Фронтовой дневник Федора Лукьяновича Дученко (III часть)

Начат 23 июля 1941 года – окончен 25 сентября 1944-го

часть 1, часть 2 

5.5.42 год. Вторник

Все по-старому. Противник активен.

6.5.42 год. Среда

Также получил письмо от Нади. Все дни хоть понемногу, но пью молоко. Беру у хозяйки. Ночью и днем идет снег. Морозные дни. Находимся под минометным обстрелом, хоть и большим, но бестолковым. Водку получаем регулярно.

7.5.42 год. Четверг

Ночь неспокойная, осколками выбило линию во многих местах. На устранение выходил и я, возле меня в 5-6 метрах упала тяжелая мина, но, на мое счастье, не разорвалась. Не знаю: или я счастлив, или случай такой, но это не первый раз. Остальное все по-старому. Мороз ночью, днем солнце. С Тядиновым Петром нахожусь вместе.

8.5.42 год. Пятница

Встал в 3 часа, получил задание, двигаюсь с командой в Быки, Какачево и в лес 3,5 км. Иду один лесом,  в один край прошел за три часа, обратно ночью лесом заблудился, что и меня не ожидали в часть вовсе. Похоронили заживо.

9.5.42 год. Суббота

Даю новое направление, очень устали, тяжело, но все в порядке. Промок, зубы болят – ужас.

10-11.5.42 год. Воскресенье-понедельник

На новом месте построил палатку. Зуб болит – ужас, не дает спать и ночью. Остальное все хорошо.

12.5.42 год. Вторник

Ночью не спал, дежурил, щека правая опухла, опухоль пошла на правый глаз. Ничего не вижу, запух от зуба.

  1. — 16.5.42 год. Среда — суббота

Находимся на старом месте. Оборону заняли по …. и холму. Были делегаты из Казахстана. Все дни зуб болел, пухлое лицо было. Получил от Нади письмо, в нем – от Олексы. Зуб еще болит, но понемногу перестает. Находимся в лесу, соловьи поют, кукушка, в лесу очень хорошо, если бы не война, вместо воды пью березовый сок. Написал Наде и Семе по открытке.

17.5.42 год. Воскресенье

Береза с листом, гром загремел. Утром  пел соловей, веселая местность, если бы не война. Три раза гады бросались в атаку, но были биты нами. Много жертв от немецких гадов. Зуб еще чувствуется, отдал часы нашему радисту в ремонт.

18.5.42 год. Понедельник

Ночью немцы лезли, применяли все огнестрельное оружие, но все равно были отбиты.  Утром много самолетов, но бомбят пустой лес, все бес толку. День с утра теплый солнечный. Парил я свое белье, чтоб уничтожить баранов.

19.-31.5.42 год. Воскресенье

Все также бои. Мы в обороне.

23.5.42 год

Смотрел кино «8-я гвардия». 30.5. получил от Нади письмо. 31.5 послал деньги 200 рублей Наде, послал три письма Наде, одно Олексе и одно Буримову. Комары заели, никогда не приходилось видеть столько комаров. Остальное все также. Надя пишет, что слышала, вроде мы на отдых должны приехать а Алма-Ату. Как хочется домой.  Очень соскучился по жене, детям, но, наверное, в этом году не придется еще быть дома и придется ли? Кто знает как, но гада должны в этом году добить. Не пожалею жизни,  но гаду надо поставить конец. Дожди почти ежедневно идут. Болота, леса большие, я вчера ходил по линии, пришел весь мокрый. Сегодня варил все свое нижнее и верхнее обмундирование, что бы не было паразитов. В бане давно не были. Сегодня я немного помылся, хоть комары не давали, но помылся, а остальное все также.

Жди меня.       К. Симонов.

Жди меня, и я вернусь, только очень жди.

Жди, когда наводят грусть желтые дожди.

Жди, когда снега метут, жди, когда жара.

Жди, когда других не ждут, позабыв вчера.

Жди, когда из дальних мест писем не придет

Жди, когда уж надоест всем, кто вместе ждет.

