«Спасибо Путину: украинцы наконец-то заговорили на родном языке»

Киевский политолог Максим Яли – о победном шествии державной мовы и о том, уютно ли русскоязычному греку в новой среде

– Максим, на прошлой неделе в СМИ и соцсетях очень живо обсуждалась пикировка президента Зеленского с украинским добровольцем-националистом. Доброволец вёл себя не слишком почтительно. Но самое интересное – полемика велась по-русски! Украина давно независимая страна. Державну мову в ней насаждают (хорошо – развивают) вроде бы очень активно. Много лет. Но как только начинается живой разговор без протокола, все ваши элитарии, и не только они, переходят на русский. Возьмётесь это объяснить?

– Во-первых, далеко не все. Представители западной Украины не перейдут на русский по одной простой причине. Он для них не является родным. Про политические мотивы я даже говорить не буду, они очевидны. К примеру, бывший спикер Верховной Рады Андрей Парубий. Вы когда-нибудь слышали, чтобы он переходил на русский? Или лидер «Свободы» Олег Тягнибок. Назвал именно их, как наиболее одиозных и известных политических деятелей, известных за пределами Украины благодаря российской пропаганде. Подчеркну: в разговорах с украинцами. Примеры общения с российскими политиками, как в известном телефонном разговоре в 2014-м Парубия с Жириновским по телефону – не в счет.

Что же касается приведенного вами разговора президента Зеленского с добровольцем, то здесь все предельно понятно и объяснимо. Во-первых, и это главное, они оба русскоязычные. Во-вторых, для того чтобы тебя поняли правильно, необходимо общаться с оппонентом на одном языке. В этом смысле Зеленский выбрал абсолютно верный подход. Пускай и в ущерб своей репутации. Я опускаю форму, там, конечно, были перегибы, связанные с эмоциональностью и конфликтностью беседы. Как я считаю, просмотрев полную версию беседы – намеренно спровоцированную. Кем и зачем – совсем другой вопрос. Президент Зеленский еще совсем молодой политик и, учитывая его темперамент, пока, увы, ведется на подобные провокации. Что же касается его украинского, как филолог и преподаватель языков по первому образованию могу с полной ответственностью заявить, что в украинском у него наблюдается хороший прогресс за последние полгода. Если сравнивать с его опытом общения с украинскими СМИ периода президентской кампании и всем известного недавнего «пресс-марафона».

Можно вспомнить для сравнения президента Кучму, также выходца из Днепропетровской области, которому понадобилось значительно больше времени для того, что научиться нормально изъяснятся на украинском языке. Это вопрос языковой среды и возраста. Как известно, чем старше мы становимся, тем сложнее дается процесс обучения языкам. Так что здесь нет никакой сенсации. Был бы Зеленский выходцем из Западной Украины или даже Центральной, особенно сельской местности, таких вопросов в принципе не возникало бы. Нужно также учитывать, что вырос он, получал воспитание и образование в советский и постсоветский период в русскоговорящей семье.

– Некоторые ваши коллеги утверждают, что и столичная молодёжь (в Киеве она традиционно русскоязычная) массово заговорила по-украински. Или это пока больше патриотическая пропаганда?

– То, что в процентном отношении количество украиноязычной молодежи начиная с 2014 года значительно выросло – неоспоримый факт. Особенно это касается студентов ВУЗов. Говорить по-украински стало модно. Я бы даже так сказал. Я имею в виду – после аннексии Крыма и начала конфликта на Донбассе. Тем более, что, уже начиная с детского сада, не говоря уже о школе и ВУЗах, воспитание и образование ведется преимущественно на украинском языке. А дети очень быстро учатся языкам. Так что это естественный процесс. Да, пропаганда играет свою роль. Не скажу, что всегда позитивную, есть, безусловно, и перегибы… Но на них реагируют в основном представители старшего поколения. А для молодежи, которая родилась уже в Независимой Украине, языковой вопрос вообще не является проблемой. И даже для жителей юго-востока страны не является. Сам могу подтвердить это на личном примере. Там молодые люди, как минимум, билингвы. А сейчас и английский детям начинают преподавать гораздо раньше, чем в советское время. И это однозначный позитив. Так что еще лет пять, максимум десять, и этот процесс будет уже необратим. Я беру теоретически крайние случаи, такие, как придание русскому статуса второго государственного. Это я считаю уже невозможным практически. И то, что при русскоговорящем президенте Зеленском с 2020-го все образование переводится на украинский язык – ярчайшее тому подтверждение. Кстати, пересмотр закона «О языке», на который так надеялись в России еще совсем недавно, также даже не стоит на повестке дня. Так что здесь надеяться Кремлю фактически уже не на что. Ему придётся это понять и смириться.

