Суть иранской проблемы

Бензин - это символ свободы, которую иранцы еще не потеряли и принесения которой в жертву они, и без того ограниченные в своем волеизъявлении, не желают

Швейцарская франкоязычная ежедневная газета Tribune de Genève опубликовала редакционную статью под названием «L’essence même du problème iranien» — «Суть иранской проблемы».

иран

В ней говорится так: «Давайте подведем итоги. Иран обладает четвертыми по величине запасами нефти в мире. Недавние зондажные исследования, проведенные на юге страны, даже наводят на мысль о том, что он мог бы по этой части войти в первую тройку лидеров, уступая только Саудовской Аравии и Венесуэле. И это еще не все. Тегеран гордится также тем, что он контролирует вторые по величине запасы природного газа в мире. Больше их (резервов голубого топлива) имеется только у России. Но именно энергетический и финансовый кризис кроется в основе битвы, которая, начиная с пятницы, развертывается в персидских городах. Значительное повышение цены на бензин послужило той искрой, которая в пятницу взорвала накопившийся гнев иранской улицы.

Бензин, конечно, имеет очень важное значение, поскольку он позволяет ездить на работу, а также доставлять все виды товаров в магазины, где их может купить каждый. Любое повышение розничной стоимости горючего порождает цепную реакцию и влечет за собой рост цен на товары и услуги. То есть оно имеет фатальное значение. Так что иранцы ощущают последствия такого эффекта домино весьма конкретным образом на своем кошельке.

Но бензин — это еще символ. Символ государства, не способного обращать во благо свои природные ресурсы. Ситуация складывалась в таком ключе еще задолго до того, как Соединенные Штаты под руководством Дональда Трампа в мае 2018 года решили вновь ввести экономические санкции.

И с тех пор положение определенно ухудшилось. Исламская Республика, лишившаяся возможности экспортировать свою сырую нефть в необходимых объемах, не имеет денег. Казна пуста, налогоплательщикам приходится затягивать пояса. Режим мулл, кажется, весьма поиздержался.

С другой стороны, бензин — это символ свободы, которую иранцы еще не потеряли и принесения которой в жертву они, и без того ограниченные в своем волеизъявлении, не желают. Свобода ходить на пикники с семьей, вращаться среди друзей и даже — редкая привилегия — предаваться флирту в общественных местах.

Режим, конечно, в курсе всего этого. Но он не из тех, кто признает поражение. При каждой вспышке протеста на демонстрантов обрушиваются репрессии. Что касается «великого сатаны» Вашингтона, если тот ведет себя слишком агрессивно, Тегеран знает, что он может запустить (ответные) угрозы. Например — угрозу атак на Израиль со стороны его «друзей» из ливанского движения Хезболла. Это то, на чем держится режим мулл».

Вышеизложенную информацию можно дополнить такими сведениями. Официальный Тегеран поднял льготную стоимость бензина в рамках квоты на человека (до 60 литров бензина для владельца машины, 25 литров для владельца мотоцикла) с 10 тысяч риалов ($0,09) до 15 тысяч риалов ($0,13). А стоимость литра сверх льготной нормы – до 30 тысяч риалов ($0,26). Иначе говоря, в Иране автомобильное горючее значительно подорожало. Но и даже после этого цена на бензин в стране остается одной из самых низких в мире. К примеру, в Казахстане литр бензина АИ-92 продается за 155 тенге ($0,40). Получается, розничная цена горючего в РК (Республике Казахстан) существенно выше, чем в ИРИ (Исламской Республике Иран).

По свидетельству руководителя Иранского статистического центра Омида Али Парсаи, уровень безработицы среди молодежи доходит 27 процентов, а среди университетских выпускников – до 40 процентов. Поэтому представляется неудивительным то, что именно молодые люди составляют основную массу демонстрантов, которые стихийно и спорадически выходят в Иране на акции протеста.

***

© ZONAkz, 2019г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...