Жди меня, и я вернусь, не желай добра

Всем, кто знает наизусть, что забыть пора

Пусть не верят сын и мать в то, что нет меня

Пусть друзья устанут ждать, сядут у огня

Выпьют горькое вино на помин души

Жди, и с ними заодно выпить не спеши

Жди меня, и я вернусь, всем смертям назло

Кто не ждал меня, тот пусть скажет повезло

Не понять не ждавшим им, как среди огня

Ожиданием своим ты спасла меня

Как я выжил, будем знать только мы с тобой

Просто ты умела ждать, как никто другой

Песенки

Бьется в тесной печурке огонь

На поленьях смола как слеза

И поет мне в землянке гармонь

Про улыбку твою и глаза

Про тебя мне шептали кусты

В белоснежных полях под Москвой

Я хочу, чтобы слышала ты

Как тоскует мой голос живой.

Ты сейчас далеко-далеко

Между нами поля и леса

До тебя мне дойти далеко,

А до смерти четыре шага

Пой гармошка вьюге назло,

Заплутавшее счастье зови

Мне в холодной землянке тепло

От твоей негасимой любви.

Вместо письма

Ты просишь писать тебе часто и много,

Но редки и коротки письма мои.

К тебе от меня не простая дорога

И много писать мне мешают бои.

Враги недалеко, но в сумке походной

Я начатых писем десяток ношу.

Не хмурься, я выберу часик свободный,

Настроюсь и сразу их все допишу.

Пускай эта песенка вместо письма,

Что в ней не сказал я, придумай сама

И утром ее, напевая без слов, ты знай,

Что я твой, что я жив и здоров.

Поверь мне, родная, тебе аккуратно

Длиннющие письма пишу я во сне

И кажется мне, что сейчас же обратно

Ответы как птицы несутся ко мне,

Но враг недалеко, и с ним мы немного …

Нас будит работа родных батареей

И писем моих непростая дорога.

И ты не проси их ходить поскорей

Пускай эта песенка вместо письма

дученко панфиловская дивизия

1.-10.6.42 год

Все дни также на старом месте. Немного передвинулись к Холму. Получил от Нади четыре письма, от Семы. Есть разговор, что поедем в Алма-Ату на отдых, неплохо. Продукты получили. Белье грязное, должны скоро его сменить. Дождь почти ежедневно. Комаров никогда столько не видел нигде. Была рана – царапина в правом виске выше уха,  все прошло хорошо. Пятого получил партийный билет за номером 4445204. Получил его в Макеева-Лядово, вручал полковой комиссар – комиссар дивизии тов. Лобов. Послал письмо домой. Остальное – все очень хорошо.

10.-12.6.42 год

Эти дни по-старому, и на старом месте, без перемен, но подготавливаемся к передвижению.

12.6.42 год

В 3-00 часа  начали снимать линию и делали весь день большой переход, устали, но настроение у ребят хорошее. В 1 час ночи остановились на ночь в селе Горбы. Все идет замечательно.

13.6.42 год

С 5-00 встали и пошли в село Княжий Клин. Пришли в 12.00. Расположились в лесу. Комаров немного и местность суше. Получил от Нади два письма, писаны 24.5., в одном – карточка, за что я очень рад и никак не могу насмотреться на нее.

14.6.42 год

Еще спал, старшина принес письмо. Какая радость и какой день хорош. Письмо от Алеши. Остальное все по-старому. Всего за два дня прошли 40-45 км. Вечером рыли убежище. Получил благодарность и вся моя команда тоже.

15.6.42 год

В 4-00 поднялся, получил боевое задание. Забрал ребят, ушел на передовую из села Княжий Клин через речку Ловать по мосту в Горки и в село Плотки. Отдохнули и отсюда я принял телефонограмму, связь тянуть в три направления.

16.6.42 год

Нахожусь в Плотках. Бои жестокие. Мы немного отошли ничего не оставив гадам. Я с моей командой зажили очень хорошо. Есть картошка, спим в избе.

17.6.42 год

Все также написал и отправил Олексе письмо, да было забыл сказать, что получил личное обмундирование еще в ночь на 15.6.42 г. Остальное все по-старому, без перемен. Себя чувствую так себе, очень хочется домой. С Тулупком ходили по селу и смотрели, но души болят, в селе никого нет. Дома стоят пустые. Все разрушено, люди эвакуировались. По селу жутко ходить, все пропадет, уничтожится войной.

