Акорда не допустит резкого роста цен на бензин в начале 2020 года и это объясняется просто

Почему цены на бензин в Казахстане и России так сильно различаются

Алматы. 18 декабря. КазТАГ – Тулкин Ташимов. Акорда не допустит резкого роста цен на бензин в начале 2020 года из-за опасений развеять миф о благополучии казахстанцев. Если по какой-то нелепой случайности акциз задерут и цены на топливо взметнутся вверх, то неконтролируемая инфляция уничтожит сбережения населения, а падение уровня жизни населения уйдет в крутое пике с фатальными последствиями.

Почему цены на бензин в Казахстане низкие

Надо сразу отметить правоту министра энергетики Каната Бозумбаева, который в середине октября, комментируя ситуацию на рынке, заметил, что цены на бензин и дизельное топливо в Казахстане «значительно ниже, чем в соседних России, Узбекистане, Кыргызстане, с кем у нас есть перетоки».

Чтобы убедиться в этом есть смысл обратиться к мировым данным по цене на автомобильное топливо. В соответствующем рейтинге Казахстан занимает 9-е место с ценой $0,45 за литр. Дешевле топливо стоит в Венесуэле, Иране, Судане, Анголе, Алжире, Кувейте, Нигерии и Туркменистане. У всех остальных, кроме Туркменистана, географических соседей – Узбекистана ($0,56), Кыргызстана ($0,62), России ($0,72) и Китая ($1,04) – бензин стоит дороже.

И этому есть объяснение. Согласно данным комитета по статистике министерства национальной экономики РК, в 2013 году Казахстан произвел 2,7 млн тонн моторного топлива (бензин, в том числе авиационный) и 5,1 млн тонн газойля (дизельного топлива), в 2014 году – 3 млн тонн и 5 млн тонн, в 2015 году – 2,9 млн тонн и 4,5 млн тонн, в 2016 году – 2,9 млн тонн и 4,7 млн тонн, в 2017 году – 3,1 млн тонн и 4,4 млн тонн, в 2018 году – 4 млн тонн и 4,7 млн тонн, а в январе-апреле 2019 года – 1,222 млн тонн и 1,565 млн тонн соответственно.

Рост очевидный, который подтверждается помесячными данными по объемам производства бензина из того же источника. Если в сентябре 2016 года Казахстан производил чуть больше 150 тыс. тонн, то уже в июле 2018 года – более 350 тыс. тонн, а в августе и сентябре 2019 года – свыше 450 тыс. тонн. При этом 97% дизельного топлива и 99% бензина произведено на Павлодарском, Атырауском и Шымкентском нефтеперерабатывающих заводах.

Но и это еще не все.

В ближайшие годы производство светлых продуктов из нефти будет расти. В частности, из-за введения в строй ряда мини-НПЗ. Один из них – в Западно-Казахстанской области – планируется завершить до конца 2020 года, другой строится в Туркестанской области, третий – в Карагандинской области. А так как их мощности заявлены на уровне от 750 тыс. до 1 млн тонн в год, у Казахстана в ближайшие годы ожидаются большие излишки топлива.

Нет ничего удивительного в том, что при таком стремительном росте производства предложение на рынке растет быстрее, чем спрос. Цены на топливо падают и, если не будет обеспечен легальный экспорт, может возникнуть дефицит бензина по причине неконтролируемой контрабанды.

Излишков много, а экспорт мизерный

В условиях, когда рынок затоварен бензином, и только недавно путем переговоров с Россией Казахстан, наконец, избавился от обязательства не экспортировать светлые продукты на соседние рынки, наступает пресыщение. В такие моменты нужно наладить регулярные экспортные поставки, чтобы стабилизировать внутренний рынок.

Между тем представители минэнерго не устают делиться грандиозными планами по поставкам бензина в Европу, Кыргызстан, Китай и Узбекистан, хотя на самом деле конкретных договоренностей пока нет. Та же Беларусь выразила готовность импортировать исключительно сырую казахстанскую нефть для загрузки собственных мощностей, а на российском направлении и без Казахстана достаточно поставщиков.

Экономист Петр Своик не разделяет оптимизм представителей профильного ведомства и считает, что у Казахстана нет другого реального рынка для экспортных поставок, кроме как российский.

«Потому что больше некому: кыргызов мы уже давно снабжаем, да они и свои НПЗ зачем-то построили. В Узбекистан особо не войдешь. Вот и получается, что кроме России, больше некуда. Но Россия сама затоварена – у них там огромная конкуренция», — считает эксперт.

При этом объемы экспортных поставок существенно различаются с имеющимися излишками на внутреннем рынке. При планируемом в 2019 году профиците бензина в размере 500-600 тыс. тонн в январе-сентябре, как заявил замглавы минэнерго Махамбет Досмухамбетов, экспортировано только 32,6 тыс. тонн.

Почему цены на бензин в Казахстане и России так сильно различаются?

Вопрос, почему 1 литр бензина АИ-92 на АЗС Алматы стоит Т145-146, а, по данным benzin-price.ru, за тот же 1 литр бензина с тем же октановым числом в Москве просят от 38,90 до 44,16 рублей, или около Т230-260 тенге, далеко не праздный.

