Иллюзион президента Токаева

Люди, подкинувшие президенту эту далеко не первой свежести идею «социально справедливой» фискальной политики, в очередной раз подставили «шефа»

Предложение Касым-Жомарта Токаева ввести в Казахстане прогрессивную шкалу индивидуального подоходного налога (ИПН) вместо нынешней плоской уже который день остается темой номер один — что в соцсетях, что офлайн. Причем, из фискальной плоскости предмет дискуссии незаметно переместился в политическую. Не приходится сомневаться, что люди, подкинувшие президенту эту далеко не первой свежести идею «социально справедливой» фискальной политики, в очередной раз подставили «шефа».

Почему это очевидно?

Во-первых, ни о каком переходе на новое налогоисчисление не может быть и речи до тех пор, пока не заработает всеобщее декларирование доходов (а в идеальном варианте – еще и расходов) казахстанцев. А это, по словам ответработников Комитета государственных доходов (КГД) Минфина, случится не раньше 2025 года. Между тем, первый срок президентских полномочий Касым-Жомарта Токаева истекает в 2024-ом и совсем не обязательно за ним последует второй.

Во-вторых, вытекающее из «во-первых»: чтобы рассчитывать на второй срок, Касым-Жомарту Кемелевичу очень нужны деньги. В смысле, поступления в казну. Сверхдоходов от нефти больше нет, а новые локомотивы экономики – сельское хозяйство и жилищное строительство – пока что существуют лишь в головах придумавших их людей. От строительного рынка в условиях кризиса трудно ожидать бурного роста. Доля того же агропрома в ВВП страны за годы независимости упала с почти 30 процентов до смехотворных восьми. И, судя по озвученным рецептам реанимирования отрасли, в ближайшие год-два о пополнении казны за счет доходов от экспорта «сокровищ агро» можно забыть – дай бог прокормить население, не допустив в то же время «неконтролируемого» роста розничных цен. Это вынуждает правительство лихорадочно искать любые альтернативные варианты быстрых налоговых поступлений.

В-третьих, если розничные цены на продукты продолжат ползучий рост, возобновившийся сразу после отмены ЧП (а в этом, несмотря на «превентивные меры» правительства, можно не сомневаться), то все прекрасные порывы насчет «социально справедливого налогообложения» окажутся разговорами отнюдь не в пользу бедных: да, фискальная нагрузка на них будет меньше, чем на богатых (в процентном выражении), но львиную долю их расходов, как и прежде, составят изрядно подорожавшие продукты и услуги первой необходимости. Таким образом, рост цен сведет на нет всё очарование этой самой социальной справедливости. С другой стороны, надежды – «вывести из «тени» наиболее массовый, непрозрачный нижний сегмент заработных плат: если ставка по ним сократится, будет меньше стимулов платить «в конверте», мягко говоря, призрачны. Ибо работодатель, эксплуатирующий своих работников «по серому», не имеет ни возможности, ни желания усложнять себе жизнь – брать в штат дополнительного бухгалтера, например.

В-четвертых, немногочисленные обладатели сверхвысоких зарплат (а таковыми, по словам президента, можно считать счастливцев, «заколачивающих» свыше 25 млн. тенге в год) вряд ли захотят просто так отдавать государству не 10, как сейчас, а 15 процентов в виде подоходного налога. Они либо потребуют повышения довольствия, что будет означать для работодателя дополнительную нагрузку на фонд оплаты труда, либо уйдут в тень, либо, в конце концов, утекут за кордон, где специалисты их квалификации всегда востребованы. Ведь они не смогут поддерживать для себя и своих близких привычный уровень жизни и уж тем более – инвестировать в будущую безбедную старость – покупать ту же недвижимость на родине и за ее рубежами.

Наконец, в-пятых, пресловутая прогрессивная шкала потребует основательной переделки всей системы налогового администрирования, расширения штата фискальных служб по всей стране – а это дополнительное время и солидные расходы. Не факт, что кто-нибудь просчитывал будущую прибыль казны прежде, чем вложить прогрессистскую инициативу в уста президента. И завтра вполне может оказаться, что само внедрение прогрессивной шкалы ИПН заберет из казны больше, чем принесет в нее.

