выполнения своих «специфических» задач, личный состав ничем не отличался от частей гарнизона крепости. Та же боевая и политическая подготовки, те же общевоинские уставы…

В случае войны личный состав убывал на дежурной машине в место сбора (район ст. Брест-Полесский). Именно там на складах находилась вся материальная часть завода: агрегаты на автотяге, склады муки и хлеба на колесах, мукосейные и тестомесильные агрегаты, походные передвижные печи на автотяге. Таким образом «большая пекарня» находилась вне крепости. Склады, вероятно, были объединенными и охранялись караулом не от завода. Летом 1940 года проведены учения с развертыванием хлебозавода в условиях, приближенных к боевым.

Личный состав пах и «малая пекарня» находились на Кобринском укреплении в ПКТ-145 (ныне кафе «Цитадель»).

брестская крепость
ПКТ-145 (ныне кафе «Цитадель»). Примерное размещение следующее: 1 Уборная. 2 Санчасть. 3 Ленинская комната. 4 Казарма транспортного взвода. 5 Казарма хозяйственного взвода. 6 Управление ПАХ. 7 Столовая.
8 Малая пекарня. 9 Склады. Стоянка автомашин ЗИС-5 — перед складами. Не исключено, что неким «филиалом малой пекарни» было помещение пекарни в кольцевой казарме между 84 сп и 132 обкв.

22 июня 1941 года обязанности дежурного по пах исполняет старшина Гопкало. Ночь тихая и очень темная. Около полуночи в крепости гаснет свет. Несколько красноармейцев не вернулись из городского увольнения в положенный срок и это беспокоит его… Около 2.00. дневальный по пах красноармеец Куренкеев будит пекаря Зеленкова, чтобы он начинал готовить завтрак для личного состава. Зеленков встает, приводит себя в порядок и приступает к должностным обязанностям. Открывает кран залить воду в кухонные котлы, но… воды в кране нет. Приходится изыскивать потаенные запасы – и завтрак для солдат будет в свое время… Около 3.00. доносится гул самолетов на большой высоте.

Гопкало на берегу Мухавца, в темном небе ничего не видать. И… ослепительная вспышка огня, подряд несколько оглушительных взрывов снарядов у Трехарочных ворот и моста через реку. Гопкало стремглав бежит  в казарму, в каземат хозвзвода: «В ружье!» Его команда тонет в грохоте взрывов. Земля ходит ходуном. В полнейшей казематной темноте начинается движение. Со сводов осыпается земля и падают осколки кирпичей. Хаос, неразбериха, порой истерика, отрывочные команды… Впотьмах люди одеваются, обуваются, находят оружие. Паника паникой, но надо и действовать. В соответствии с инструкцией по боевой тревоге надо следовать к «большой пекарне». И Гопкало готов…

В каземате транспортного взвода «бразды правления» в свои руки берет помкомвзвода Шадриков. Покрикивает, торопит бойцов. Он также знает, что надо в район сбора по тревоге. И «в его распоряжении» дежурная машина. Шадриков сам садится за руль. Справа в кабине сержант Пампуха. В кузове – Косенков, Харитонов, Куренкеев, Зеленков, Иванов, Линник, Лунев, Шакулашвили. Но где же остальные? Ведь все же должны организованно убыть на Брест-Полесский. Хаос, неразбериха… Возможно, все остальные погибли. Решено – надо ехать. Дорога местами изрыта воронками от снарядов. Шадриков умело ведет «трехтонку» к Кобринским воротам. Его цель – выехать сразу на Московское шоссе. Вот и расположение 98 оптад. Внезапный взрыв возле машины. Открыв двери – в кювет: Шадриков в левый, Пампуха в правый. Сидящие в кузове кто-куда. Ползком и перебежками в казематы артиллеристов 98 дивизиона. Сержант Пампуха навечно остается в кювете…

Постепенно интенсивность артогня спадает. Немцев пока нет и своей дежурной машины не видно. Гопкало собирает поблизости бойцов – и своих, и из других частей. Группой выдвигается к Северным воротам. Солдаты с оружием, движутся коротким перебежками. С ними 17-летний вольнонаемный Бойко с велосипедом, на котором приехал на еще мирное дежурство. Вразнобой разрывы снарядов. Бойко поворачивает назад – в «родные пенаты». У пекарни получает ранение в лицо.