Ни для кого не секрет, что на себестоимость бензина влияют четыре фактора: цены на нефть, стоимость переработки, транспортировки и налоговая составляющая. А так как и в Казахстане, и в России стоимость переработки и транспортировки сопоставимы, а повлиять на мировые цены на нефть ни одна из стран не может, остаются только налоги.

Как отметил в своих комментариях КазТАГу независимый казахстанский аналитик нефтегазового рынка Сергей Смирнов, «в себестоимости бензина в России на стоимость сырой нефти приходится около 7% и более 50% – на налоги».

«В отличие от России в Казахстане на сырую нефть приходится около 50%, и только 15% — на налоги», — подчеркнул Смирнов.

Экономист Своик подтверждает, что в России больше половины стоимости заливки бака направляется в бюджет.

«А у нас доля налогов в бензине в разы меньше, соответственно, и бензин дешевле – фискально дешевле», — добавил Своик.

Кроме того, есть весьма сильные структурные различия в сфере нефтепереработки в обоих странах.

В России, по словам эксперта, сохранены вертикально интегрированные компании, которые работают по схеме от скважины до бензоколонки.

«Все три наших (казахстанских – КазТАГ) НПЗ выключены из вертикальной интеграции. Нефтедобыча у нас осуществляется отдельно, а поставки нефти на нефтепереработку – отдельно. Причем эти поставки находятся вне всех крупных НПЗ. И поэтому ни американцы, ни европейцы, ни китайцы не несут никакой ответственности за снабжение наших НПЗ. Заводам приходится искать нефть у второстепенных поставщиков. Ни один НПЗ в Казахстане не имеет собственных терминалов для крупных опта и розницы», — перечислил Своик.

Главная задача Кремля – выровнять розничные цены на топливо с мировыми, чтобы интегрироваться в мировую экономику, при этом перед Акордой такая задача не стоит.

Может ли Казахстан избавиться от контрабанды бензина?

Так как уже несколько лет назад Казахстан отказался от практики установления предельных розничных цен и перешел к свободному рынку, у властей остался единственный инструмент влияния на рынок – акциз. А так как в себестоимости бензина он, по сравнению с Россией, невысок, то у властей имеется достаточно приличный люфт.

На пороге 2020 года, в условиях относительно низких цен на бензин и неуправляемой контрабанды, перед Казахстаном стоит проблема минимизации теневых перетоков излишков топлива на соседние рынки. Запрет, введенный в начале текущего года на импорт бензина из России, работает априори, так как бензина на внутреннем рынке больше, чем достаточно. Запрет на экспорт дизельного топлива из Казахстана, к сожалению, никак не работает – солярка уходит на рынки, где цены выше.

В доказательство, что розничные цены на дизельное топливо в Казахстане ниже, чем у соседей, можно привести данные портала GlobalPetrolPrices.com. Казахстан с ценой за литр дизельного топлива в $0,5 стоит на 14-м месте. Для сравнения: в Узбекистане литр топлива стоит $0,57, Кыргызстане – $0,66, России – $0,73 и Китае – $0,91. Дешевле литр дизельного топлива стоит только в Туркменистане ($0,39), который ни раньше, ни сейчас не рассматривался Казахстаном как рынок сбыта продукции.

Способом повлиять на цены на дизельное топливо является повышение акциза, а вариантов его повышения рассматривается несколько.

Для начала рассмотрим наиболее реальные. Как неоднократно заявляли представители минэнерго, с 1 января 2020 года акциз вырастет с Т8 до Т10 за тонну. Объяснить этот планируемый рост только стремлением минимизировать контрабанду не получится. Слишком небольшое повышение, которое никак на серые перетоки не повлияет. Тогда как другое объяснение более чем логичное. Так накануне в сенате было заявлено, что в 2019 году объем средств на социальное обеспечение и социальную помощь вырос на Т674 млрд и составил Т3,3 трлн. Все эти траты нужно как-то компенсировать, и повышение акцизов на бензин – один из источников.

И насчет контрабанды. По мнению министра национальной экономики Казахстана Руслана Даленова, после повышения акциза на Т2 цена бензина может вырасти максимум на Т10. С ним солидарен и Смирнов, прогнозирующий рост цен на бензин на уровне 7-8%.

«Поэтому разница в цене на бензин в Казахстане и сопредельных странах особо не изменится, и контрабанда сохранится», — уверен эксперт.

А теперь несколько слов о нереальных сценариях. Чтобы розничная цена бензина в Казахстане достигла уровня розничных цен в России, по некоторым прикидкам, акциз надо поднимать не на Т2, а в 13-14 раз. Чтобы интегрироваться в мировой рынок, необходимо довести розничные цены хотя бы до среднеевропейского уровня. Небольшой, но важный нюанс: сегодня средняя европейская цена за литр бензина Т617, что выше казахстанских текущих цен более чем в четыре раза. Ни уровень жизни казахстанцев, ни средние доходы, вообще ничто не способствует тому, чтобы Казахстан осуществил нереальный сценарий.