Разумеется, наша налоговая система далека от совершенства, но почему расплачиваться за это должен только-только встающий на ноги средний класс, а если быть точным – его верхний слой, тонкий и хрупкий, как слой пыли на крышке рояля? Его, между прочим, потерять не долго, а на воссоздание уйдут многие десятилетия.

Что же делать? Вообще-то, начинать надо с налогообложения не зарплат, а имущества. Проблематично запретить чиновнику иметь виллу в Испании или ездить на «порше» последней модели, если его супруга – успешная бизнесвумен. Зато всегда можно выписать на эти приятные излишества налог не 15 процентов, а 30, 50 и выше – в зависимости от их рыночной стоимости, года постройки (выпуска) и прочих кондиций. Само собой, подход нужен избирательный: владелец новенького «крузака» должен отдать государству в …цать раз больше, чем собственник видавшего виды УАЗика с таким же объемом двигателя. И будет вам, господа, счастье: президенту – деньги в казне и гарантированный второй срок, а любящим красивую жизнь «государственникам» – вполне законное право наслаждаться ею. Как говорится, заплатил налог на роскошь – и спи спокойно! По крайней мере, народ будет знать – богатые тоже платят. Да и администрировать налог на имущество проще…

Однако, все упирается в пресловутое декларирование. Вообще-то ввести его в нашем отечестве собирались давно – еще двенадцать лет назад президент Назарбаев заговорил об этом впервые. Причем, тогда сия новация носила откровенно политический характер.

Чиновник должен жить, не боясь вопроса: на что живешь? Он должен не бояться фотоснимков своих вилл и уметь объяснить, почему он ставит высокие заборы, почему его семья ездит на пяти иномарках, когда он всю жизнь работал на госслужбе. Он должен отвечать на эти вопросы или уходить, — заявлял Назарбаев на антикоррупционном форуме партии «Нур Отан» в 2008 году.

Тогда эта затея умерла, едва родившись: в недрах партии власти придумали акцию «Начни с себя!», захлебнувшуюся уже на подступах к партийной верхушке. С тех пор всеобщее декларирование постоянно откладывается под не слишком вразумительными предлогами.

Сегодняшний «постоялец» Акорды вроде бы настроен серьезно, только начинает, как у нас водится, не с головы, а с хвоста, «раскулачивая» обладателей мелкого жемчуга якобы в интересах едоков жидкого супа. А как же настоящие хозяева жизни – миллиардеры из списка «Форбс» (среди которых, кстати, хватает бывших и нынешних топ-чиновников и менеджеров квази-государственного сектора)? Разве не на них в первую голову должна ориентироваться та самая прогрессивная шкала? Пусть они и платят не 15 процентов, обозначенные президентом в качестве верхнего предела этой шкалы, а наемным работникам (пусть и со «сверхвысокими» зарплатами) вполне хватит и сегодняшних 10-ти. Правда, для установления такого статус-кво нужно иметь то, чего нынешней власти явно недостает – политическую волю. «Строить» олигархов, заставляя их отдавать на обучение и лечение сограждан адекватные их сверхдоходам суммы, не очень получалось даже у первого президента, а у второго пока не выходит вовсе. К слову, Нурсултан Назарбаев дважды – в 2011 и 2018 годах заводил речь о прогрессивной шкале подоходного налога. И вот теперь его сменщик готовит третью попытку.

К чему это приведет, догадаться не трудно. Усложнится налоговое администрирование, а вместе с ним – государственные расходы на содержание сборщиков податей. Обладатели «сверхвысоких» зарплат – тот самый «верхне-средний» класс — потеряют мотивацию, и их наниматели будут вынуждены искать лазейки в законодательстве, а то и «особые подходы» к мытарям, позволяющие обмануть государство. Тут, конечно, прибавится работы нашим борцам с коррупцией. А вот бюджет в итоге так и не дождется пополнения, достаточного для поддержания в обществе очередной токаевской иллюзии — иллюзии социальной справедливости.

***

© ZONAkz, 2020г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...