Светает, когда добираются к Северным воротам, то от дыма, пыли и гари мало чего видно. В группе раненые, но двигаются еще все. У ворот убитые люди и лошади, перевернутые повозки, крики, стоны. Тоннель запружен, пройти трудно. Внезапно появляется младший воентехник Зыков, увидел своих от ДНС (это дом начальствующего состава, в таких жили исключительно семьи командиров гарнизона – авт.) и сумел догнать. Командует – вправо. Счет идет на минуты. Группа взбирается на бастион вала правее ворот и скатывается в канал. И тут же ураганный огонь – немцы смыкают кольцо. Бойцы упорно продвигаются, выходят из воды напротив немецкого кладбища 1939 года. Отвечают огнем. Немцы уступают. Зыков, Гопкало и другие отрываются постепенно от преследования и где перебежками, а то и бегом устремляются в город.

Шадриков со своими в казематах артиллеристов 98 дивизиона. Они организованы и вооружены. На это обращает внимание начальник штаба артиллеристов Акимочкин. Для них выделен участок обороны – ремонтные мастерские дивизиона и вершина вала севернее Кобринских ворот. Бойцы занимают позиции. От вражеской пули погибает санинструктор Куренкеев. Зыков, Гопкало и бойцы пробираются через Брест. В городе мародерство: бьются окна в магазинах и учреждениях, растаскивается все что можно растащить. С чердаков домов по группе периодически стреляют. Вот и Брест-Полесский. Склады горят. Здесь же проживавшие в городе командиры: Гридин, Рогаткин и Шабусов, а также вышедший из ДНС крепости в первые минуты помпотех Соколов. Ну, а далее им предстоят бои на окраине Бреста и горький путь отступления на Кобрин, Лунинец, Рогачев, Гомель, Чернигов… И впереди вся война.

Вольнонаемный подросток Бойко с раненым лицом и уже без велосипеда у пекарни. Его подбирают и оказывают помощь. Здесь все, кто были «забыты», либо по иным причинам не попытавшиеся и не сумевшие покинуть крепость.

Сержант Панченко в ночь на 22 июня заступил в дежурную смену по выпечке хлеба – он оказался теперь самым старшим. Сержант Лукин и красноармейцы Аксенов, Барченков, Гуков, Кравцов, Новиков, Семенов, Столяров, Толстой, Чибинев, Орлов, Самниашвили, Филиппов, Хачатурьян. Ну и вся дежурная смена вольнонаемных в полном составе: Климович, Кошульская, Бугаева, семья Романюк и другие неизвестные люди. Все вооружились, собрали имеющиеся боеприпасы, забаррикадировали двери и окна. А тут вдоль берега Мухавца и первые немцы из 135 пп. Выстрелы. Оборона началась… [5].

На письмо № 41 от 30.01.92 г. от МК БКГ по учету безвозвратных потерь сержантов и солдат Центральный архив МО РФ ответил по Куренкееву Идрису, что сведения из воинской части не поступали, пропал без вести. Документов 6 стрелковой дивизии за 1941 г., необходимых для установления судьбы и места захоронения разыскиваемого, на хранении нет.

24 декабря 1991 г. о гибели Идриса Куренкеева  22 июня 1941 г. дал свидетельские показания Харитонов Денис Иванович. В заключении по личному делу 10 на Куренкеева Идриса значится следующее: «Службу и участие в обороне Брестской крепости вспоминают ветераны 44 пах: Г.С. Гопкало, Ф.П. Косенков, Т.А. Новиков, Д.И. Харитонов».

«Командирами отделений в 44 пах были … ефрейтор Куренкеев Идрис», «Был в то время (22.06.1941 г.) дневальным, по национальности казах»,  – Г.С. Гопкало (л/д 6, с. 8, 14, 18).

«Казах из Казахской ССР. По участию в боях лично помню товарищей, которые служили в нашей части», – Т.А. Новиков (л/д 4, с.4-6).

«Куренкеев – санитар, погиб в крепости», – Д.И. Харитонов (л/д 7, с.3).

В декабре 1991 г. у Д.И. Харитонова были взяты свидетельские показания о гибели в крепости Куренкеева Идриса: «22 июня 1941 г. примерно в 12 часов дня, в первый день начала войны, погиб Идрис Кур(и)енкеев, санинструктор 44 полевого хлебозавода на валах между Северными и Восточными воротами при обстреле пулеметом со стороны Бреста».

идрис куренкеев

 

 

Биографические сведения и звание И. Куренкеева установлены в 1992 г. по запросу  в ЦАМО РФ: «Рядовой Куренкеев Идрис, 1919 г.р., уроженец Талды-Курганской области Аксуйского района Карабугайского с/с, призван в КА Бурлю-Тюбинскоим РВК, пропал без вести в октябре 1941 г. Отец – Куренкеев Сейсембек, проживал: Т-Курганская обл., Андреевский район, с. Саратовка. Учтен в 1952 г. по материалу Андреевского РВК, т.к. сведений из воинской части не поступали». – Осн.: ЦАМО, дон.69875, 1952 г.

