Тенге: что будет дальше

Национальная валюта Казахстана очень нервно отреагировала на смену власти в стране

Есть все предпосылки для того, чтобы тенге набирал силу. Однако политика «искусственного удешевления» будет проводиться и впредь, и для этого есть свои причины, уверен руководитель аналитического отдела FXPrimus, экономист Арман Бейсембаев.

***

– Мгновенное и существенное удешевление тенге, которое произошло сразу после объявления Нурсултаном Назарбаевым о своем уходе с поста президента РК, показало, что более твердая валюта, доллар, – это надежная гавань для взволнованного общества.

Арман Бейсембаев

– Подобное поведение тенге не должно вызывать удивление. Рынок всегда реагирует на неизвестные для него факторы. А объявление об отставке хоть и было предполагаемо, но сам момент был неожиданным. Поэтому мы увидели некоторый приступ паники и эмоциональные покупки доллара, которые достаточно быстро сошли на нет, как только стало ясно, что процесс передачи власти полностью под контролем и никаких неожиданных событий не предвидится.

– Как вы оцениваете действия Нацбанка РК в данной ситуации? Вслед за заявлением следовало бы ему провести расследование и публично наказать тех, кто ударился в явную спекуляцию?

– Что касается «наказания виновных», то я бы предложил «не ставить телегу впереди лошади». Для начала нужно уяснить, что спекулятивные операции являются одним из основополагающих столпов свободного рынка, а спекулянты – неотъемлемая и, возможно, важнейшая часть инфраструктуры рынка, поскольку основной объем ликвидности рынка зиждется именно на них.

Именно наличие или отсутствие спекулянтов на том или ином финансовом инструменте определяет его волатильность и наличие ликвидности. Могу сказать даже более того: в мировой практике, когда запускается какой-нибудь новый финансовый инструмент, организатор специально нанимает маркет-мейкеров, чтобы обеспечить его высокую волатильность, а высокая волатильность, в свою очередь, привлекает спекулянтов, которые приносят ликвидность уже для крупных, институциональных инвесторов. Если инструмент заинтересовал спекулянтов, операция считается состоявшейся, и он начинает жить уже собственной жизнью.

Это я к тому, что вместо того, чтобы заниматься наказанием мифических виноватых, правительству стоило бы наоборот выстроить законодательство таким образом, чтоб способствовать развитию отечественного фондового рынка, которая привлечет спекулянтов разных мастей и это будет первый шаг к тому, чтобы сделать наш рынок интересным уже в международных масштабах. Сейчас мы, к сожалению, очень далеки от этой цели.

– Политическая ситуация изменилась, причем, совершенно неожиданным образом. Будут ли иметь эти события какие-либо последствия для национальной валюты?

– Я так не думаю. Процесс транзита находится под полным контролем, чтобы исключить любую вероятную политическую интригу и борьбу за власть. Сам транзит ожидался давно, поскольку очень давно готовился, поэтому я думаю, любой исход событий уже предусмотрен, что, в общем-то, тоже неплохо для стабильности страны. Поэтому никакого существенного влияния на курс тенге я не ожидаю. Даже напротив, учитывая общий достаточно позитивной внешний фон, тенге все еще имеет шансы на укрепление в район 360-355.

– Какая стратегия Нацбанка РК в отношении тенге может быть протестирована, если уже в этом году состоятся президентские выборы?

– По заявлению нового председателя Нацбанка Досаева, никаких изменений в политике формирования курса тенге не предвидится. Будет продолжена линия Акишева, поэтому в этом направлении никаких неожиданностей ждать не стоит.

– Могут ли объективно отражаться на курсе тенге такие экономические события, как, например, повышение зарплат бюджетникам с 1 июня?

– В принципе, может, но не напрямую, а опосредованно. Повышение зарплат бюджетников выльется в рост инфляции, которую Нацбанк будет пытаться удержать в коридоре 4-6%. А для контроля инфляции регулятор будет использовать уровень процентной ставки, которая, вероятно, на этом фоне может подрасти. При прочих равных условиях, повышение процентной ставки может привести к укреплению курса тенге, которая также будет способствовать удержанию инфляции в целевом коридоре.

– Будет ли новое правительство, на ваш взгляд, использовать «девальвационный рычаг» для пополнения бюджета, как это особенно активно практиковалось с 2015 года?

– Пока однозначно сказать трудно. Но эффект 2015 года более невозможен, уже хотя бы потому, что тогда был режим фиксированного курса.

Сейчас официально режим плавающего курса и одномоментно девальвировать уже сложнее, чем раньше, поскольку при резком движении курса Нацбанк обязан предпринять меры для стабилизации вплоть до остановки торгов в рамках своего мандата по обеспечению стабильности нацвалюты, а это противоречит возможности резкой девальвации на 10-20% одномоментно.

В этом плане наиболее вероятно, что Нацбанк просто не позволит тенге укрепиться до своего равновесного уровня, который сейчас находится в районе 365-360, что, впрочем, происходит уже сейчас. Это проще и дешевле.

***

© ZONAkz, 2019г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...