18.6.42 год

На старом месте, только сменили место стоянки станции. Зашли в другой дом – домов здесь много и все пустые. Помылись в бане, весь день дождь. Писем нет. Бой идет и не утихает, следим за полетом снарядов, мин, а то может угодить сверху. Все проходит неплохо, настроение хорошее. Есть надежда, что поедем отдыхать, да еще и в Алма-Ату.

19.6.42 год

Спал хорошо, снились мои родные дети, жена. Утро прохладное, без дождя, ходил с Тедиковым на речку. Написал Наде письмо, отправил 20.6.42 г. Остальное все также.

20.6-22.6.42 год

Я вышел из Плотков и дошел до деревни Горки. В Горках ночевали, а утром направились в Княжий Клин через реку Ловать и с той стороны сил не стало. Пришел в Княжий Клин  в батальон и расселились в лесу.

21.6.42 год

Получили маленькие подарки – орехи, пряники, мед, яблоки. Писем нет. Домой бы, соскучился. Был вечером в кино «Боксеры».

22.6.42 год

Все также, без перемен. В 13-50 пошел в разведку, дошел с К–Клина в Могильное 15 км. Шел все время лесом. Большое болото, до пояса доходила вода. Настроение веселое, домой хочется, так как хочется жить. Дожди почти ежедневно. Сегодня дождь брызжет.

23.6.42 год

Встал рано, мучила бессонница. Все думал о доме. Снилась Надя и Алик. Я был с ними в кино, но когда проснулся – сплю с ребятами в палатке. Дождь идет. Мы – мокрые. Я натянул палатку на голову и заснуть не мог. Уже готовлюсь к новой линии с ЦТС в доп к той дороге, где вчера разведал и дальше шли по очень большим болотам и густым лесам и зарослям. Пришли все мокрые, сушились на костре. Настроение веселое.

24.6.42 год

Встал рано, ночью не дают спать комары. Утром пошел в село, где находится контрольная. Расстояние 5-6 км. Сил сегодня нет, как соскучился по Наде, детям – не описать. Все надежды на то, чтобы поехать отдохнуть в Алма-Ату провалились.

25.6.42 год

Все дни без перемен. Получил от Нади 2 письма, написал и отправил одно письмо и открытку. Получил от Алеши письмо с новым адресом: г. Чкалов,  п-о 10 литера для Алеши. Все дни приходится ходить с точки на точку и проводить занятия с бойцами. Помылся в бане. Купались в речке, вода в речке теплая, но ветер холодный. От Алеши получил его карточку. Я даже нахожу, что я счастлив и у меня есть карточки от Надюньчика, сына и дочери, есть даже от моего брата Алеши, что очень меня радует и все это благодаря Наде. Я много ей обязан буду в этом, ибо только благодаря Наде я знаю судьбу Алеши.

1-3.7. 42 год

Ночью после 2-х протянули линию. Я всю ночь почти не спал, все устраивал, чтобы ребята лучше отдохнули, потому что все – очень мокрые. От Геннадия получил подарок – носовой платочек из парашюта. Платочек очень хорош. Сегодня жду письма от Надюньчика, я себя считаю очень счастливым за то, что Надя мне очень много пишет. Но может только пишет, а делает другое, но я думаю, что нет, потому что я был и есть ей верный и никогда не изменю, несмотря что нахожусь далеко, но душа моя там возле Нади и я с ней. Настроение хорошее. Здоров. Гадов в силе бить. Был в бане, так что насчет чистоты очень хорошо. Сегодня ходил в Княжий Клин 11 км туда и обратно по вызову  всех ННС. Комаров много, их наверное не будет, когда выпадет снег или мороз. Остальное все по-старому. Домой хотелось бы, очень соскучился, хоть раз обнять моих милых и дорогих свою жену с детьми, но не знаю когда, и придется ли когда видеть. Ведь не всех убьют на войне и может быть у нас в части я останусь. Но гадов буду бить и смерти  смотреть буду в глаза.

4.7-5.7.42 год

Все также, без перемен. Получил 4 письма: 1 – от Нади, 2 – от Алеши и 1 – от Буримова Володи. Вот Алешин адрес: Башкирия г. Стерлитамак, п-я 47-13, для дорогого брата и  адрес Буримова В. – Черноморский флот, Военно-Морская станция В-1007, п-я №324 для Буримова. Сегодня напишу Наде и Алеше письма, отошлю сразу, если удастся. Сегодня пойду по точкам, проверю. Думаю написать и Буримову, но не знаю как будет.