Запрос в Андреевский РВК (исх. 567 за 16.11.92 г.) остался без ответа.

Запрос в Талды-Курганский ОВК (исх. 87 за 4.02.1994 г.) не подтвердил призыв И. Куренкеева.

Справка, подтверждающая призыв Идриса Куренкеева в РККА 7.02.1940 г., была получена из Бурли-Тюбинского РВК в мае 1996 г. (№ 46) и из Управления комитета национальной безопасности Республики Казахстан (28.06.1996 г.).

В январе 1997 г. через Брестский ГВК свидетельство о гибели И. Куренкеева, справки Бурли-Тюбинского РВК и УКНБ Республики Казахстан и соответствующая анкета были отправлены в ЦАМО РФ для взятия на учет боевых потерь и установления места захоронения.

Ответ из ЦАМО РФ через Брестский ГВК был получен 17.04.1997 г. (вх.99). Согласно решению ЦАМО РФ следует считать: «рядовой Куренкеев Идрис, 1919 г. рождения, уроженец Т-Курганской области, Аксуйчкого района, Карабугайского с/с, призван в КА Бурли-Тюбинским РВК, погиб 22.06.1941 г. в Брестской крепости, где и захоронен». (Основание ЦАМО, дон.69875-52, д.51/14 т. 1-97 г.).

Исходя из вышеизложенного, предлагаю утвердить И. Куренкеева защитником Брестской крепости. Имя внести на плиты Мемориального комплекса «Брестская крепость – герой», указав звание рядовой, внести в книгу «Память» по г. Бресту. Запрос на Карабугайский с/с с целью найти родственников Идриса Куренкеева результатов не дал, фотографии нет. Ст. научный сотрудник    Л.Г. Бибик [6].

Я  начала искать сведения об Идрисе Куренкееве через Интернет с 2010 года. В 2017 году мною были отправлены заказные письма в Департамент обороны Алматинской области (в г. Талдыкорган). 31 мая 2018 г. я снова отправила в Департамент обороны Алматинской области аналогичное письмо с просьбой найти родных И. Куренкеева. Ко мне позвонил заместитель начальника из Департамента по делам обороны Алматинской области. Они искали по своим каналам и через прессу. Департамент обороны через алматинские областные  газеты «Жетісу» и «Огни Алатау» давал объявление о розыске. Обращались  и в  районные газеты области. Увы, родственники Идриса Куренкеева так и не были пока найдены.

В апреле 2018 года я снова поместила информацию в социальных сетях в Интернет. Обсуждения имелись, но результата нет. Я мало верю в то, что не осталось родных у Идриса Куренкеева. Да, он сам не успел создать семью и мы знаем только, что в 1952 году был жив его отец, который разыскивал сына. Но хоть какие-то, пусть дальние родственники должны ведь остаться. Думаю, что они не искали сами, так бы интернет выдал сведения об Идрисе Куренкееве.

Я – оптимист и все же верю, что мы найдем все вместе родственников бойца из Казахстана. А если сильно повезет, то и его фотографию, которая займет достойное место в музее Брестской крепости.

Почти десять лет по крупицам собирала материал по утверждению Идриса Куренкеева защитником Брестской крепости старший научный сотрудник музея Лариса Григорьевна Бибик. Казахстанцы, да и все, должны знать, как труден и кропотлив труд музейного и архивного работника. На мой взгляд, это гражданский подвиг сотрудников музея и архива! Мы должны так же чтить и помнить нашего земляка, как сотрудники МК БКГ. Честь и слава им!

Память о героях войны   священна в Беларуси, Казахстане, России и других странах. Так было, так будет…

 

Литература:

  1. http://www.brest-fortress.by/kniga-pamyat/75-kazakhi-4.html
  2. http://www.brest-fortress.by/kniga-pamyat/82-russkie-164.html
  3. http://www.brest-fortress.by/kniga-pamyat.html
  4. МК БКГ, оп. 44 пах, д. 10. Запрос отца Куренкеева С. о поиске сына. 16.09.1952 г.
  5. http://fortification.ru/forum/index.php?topic=4495.0
  6. Заключение по личному делу 10 описи 44 пах на Куренкеева Идриса

 

Благодарность:

Мемориальному комплексу «Брестская крепость — Герой» и лично Ларисе Григорьевне Бибик

 

Фотографии:

  1. Мемориальная плита у Вечного огня в Брестской крепости с именем рядового Идриса Куренкеева.
  2. Довоенная фотография казармы 44 опах
  3. Современная фотография кафе «Цитадель», где находилась казарма 44 опах
  4. Свидетельские показания Харитонова Д.И. о гибели Куренкеева И.

Новости партнеров

Загрузка...