– Вы недавно написали в фейсбуке: «Спасибо Путину. Украинцы наконец-то заговорили на родном языке». Я правильно понимаю, что без «российского фактора», без обострения отношений Украины с Большим Восточным Соседом украинский язык гораздо менее активно завоёвывал бы позиции? Вот в Казахстане городское население тоже в основном говорит по-русски. Это удобно, это комфортно. Местные патриоты ворчат и даже наседают – мол, так неправильно! Однако казахи не евреи, которые взяли и выучили всей страной мёртвый язык иврит. Украинцы тоже не евреи… В общем, без Путина, без Крымнаша, без Донбасса «языковой вопрос» у вас, наверное, так и оставался бы в подвешенном состоянии.

– Абсолютно верно понимаете. «Фактор Путина» и «Крымнаша» здесь сыграл ключевую роль. То, что городское население в большинстве своем, причем, в восточных и южных регионах, в основном говорит все еще на русском – факт. Но, подчеркну, в основном это касается представителей старшего поколения. С молодежью тренд меняется. Возможно, не так быстро, как того хотелось бы представителям предыдущей власти, но на то есть объективные причины, которые я упомянул. А если сравнивать по историческим меркам ничтожно малый промежуток времени – 1991 и 2019-й, то ситуация с распространением украинского языка меняется достаточно стремительно. Естественно, зачастую это «суржик», на котором говорят жители сельской местности. Украинский язык жителей Галиции также значительно отличается от литературного, и в нем много польских слов. Как говорится, суржик суржику рознь. Но это колониальное влияние империй, оно имеет абсолютно рациональное объяснение. Сейчас, к примеру, в украинском, как и в русском, много английских слов. Но язык это не мертвая субстанция, он постоянно развивается и абсорбирует заимствования, так что к этому нужно спокойно относиться.

– Расскажите теперь, пожалуйста – с той степенью откровенности, с какой посчитаете нужным – о счастье, которое вы, русскоязычный гуманитарий и этнический грек испытываете от необходимости размовляться державной мовою. Насколько она, эта необходимость, уже сейчас «плотная» и быстро ли она сгущается?

– Как гуманитарий, филолог и украинец не только по паспорту, но и по своей политической идентичности, признаюсь, что меня коробит, когда русские намеренно коверкают украинские слова… Тем более, когда знают их совсем немного и вставляют их именно с целью унизить украинский язык. Не скрою, что, когда только переехал в Киев получать образование в Дипломатической академии при МИД Украины, где все обучение велось на украинском, (что абсолютно верно), имел определенные трудности в первые несколько месяцев. Но ничего, справился. Вопрос практики – не более. Свободно говорю не только на русском и украинском, но и на английском и новогреческом. Я для правильной коммуникации с целью максимального взаимопонимания автоматически перехожу на родной для собеседника язык. Так же и во время эфиров на украинском ТВ могу говорить и на украинском, и на русском, в зависимости от аудитории. Никто насильно говорить меня исключительно на украинском не заставляет. Да и невозможно это в принципе. Как говорил классик А.П. Чехов, «Сколько языков ты знаешь, столько раз ты человек». Здесь я с великим русским писателем (родившимся в Таганроге – кстати, наверное, вы знаете историю его передачи в состав РСФСР) абсолютно согласен.

Напоследок приведу вам исторический пример. Так, еще 20-х годах прошлого столетия в моем родном Мариуполе, не говоря уже о греческих селах, действовал греческий театр, были учебные заведения, в которых обучение велось на греческом языке. На ромейском, если быть точнее. Это диалект (хотя многие филологи считают ромейский отдельным языком) греческого языка. Мои родители между собой общались в основном именно на нем. Так вот, когда Сталин решил покончить с так называемым процессом «коренизации» народов, инициированным Лениным, начался процесс насильственной русификации, и греки Приазовья постепенно начали забывать свой родной язык. То же самое касается и насильственной русификации украинцев в целом и запретов на украинский язык в обучении.

Я уже не говорю о правах и автономии, дарованных Екатериной Второй грекам-переселенцам из Крыма в 1778 году, основавшим Мариуполь, о которых в Российской Империи очень быстро забыли… И если в детстве, когда я приезжал в родные села своих родителей, то постоянно слышал там именно греческую речь, то сейчас, увы, молодое поколение практически на нем не говорит. Есть возможность изучать в школах новогреческий, по желанию, но язык предков, к сожалению, постепенно умирает. Я, кстати, начал понимать родителей, их разговоры между собой на ромейском, уже после того, как стал изучать новогреческий. Они очень близки, но, тем не менее, имеют различия. Но это уже, как говорится, совсем другая история…

***

© ZONAkz, 2019г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...