6.7.-18.7.42 год

Все дни на одном месте в Черновке. Письма получаю и пишу домой. Линия работает бесперебойно. Хочется домой.

19.7.-21.7.42 год

Встал, помылся в бане, одел чистое белье. Белье постирано хозяйкой. Перебираюсь в Могильники, 4-5 км, и здесь нахожусь на станции доп.

22.7.42 год

Все также написал Наде, Алеше, Семе письма. Нади послал 300 рублей. Сегодня писем нет ниоткуда, скучно. Я себя чувствую неважно в виду того, что очень соскучился  по Наде  и детям, не знаю чтобы дал, если б только попасть домой. Через несколько дней – день рождения  моего любимого сына Алика, а  я  нахожусь далеко. Как жаль. Я болею от этого, и дочь в этом месяце именинница, но я далеко. На душе слезы от таких воспоминаний по жене и моим детям. Только и того, что  посмотрю на карточки да вздохну и охну. Дожди через день, да ежедневно комары еще есть, но их намного меньше стало, чем как было месяц тому назад, от Алеши  получил  карточку, когда жил в Черновке  25.6.42 г.

Адрес Оли: Куйбышевская обл., Багдашкинский р-он, с. Крестниково. По этому адресу я послал письмо.

23-28.7.42 год

Нахожусь в Могильниках. Все также. Получил от Нади 2 письма и 2 отослал ей. Очень скучаю по ней. Плохой сон видел. Надя изменила мне, но я предполагаю что это – сон. В действительности этого не может быть, я так думаю. А снам я пока не верю, но на душе чувствительно. Ничего, я только после этого еще лучше люблю Надю и детей. Когда приеду домой будем жить намного лучше, чем жили. Домой хочется, что и описать нет слов. Очень сильно соскучился об Алеше, писем нет. 25.7. был в бане. Живем у очень хороших людей, если останусь жив, напишу после войны. Вот их адрес: Калининская обл., Холминский р-он, Находский с.с., д. Могильники, Устенский с.с. Измайлов Лука. Они меня как за сына своего приняли, с заботой как мать и отец меня обняли. Ничего для меня не жалеют, молока пью сколько надо и также и все остальное. Сейчас я сижу на берегу речки Большой Тудер – какой красивый вид кругом. В руках у меня бинокль, возле меня винтовка, патроны и гранаты. Я смотрю: только что прилетел стервятник фашистский.

29.7.-31.7.42 год

Все также, без перемен, очень скучаю о Наде и детях, что даже плохо себя чувствую. Когда увижу их? А то даже думаю, что и вообще-то не увижу когда-нибудь, что-то не похоже на то, но не знаю – буду ждать и бить гадов. Сегодня гадала бабка на картах. Карты выпали хорошо, – говорит бабка, но я им не верю. Сам чего-то болею душой о доме, когда смотрю на карточку, но почему-то болит сердце, наверное от тоски, я так думаю оно и есть.

1.8.-15.9.42 год

Все на старом месте. Идут учения и обслуживание линий, все идет на отлично. Письма получаю и отсылаю, очень соскучился о Наде и детях. Не знаю что дал, если бы увидеть их, но не знаю как придется или может и не удастся.

15.9.42 год

Спал в Черновке на контрольной. Утром в 6-00 ушел в … Командирское задание – за 15 км. Назначен идти в разведку, выступаем ночью, ребята мои не знают.

16.-18.9.42 год

В ночь на 16.9. вышли. Я назначен командиром команды связи. Настроение замечательное. В ночь на 17.9. подошли к Чекуново, 5-6 км в тыл противника. Тянем за собой связь, ночью меняем направление. В ночь на 18.9. в 22-00 делаем налет на землянки немцев. Уничтожаем 3 землянки, одну автоматическую пушку, собаку и две пулеметных точки, и с большим боем в 6-00  18.9. отходим  к себе домой,  уничтожив при этом  40-45 гадов. Потери наши: 2 убиты, 9 ранены. У гадов раненых до 100. Я дошел до своих ребят, ребята радостно встретили меня. Большая благодарность от командира разведотряда,  нач. связи, комдива. Сам здоров и настроение замечательное, немного чего-то болит правое плечо, маленький нарыв, но это ерунда, заживет .

