Доллар, в отличие от евро, пойдет на снижение

Впрочем, политика «включенного печатного станка», которую проводят в США, имеет гораздо более широкое воздействие, чем просто на стоимость валюты

Какой будет новая реальность на мировых финансовых рынках? Почему торговые инструменты растут быстрее, чем реальная экономика? Куда заведут инвесторов их слишком оптимистичные ожидания? Читаем — что думает об этом аналитик Wall Street Invest Partners Данияр Джумекенов.

***

– Мы пережили длительный и жёсткий карантин, самое быстрое, наверное, восстановление фондового рынка, отрицательные цены на нефть. И вот наступает новая реальность. Какой она будет на финансовых и фондовых рынках, на ваш взгляд?

Данияр Джумекенов

– Какой-либо смены устоявшейся парадигмы не предвидится. Вот уже более 10 лет весь мир «сидит» на сверхмягкой политике ведущих центробанков и с каждым кризисом ситуация становится все хуже. После кризиса 2008 года страны с крупнейшими экономиками решились на экспериментальные меры: околонулевые процентные ставки и вливания ликвидности на фондовые рынке, которые должны были не только спасти от падения финансовые активы, но и расшевелить бизнес-активность. Как итог, реальная экономика почти не получила необходимого импульса, однако торговые инструменты росли впечатляющими темпами. Например, американский S&P 500 вырос к началу 2020 года на 340%.

Каждый раз, когда центробанки пытались сократить монетарные стимулы, на рынке наблюдались коррекции, после чего государственная поддержка возобновлялась. Еще до кризиса, связанного с коронавирусом, в Японии и ЕС действовали негативные процентные ставки, а в США, после короткого перерыва, возобновили программу количественного смягчения в усеченном формате.

После того как в начале 2020 года случился очередной кризис, регуляторы не стали выдумывать новые стратегии, а просто усилили и расширили уже имеющиеся стимулы. Например, впервые в истории ФРС начала скупать корпоративные облигации, причем не только «инвестиционного» класса, но и «мусорные», обладающие высоким риском дефолта. Разумеется, столь грандиозных программ на триллионы долларов история еще не знала, но в целом все укладывается в привычную картину функционирования рынка.

– Деньги на это обеспечивает политика «включенного печатного станка»?

– Да, конечно. К концу 2020 года дефицит федерального бюджета США может достигнуть 4 трлн. долларов или 15% от ВВП. При этом соотношение госдолга к ВВП уже равняется 130%. Несмотря на падение налоговых доходов, деньги на программы поддержки американской экономики нужны, так что главным спонсором стала ФРС, которая и скупает основную часть выпускаемого госдолга.

Данный нюанс вынуждает инвесторов готовиться к весьма очевидному последствию активной работы «печатного станка» — падению стоимости выпускаемой валюты. Согласно недавнему отчету ФРС, за первые три месяца 2020 года объем денежной массы М2 увеличился на 49,3%, тогда как в «обычное» время он растет примерно на 3-5% в год.

– Неужели по этой причине нас ожидает укрепление тенге по отношению к доллару? Это кажется совершенно невероятным.

– Мы уже наблюдали это. Именно благодаря масштабной эмиссии доллара валюты развивающихся стран имели возможность укрепляться этой весной: тенге торгуется к «американцу» всего лишь на 5% ниже февральских значений, хотя в марте он рухнул более чем на 20%. В отсутствии свежего негатива и дальнейшего восстановления нефтяного рынка, курс вполне способен укрепиться до уровня в 390-395 тенге за доллар и 445-450 тенге за евро. Расти против европейской валюты будет несколько сложнее: не в последнюю очередь из-за менее активной эмиссии.

– Феномен американской экономики в том, что она может позволить себе сколь угодно вольное обращение с денежным «печатным станком» и погружение на запредельную глубину государственного долга. И, главное, что инвесторы всего мира почти с этим согласны.

– Вот именно – почти. Иностранные инвесторы уже не с такой охотой дают Вашингтону взаймы: в апреле объем их позиций по государственному долгу снизился до минимального за четыре месяца уровня. Главными продавцами стали Саудовская Аравия ($60 млрд.), Япония ($5,7 млрд.) и Китай ($8,8 млрд.). По всей видимости, кредиторы начинают сомневаться в том, что экономика США сможет расти достаточными темпами для обслуживания долга.

Последний раз столь масштабный рост долга в США наблюдался во времена Второй мировой войны. В конце концов ФРС пришлось решиться на использование инструмента под названием «контроль кривой доходности». Если в двух словах, то это подразумевает существенное снижение доходности гособлигаций и фокусировку центробанка на выпуске всего объема денежных средств необходимого для нужд правительства. Например, в Японии, где «контроль» применяли в 2016 году, целевой уровень доходности 10-летних бумаг составил 0%. В 1947 году уровень инфляции в США составил 20%, так как объем денежной массы был фактически увеличен в два раза в период с 1942 по 1945 год.

Участники рынка почти не сомневаются, что в ближайшее время ФРС может повторить опыт середины ХХ века, да и сам глава ведомства намекает на подобную возможность. Таким образом, самым привлекательным активом для инвесторов может стать золото: с 2008 года его стоимость в долларах увеличилась на 130%, и должна продолжить расти на фоне работы «печатного станка». Сейчас унция стоит порядка $1765, но в обозримом будущем способна подорожать до $2000 — $2300.

Но интерес к доллару будет оставаться высоким — на фоне высокой неопределенности касательно глобальной экономики, которая будет восстанавливаться после карантина, как минимум, до конца 2021 года.

– И, конечно, интересно ваше мнение относительно фондового рынка. Многие эксперты говорят о том, что очередной подъем акций, которые мы наблюдаем, не подкреплены финансовыми показатели компаний, даже у мировых гигантов. Означает ли это то, что надувается мыльный пузырь?

– Здесь стоит понимать, что происходящее на рынках почти никак не связано с реальной экономикой. Инвесторы приобретают бумаги на основании ожиданий, а не текущей конъюнктуры. Вера в то, что у компаний получится относительно легко пережить кризис и вернуться к «докоронавирусным» прибылям, довольно высока. Да и крупные вливания денег со стороны центробанков, а также дешевое фондирование в долларах и евро играют свою роль. Уже совсем скоро компании США будут отчитываться за второй квартал, на который пришлась основная фаза карантина. Если цифры окажутся хуже ожиданий, то может начаться вторая волна распродаж. Впрочем, ее вероятность оценивается как небольшая.

***

© ZONAkz, 2020г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...