Непричастные

Немецкий дневник

«Господи ты мой Боже! И чего только нет на той ярмарке! Колёса, стекло, дёготь, табак, ремни, цибули, лавочники всякие! Так, хоть бы в кошельке было рублей тридцать, то и тогда бы не закупил всей ярмарки!».

Это Гоголь. «Сорочинская ярмарка».

Между прочим, слово «ярмарка» пришло из немецкого. Яр – это год. Маркт – рынок. Ежегодный базар получается.

Зелёная неделя

Один из таких базаров в Берлине называется «Зелёная неделя». Это уже вообще… Торжище всепланетное, отсохни мой язык, если вру.

Выставка ежегодно проводится в Берлине с 1926 года. Я провела на ней целый день. Первым делом стала искать своих. Казахов. Бармысың, бауырым?

Легко сказать! Ни много, ни мало, а 12 гектаров с переходами из зала в зал. Экспозиции из 72 стран. Сельхозтехнику подробно осматривать не стала. Это для спецов. Хотя и не удержалась, понаблюдала, как одна и та же машина бурит ямку, хватает железной лапой саженец, ставит в лунку, грунтом засыпает и поливает. Папа мой, превыше всего ценивший всяческую инженерию, сказал бы восхищённо: иттер!

Меня же, как всякого обывателя, интересуют товары острой жизненной необходимости. А тут их… Гомер не справится с описанием.

Океаны пива. Винные моря и ледяные озёра водки. Реки, текущие млеком и мёдом. Полнокровные русла соков, булькающие гейзеры напитков, ручейки настоек, наливок и бальзамов. Водопады минералки!

Освежите меня кумысом, подкрепите меня куртом, ибо я изнемогаю от тоски. О, Казахская земля, уже ль ты за холмом? Отзовись! Не даёт ответа.

Иду дальше. Семена и саженцы, бессчётные, как песок морской. Роскошная садовая мебель. Штыковые лопаты, схожие с штурмовыми винтовками. Трудно представить, как можно такой элегантной штукой ковырять землю. Или класть навоз в сияющую алым глянцем тележку.

Одежда из конопли и змеиной кожи. Кстати, что там чуйская шайтан-трава? Сколько грозились открыть производство хотя бы верёвок и мешковины. Мрачновато, конечно: мешок на голову, верёвку на шею…

Щётки производства дрезденской мануфактуры. Сотни видов щёток. Тысячи! Из свиной щетины. Из козьей. Из верблюжьей. Из конского волоса. Из волокон агавы. Из колючек кактуса! Что любопытно, ни верблюды, ни кактусы в Германии не водятся.

ярмарка

Парадокс. Чем технологичнее страна, тем популярнее у тамошнего населения всякое ручное ремесло и допотопное производство. Вот три немецкие тётушки, невозмутимые, как мойры, прядущие нити судеб, накручивают седую пряжу. В загончике по соседству обречённо жует сено долгоруная овечка.

***

Чу! Знакомые вдруг звуки. Да то ж мова! Как на такой ярмарке да без украинцев!

ярмарка

Их павильон ещё не виден, но слышен за два квартала. Две ядрёные жiнки, кровь с молоком, цветок в сметане, дуже сердечно спiвают: «Сама пью, сама наливаю, сама собі стелю, сама я лягаю». Немцы за столами импровизированной кнайпы притопывают в такт и постукивают литровыми пивными кружками. Панночки в вышиванках и венках жарят на широких сковородах колбаски, сардельки и сосиски, угощают соленьями и, конечно же, салом. Салом! Щедро льют горилку в стопки, потчуют настойками: на перце, на чесноке, на клюкве. Ще не вмерла Украина!

Совсем рядом русский павильон. Паны какой год дерутся, ссорятся, как Владимир Владимирович с Владимиром Александровичем, а холопы им не вторят, чубы свои берегут, мирно соседствуют, соревнуясь лишь за внимание покупателей. Эти хаты-избы самые весёлые и разудалые на выставке. Кроме товаров, привезли и артистов. Красивый дуэт поёт казачьи песни и русские романсы. Обычно сдержанные берлинцы, помявшись, не выдерживают, начинают вальсировать под «На сопках Маньчжурии».

ярмарка

У итальянцев монбланы оливок. Солёных, мочёных, маринованных, свежих, черных и зелёных. И масло, разумеется. Оливковое. Зелёное, желтое, янтарное. И вино. Красное, белое. Груды янтаря и сонмы поделок из него привезли балтийцы. Ещё у них косяки шпрот и килек. У арабов густые, тяжёлые, маслянистые духи и притирания.

У швейцарцев и французов сыры исполинских размеров. Красные на срезе, как арбуз, с вкраплениями специй, и желтые как дыня. С плесенью всех плесенных оттенков и без. И вино. Белое, красное. Заглянула к братьям-узбекам. Халаты. Шелка ручной работы. А ещё образцы сушёных овощей – моркови, чеснока, перца, баклажанов, кабачков, яблок. Кому нужны сушёные овощи? Да мало ли. Армии. Тюрьмам. Богоугодным заведениям. Узбекское вино? Может быть. А вот шоколад отменный. С орехами, с курагой. Идея законсервированного плова мне кажется сомнительной, но тому, кто не едал живого плова из той-казана, сойдёт.

И снова – здравствуй, Русланд!

Пышные караваи метрового диаметра, водки и настойки, рыбные консервы и икра. Красная и чёрная. Оренбургские платки и конфеты. В названиях попытка «зацепить» потребителя за советское бессознательное – «Рот фронт», «Артековские», «Красный Октябрь», «Стратосфера», «Столичные» — с башнями МГУ на обёртке.