19.9.-9.10.42 год

Все также, без перемен. В ночь на 2.10. снимал линию с Черновки в Б… очень устал,  днем – отдых и собираюсь  уходить с Могильников, куда не знаю. Новый мой адрес:   993 п.п., часть 10, остальное, все также.

4.10.42 год

Иду в направление в 1077 сп, настроение неважное, чего-то грустно.

5.10.42 год

Живем в лесу, контрольная 2, днем уходит от нас Романов, очень жаль. Взял его домашний адрес: Алма-Ата 1, Мастерские ШРЗ ТС ж/д барак 17, кв. 18 – Романова Варвара Захаровна, это его мать. Дали слово писать друг другу, он взял мой адрес не только военный, но и домашний. Перехожу на контрольную №3.

6.10 42 год

Оборудую землянку. Забирают Рязанцева от меня, большие утраты разлуки – даже слезы на глазах. Обмениваемся адресами домашними.

7-9.10.42 год

Живу в лесу, очень скучаю, все надоело до того, что  даже не охота писать письма, да еще писем нет из дому, очень скучаю, когда это уже кончится.  Очень хочется домой, увидеть миленьких детей придется ли – не знаю. Пошли в тыл к гадам.

10.-13.10.42 год

Все идет по-старому. Гад стреляет, т.е. бросает тяжелые мины. Написал 10 и 12 письма к Наде, но от нее нет ничего, почему не знаю. Очень скучно и хочется домой увидеть своих.  Я  гражданского населения давно не видел. Скучно, сегодня помылся в лесной бане, после чего записываю дневник.

14.10.42 год

Все также дожди. Выслал Нади 300 рублей, звонили, что есть мне от Нади письмо – какая радость.

15.10.42 год

Также получил письмо и написал сразу, что очень хорошо. Но письма скучные, в виду того, что тяжело жить дома, все дорого. В ночь на 16.10.42. написал письмо Олексе, отошлю днем. Имеются дезертиры, но только не наши.

16.10.42 год

Все также. Тепло, дождь. Возвращается Романов, уходит Добровольский, его адрес: Алма-Ата, Джетысуйская 34, Добровольский Аркадий  Гаврилович. Писем нет.

17-31.10.42 год

Все дни без перемен. Дожди и тепло, морозов нет. 25.10.42 г. получил шапку, варежки и зимние портянки. 24.10. гоним сами деготь для себя. Наша землянка над речкой, дверь к речке, узенький проход к двери, сбоку дверей окошко в 4 шибки без стекол. Первая комната – она и кладовая – с нее дверь во вторую комнату, где имеется шесть мест спальных (три верхних и три нижних) как в вагоне, два окна, столик возле окна, книги, наконец у телефонного аппарата шахматы, шашки и т.п. Рядом мое место для спанья, печка, скамейки и три чурбика для сиденья. Стены деревянные, пол деревянный, потолок пять накатов и земля. Вот и все основное о жилье своем.

С 1-10.11.42 год

Жизнь во фронтовом лесу, болота. С 3.11. – морозы, болезней нет.  Очень соскучился по дому, писем нет, не получил ни одного поздравления, даже от Нади. Надя тоже постепенно начинает забывать, по всей вероятности, нашла себе другого, но ничего – я пока об этом меньше буду думать. Я сам точно не знаю, но если узнаю, то не быть мне  в Алма-Ате никогда, но пока это в голове не держу, это пустое все. Домой выслал 8.10. 100 рублей для Нади и детей. Письма пишу часто, но получаю очень редко. Гад немец накапливает большие силы против нас. Предстоит большой бой, но это теперь не страшно. Здесь очень много клюквы, я ходил рвать 9.11. Отпустил себе усики. 6.11.стирал белье с Тилановом.  Очень холодно, как только его стирают бабы на речке? 8.11. стирал  верхнее обмундирование и мылся в бане. Баня лично своя, сами себе построили, но неважно. На фронте нашем нет особенно ничего, мы – в обороне. Живу в лесу возле деревни Снегирево за Холмом. Да еще очень соскучился по жене и детям, когда увижу и увижу ли – просто тяжело сейчас говорить, все война.  Праздник прошел очень скучно, как никогда, и еще ни одного поздравления. Попьянствовать нечем, но выпить охота. Выучил Морзянку. Плохо, что немец топчет нашу землю и я не имею возможности   уехать домой.

