«Когда из Казахстана выдавливают иностранных инвесторов, меньше всего думают о негативных последствиях…»

А они есть. Вот, пожалуйста, арестованы активы ФНБ «Самрук-Казына». И на очереди другие…

Опять арест

Вчера глава ФНБ Ахметжан Есимов выдал большую государственную тайну. Он сообщил о том, что наложен арест на принадлежащие фонду «Самрук-Казына» акции турецкого банка Şekerbank. Речь идет о сумме, превышающей $38 млн.

На заседании правительства он с сожалением сообщил, что «стало практикой регулярное вовлечение фонда в судебные процессы в иностранных юрисдикциях в связи с арестом своих активов».

СЕО вспомнил, что осенью 2017 года было наложено ограничение на акции Кашагана, принадлежащие фонду, стоимостью более $5 млрд.. И вот несколько месяцев назад, в декабре прошлого года, арестованы принадлежащие фонду акции турецкого банка Şekerbank.

В декабре, кстати, эта ситуация не была предана широкой огласке, видимо, до последнего надеялись, что спор будет урегулирован «за кулисами».

Конечно, ФНБ несет большие расходы на юридические услуги. Но это лишь одна сторона медали. Вторая, обратная — риски негативно отражаются на инвестиционной привлекательности активов фонда и группы его компаний. Ахметжан Есимов это признает и призывает кабинет министров ответственно к этому относиться.

Он предложил, чтобы Министерство юстиции и Министерство финансов разработали механизм исполнения решений по международным арбитражным процессам, вынесенным против республики. Он предполагает, что наши государственные органы способны создать такой механизм, который будет позволять даже после получения негативного для Казахстана судебного решения избегать ареста активов.

Вопрос, конечно, интересный, но это, увы, не судоку, где можно с небольшими усилиями подобрать правильные решения. Но если наши решат эту задачу, это будет сравнимо с доказательством гипотезы Пуанкаре Григорием Перельманом. Дело в том, что мы не способны никак повлиять на международное законодательство и даже на законы других стран, которые принимают подобные решения в отношении наших активов.

Единственное, что нам посильно: попытаться хоть как-то оспорить такие действия. Но и здесь мы не блещем. Мы просто стараемся всячески затянуть любой процесс, когда речь идет о выплате компенсаций по решению арбитражных судов.

«Мы не платим, потому что мы искренне полагаем, что сумма должна быть меньше или не должна быть выплачена в принципе. В этом и смысл подачи жалобы в апелляционную инстанцию, — поясняет министр юстиции Марат Бекетаев. – В этот момент инвесторы пытаются наложить аресты на активы «Самрук Казыны», потому что они утверждают, что фонд полностью контролируется правительством и соответственно отвечает по обязательствам правительства».

Его резюме немного парадоксально: «Мы с такой постановкой вопроса категорически не согласны».

Все это – последствия рейдерства

Итак, что мы имеем в итоге: в результате судебного разбирательства с иностранными инвесторами, были заблокированы активы ФНБ и выдвинуто требование о возмещении ущерба правительством.

Арман Бейсембаев

«Сенсации в этом не вижу. Все идет в порядке юридической практики, — пояснил интернет-газете ЗОНАКЗ руководитель аналитического отдела FXPrimus, экономист Арман Бейсембаев. – Но я бы сказал, что это побочный эффект огосударствления. Поскольку все большие структуры, типа «ФНБ Самрук-Казына», принадлежат государству, то любое разбирательство по нему же и бьет. То есть разборки Самрука, как компании, с иностранным инвестором, воспринимаются как разборки с самим государством».

— А на вашей памяти были активы, которые мы утратили в результате вот таких разборок?

— Вообще, нет. Пожалуй, самое громкое дело по заморозке государственных активов, это как раз судебное разбирательство со Стати и заморозка активов ФНБ. Насколько мне известно, на сегодняшний день они разморожены.

Вообще, я думаю, мы о многом не знаем. Заморозка активов Самрука — это то, что вылилось наружу и стало известно. Мне кажется, это далеко не первый, и вероятно, не последний инцидент. Просто мы о них не знаем.

— Если нет прямых потерь, то, в принципе, и волноваться не о чем?

— Но есть косвенные затраты. Само судебное разбирательство очень затратно. Думаю, там пара десятков миллионов долларов теряется точно. Ну, а поскольку точную информацию нам никто не предоставит, остается только гадать.

— В чем выход? Любые внешние сделки, в которых задействованы наши активы, делать грамотно, с профессиональным юридическим сопровождением?

— Все намного проще. Просто не нужно отжимать у иностранных инвесторов и выдавливать их из страны. Причем делать это с нарушениями рамок законов.

— Это читается между строк таких новостей, но нет уверенности в этом.

— Но по сути ведь, те, кто судится с нами, утверждают, что у них отжали их доли. То есть, имел место факт рейдерского захвата.

— Сакраментальный вопрос: что делать?

— Делать то, о чем я говорю постоянно: развивать институты, чтобы ни у кого не было всей полноты власти, обеспечить неприкосновенность частной собственности и реальное равенство перед законом. Пока мы не добьемся этого, все события будут происходить в таком же ключе.

К примеру, сейчас из страны выдавливают ТЕЛЕ2. Оператора купит Казахтелеком. Мне не кажется, что Теле2 по доброй воле уходит с рынка. И об этом мы еще услышим. А поскольку Казахтелеком — квазигосударственная компания, и если начнется разбирательство, то международный суд снова арестует какие-нибудь наши активы.

***

© ZONAkz, 2019г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...