ярмарка

Марципановый торт в виде корабля «Седов». Что может показаться остроумным, если знать историю. Дело в том, что решением Потсдамской конференции в 1945 году четырёхмачтовый немецкий парусник «Коммодор Йонсен» был передан СССР Германией в качестве репарации и переименован в «Седов». И вот теперь, через 75 лет, русские «возвращают» трофей в виде сладкой отравы. Кто старое помянет, тому глаз вон. А кто забудет…

А вот и главный «прикол» моей коллекции: робот! Условно женского рода. Придумали и собрали автоматическую деву в Подмосковье. Подошла. Сработали датчики движения, «она» повернула ко мне голову и вкрадчиво прошелестела: «Когда роботы захватят мир, никакого мороженого не будет. Меня прислали из будущего, чтобы я угостила тебя мороженым…». На стеклянной витринке от руки написанное объявление на немецком и английском: «Аппарат не функционирует». Дежурная по стенду, милая девушка, смущённо объяснила, что немецкая пожарная служба не разрешила подвести к Вики (так зовут прекрасную мороженщицу) какие-то там провода. Про мороженое вякает с помощью батарейки.

ярмарка

У барной стойки с дагестанским коньяком две крутые фемины с серебром в ушах, перстах и на запястьях. Ухарски машут бармену – наливай! Видно, что стоят давно и уходить не торопятся.

Монголы поставили юрту и вывалили на прилавок курганы монгольского мягкого золота – высочайшего качества кашемировые пальто, палантины, перчатки, шарфы и пледы. У них же отличные кожаные сумки, рюкзаки и мелкая кожаная галантерея.

И всё это раблезианское изобилие с добавками, с приправами, как говорил Тарас Бульба, с вытребеньками. Клюква в сахаре, сельдь секретного посола, хлеб с семечками, с отрубями, с глютеном и без глютена, с дрожжами и без. Ткани с эконитями, чтобы это ни значило. Мармелад с цельными ягодами морошки. Сгущёнка с какао. Колбаса с орехами. Грибы со смородинным листом.

Непременно подчёркиваются особые свойства, исключительность, эксклюзивность. Если мёд, то собранный в недоступных районах с растения, цветущего только одну неделю и раз в пять лет. Если шерсть, то с козы редчайшей, особо резвой, породы. Если вино, то из ягод, выращенных на лучшем склоне холма. Если водка, то непременно из родниковой воды. Если соленье, то по бабушкиному рецепту. Всё это отдаёт лёгким маркетинговым мошенством, впрочем, вполне простительным.

ярмарка

Рынок! Чрево его. Шевелятся производители, крутятся, придумывают, улучшают и украшают. На упаковке с яйцами уточнение – «яркий желток». На коробке с зефиром – НА фруктозе. На упаковке с монпансье – БЕЗ фруктозы. Вот и думай, что лучше.

Животные на выставке – эпические. Лошади коровьих расцветок. Спина черная, шея белая, ноги коричневые, грива серая. Коровы, как тяжеловесные битюги. Кольценосые бычары, похожие на гиппопотамов. Осёл непривычного роста и размера. Высота в холке как у чистокровной арабской лошади. Тельцы и тёлочки настолько упитанны, что могут только неподвижно стоять или полулежать, еле-еле ворочая челюстями. Мясные горы, а не животные.

А где же всё-таки соотечественники?

Ведь даже афганцы, не вылезающие из столетних войн и междоусобиц, и то привезли свои дары.

***

Напрасно я, не жалея ног, прочесала всю выставку вдоль и поперёк, ища глазами небесно-голубой стяг. Пришлось обратиться в информационный центр выставки. Спросила, наивная, где раскинул шатры и возжёг костры казахский павильон? Белокурая Гретхен долго водила чистым пальчиком по спискам. И выдала: нет кasachische exposition. Барышня, говорю, пожалуйста, посмотрите внимательнее…

Я же читала пресс-релиз про участие в выставке делегации от министерства сельского хозяйства, где глаголы один другого оптимистичнее: «Провели встречи». «Затронули вопросы». «Проводится работа». «Необходимо ускорить». «Озвучили планы».

Уже вечером, вернувшись с выставки, я затеяла в Фейсбуке переписку с первым вице-министром сельского хозяйства Айдарбеком Сапаровым. Это он возглавлял делегацию.

— Добрый вечер. В новостях пишут, что казахстанская делегация принимает участие в «Зелёной неделе» в Берлине. В каком зале находится экспозиция?

— Вечер добрый. Казахстанская делегация приняла участие в выставке «Зелёная неделя». Отдельного стенда казахстанских производителей не было.

Вот как это называется? Прилетели целым кагалом. Экспозицию не подготовили, ничего не выставили. И в чем же тогда заключается участие? Подавали немцу ножницы для разрезания пресловутой ленточки? Чокались шампанским? Кричали «ура»?

Зачем было топтаться на чужом празднике жизни и «открывать» то, к чему не приложили собственных усилий, стараний, труда?

Это как явиться на той и вручить хозяевам празднества пустой заклеенный конверт.

Ұят емес пе, мырзалар?

Если Земля не налетит на небесную ось, в будущем году «Зеленая неделя» опять распахнёт свои двери для всех желающих. И, кажется, я придумала бюджетный, но выразительный сценарий экспозиции РК.

Большую стеклянную комнату меблировать под кабинет. Вылепить из воска двойников первого вице-министра и дюжину чиновных персон помельче. Усадить чучел за стол. Вроде как они обсуждают, куда бы ещё слетать, развлечься за казённый счёт.

Физиономии невозмутимые, беззастенчивые, довольные.

Эпические.

***

© ZONAkz, 2020г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...