11-15.11. 1942 год

Все дни  морозы без снега, так что холодно. На нашем фронте затишье, мы занимаемся. Изучаем обстановку, за последнее время письма получаю очень редко, что очень даже обидно. Чувствую себя неважно, что-то с головой, стал замечать, что меня рассердить очень легко. В общем, я стал очень злой, что другой даже стал, и не хорошо – из-за пустяка могу рассердиться. Да как это все надоело и как хочется домой, а точно и не знаю придется домой ехать, ой, наверное нет. Так что-то я предполагаю больно затянулась война. Живу в лесу в землянке, кроме грохота и разрывов снарядов, ничего не слышу и ничего нет, только запах дыма и гари.

16-20.11.42 год

В ночь на 15 выпал снег на мерзлую землю. Остальное все также  по-старому и пока на старом месте. Письма получаю хоть редко, но спасибо Наде. Пишу больше, чем получаю. Соскучился, очень часто снится Надя, в особенности вот в эти дни. Один раз даже я встал с постели и разговаривал,  называл ее по имени Надя, и говорил ей давай пойдем в кино, но только ребят насмешил. Сам наутро заболел. Эх, не знаю, придется ли увидеть жену, детей, ведь война, но жить хочу и сильно хочу, но только гад противен. 19.11. был в бане. Баня своя, я сам строил.  Замечательная вышла. Хорошо помылся, постирал  платочки, воротнички, полотенце и портянки. Лес кругом, никого кроме военных нет. Война и больше ничего – везде бело. Снег и скучно. Когда кончится эта проклятая война? Писем  много писать нет бумаги, что приходится экономить. Черт знает и когда только  развеселюсь, что посмотрю на карточки жены и детей. Какие мысли, но где они и кто приголубит, если что да случится со мной? Надя-то найдет себе мужа, но отца детям никогда не подберет, и кто захочет да и кто сможет полюбить моих детей так, как я – никто. Но  думаю, что все ж таки я домой приеду и увижу милых своих. Да надоело это, все черт знает как и так хочется домой, что прямо описать невозможно.

21-30.11. 1942 год

Зима идет холодная, лютая. Здоровье мое обычное, не болею здорово, временно – малярия. Письма получаю от Нади, спасибо милой, не плохо. За эти дни два раза мылся в своей бане. 28-го числа получил новый полушубок. Домой писал за эти 16 дней три письма, живу. Остальное – без перемен. Хочется домой, так и полетел бы. Поступило пополнение. Ребята получают посылки. Я попросил посылку, так что наверное не придется получить. Бои идут местного значения.

1-17.12. 1942 год

Война по-прежнему. Бои на нашем фронте местного значения. Я здоров. Письма получаю регулярно. Да за это время мылся два раза в бане, зябко, холод. С 10-16 шли дожди. Менял линию. Ребята получают посылки. Михеенко аж две, не знаю говорит кто прислал. Но Надя, наверное, сама не догадывается, а просить  не буду, потому что всего хватает. Например, хлеб 400 грамм, концентраты 150-160 грамм и 200 грамм, соли 20 грамм. Живу в лесу, в землянке, скучно.

С 18-31.12 1942 год

Все также. Письма получаю, только реже. Здоров. Зима пока теплая, оттепель. Бои местного значения, и только почему-то обидно – ребята получают посылки, хотя знаю, что намного хуже живут чем Надя. Например, Захарова жена и пять детей, они получают 150 рублей, также Михеенкова жена, Ларионова сестра, Усманов и многие другие. Но Надя никак не может послать посылку и почему-то от Нади не принимают, а у них приняли, даже обидно на Надю. Лучше и не напоминала бы о посылке. Я не прошу, но и они не просили и зато все равно конфет и яблочек скушали. Но ничего, лишь бы я уцелел и этого тогда можно покушать. Пусть будет так, раз я такой несчастный, что обо мне так заботятся. Спасибо, что хоть письма пишет. Я пишу часто и даже очень часто.

***

© ZONAkz, 2018г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...