К 2025 году Казахстан должен будет довести уровень цен на топливо до российских.

Согласно договоренностям, все члены Евразийского экономического союза (ЕАЭС) к 2025 году должны будут унифицировать цены на топливо. В том числе и Казахстан.

Об этом говорил и министр энергетики Канат Бозумбаев, считающий, что со временем в Казахстане цены на ГСМ будут такие же, как и в России.

«Мы будем вынуждены его (путь – КазТАГ) пройти. Это поэтапное сближение цен с нашими соседями. Только по бензину разрыв между нами и РФ больше Т100 за литр. Любые запреты будут неизбежно порождать коррупцию на границе», — сказал глава минэнерго.

С ним согласен и Смирнов.

«Ситуация, когда бензин в Казахстане дешевле, чем у всех его географических соседей, существовать долго не может. В частности, у Казахстана есть договоренность в рамках ЕАЭС к 2025 году создать единый топливный рынок. Чтобы он нормально функционировал, нужно, чтобы во всех странах союза цены на топливо были примерно одинаковыми. Тогда Казахстану придется поднять цены на бензин к российскому уровню», — заметил он.

Все познается в сравнении

Соблазна использовать нынешние более низкие цены на бензин в Казахстане как аргумент в споре, в какой стране живут богаче, не смогли избежать и казахстанские власти. Однако сам этот факт не является адекватным показателем более высокого уровня жизни населения.

Как отметил Смирнов, надо учитывать средние доходы населения, чтобы приводить этот аргумент как объективный.

«Более объективный критерий – это сколько бензина можно купить на среднюю зарплату», — поясняет эксперт.

Если верить данным Комитета по статистике, то в 2013 году казахстанцы могли купить на среднюю зарплату меньше бензина, чем в 2019 году. Средняя зарплата в 2013 году составляла Т137 043 при цене 1 литра бензина АИ-92 в Т110-112, а в III квартале 2019 года – Т191 100 при цене 1 литра бензина АИ-92 в Т145-146. В 2013 году гражданин Казахстана мог купить почти 1246 литра, сегодня – почти 1318 литров.

Однако официальные данные по средней зарплате не всегда отражают реальную жизнь. Ведь есть данные опроса Нацбанка РК, согласно которым большинство граждан зарабатывают в месяц на семью от Т100 до Т150 тыс. Чуть меньше тех, у кого доходы не превышают Т100 тыс. Ну, а относительно богатых казахстанцев, которые зарабатывают свыше Т300 тыс., в стране всего 7,5%. Если брать за основу Т150 тыс., то на эти деньги сегодня можно купить чуть больше 1034 литра бензина.

Между тем казахстанцы в отличие от россиян могут позволить себе больше бензина. В России по официальным (возможно, завышенным – КазТАГ) данным средняя зарплата составляет 47,657 тыс. рублей, а литр бензина АИ-92 в среднем стоит 45 рублей. Значит, россиянин может купить на среднюю зарплату 1059 литров. Казахстанец и по данным комитета по статистике, и по данным опроса Нацбанка купит больше бензина. Но, нужно иметь в виду, что литр самого популярного бензина в России стоит на более чем Т100 дороже.

Но самым интересным в опросе Нацбанка РК оказался следующий немаловажный нюанс: сбережений на черный день у 80% населения Казахстана просто нет.

Нюанс политический, по очевидно – решающий

Нюанс о сбережениях казахстанцев, когда речь идет о возможном повышении розничных цен на бензин с начала 2020 года, ключевой.

Сегодня в Казахстане сложилась такая ситуация, когда у действующего президента Касым-Жомарта Токаева, оказавшегося в подвешенном состоянии из-за формального ухода от власти первого президента Нурсултана Назарбаева, руки связаны – резкое повышение акциза в такой ситуации – риск сомнительный.

В свою очередь, правительство и профильное ведомство ни при Назарбаеве, ни при Токаеве не отличались особой инициативностью, и потому самостоятельно предпринимать какие-то демарши, чтобы минимизировать контрабанду бензина на соседние рынки, не собирается. Как им представляется, принцип быть «тише воды, ниже травы» предпочтительнее, чем оказаться между двух (Токаев – Назарбаев) огней.

Поэтому наиболее вероятный сценарий развития событий – это широко распропагандированное в СМИ повышение акциза на бензин от Т8 до Т10. Это позволит создать еще один источник компенсации средств, которые с подачи Назарбаева ушли на решение социальных вопросов, а Токаев – поддержал и утвердил на уровне госбюджета.

По гамбургскому счету, третью сторону процесса, население принято считать ягнятами из всемирно известного триллера с Энтони Хопкинсом в главной роли. Как и в любом загоне, при ухудшении условий содержания, может раздаться сначала одиночный крик, который может перерасти в брожение.

Если власти все же рискнут с начала 2020 года поднять акциз, тем самым простимулировав резкий рост розничных цен на бензин, это может стать искрой, способной спалить загон. А испуганные «ягнята», уже успевшие примерить материальные блага ХХI века, все же не вернутся, как их предки, к натуральному хозяйству и бартеру – смысла нет.

***

© ZONAkz, 2019г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...