Пятимесячная депрессия продлена еще на две недели

Президент Касым-Жомарт Токаев не был убедительным в своем решении

 

«Нервы расшатаны геноцидом»

(Неизвестный автор)

«Мы уже второй год живем на двухнедельном карантине» – эта фраза из российского сатирического сериала «Чума» автоматически приходит в голову после очередного продления домашнего ареста для Казахстана еще на 14 суток. Все указывает на то, что политическое руководство республики готово бороться с коронавирусом любой ценой. Как верно высказался известный эрудит Анатолий Вассерман, «любую цену платят из чужого кармана». После пяти месяцев карантинов и локдаунов видно, что больше всего залезли в «карман» физического, психического, интеллектуального и социального здоровья школьников.

Школьники не первый год оказываются в эпицентре безумных экспериментов со стороны государства, однако 2020-ый по степени разрушительности перекрыл все предыдущие. Теоретически можно разделить получаемый учащимися ущерб на прямой и косвенный, однако в реалиях жизни граница между ними часто пунктирная.

Прямой ущерб – это собственно переход на дистанционное обучение в условиях, когда согласно статистике порядка 300 тысяч семей, имеющих детей-школьников, не располагают компьютером. С цифрами по доступу в Интернет ситуация более запутанная, поскольку непонятно, где реально проходит граница между «нормальной» и «ненормальной» скоростью сигнала, необходимого для учебной работы в возникших условиях. Сама учебно-методическая база в системе образования при всех ее недостатках все-таки рассчитана на классно-урочную систему, да и большинство учителей тоже оказались не готовы к «дистанционке».

Вторым блоком в прямой ущерб следует включить удар по психике и социализации учащихся из-за вынужденных пропусков школы и нахождения дома. Например, в современной педагогике есть такой «возраст игр» (8 – 12 лет), когда критически важны игры (в самом широком толковании слова) и прямое общение со сверстниками. Те дети, которые в силу каких-либо причин не смогли использовать данное время по назначению, впоследствии стакиваются с проблемами той или иной степени тяжести до конца жизни. Возраст 13 – 17 лет – это вообще пик получения жизненного опыта. Позже он редко у кого перекрывается.

Ян Амос Коменский родился до эпохи «эффективных менеджеров», однако в детской психологии и физиологии понимал побольше, чем львиная доля чиновников Администрации президента или Министерства образования. Чешский педагог уже в XVII веке пришел к выводу, что учебный процесс лучше всего начинать в сентябре, поскольку к этому времени отдохнувшие за лето школьники подходят в оптимальной физической и эмоциональной форме. В 2020-ом году учащихся Республики Казахстан лишили лета. Ни лагерей, ни оздоровительных поездок, ни элементарной возможности выбраться в горы, если проживаешь в Алматы.

В августе оставалось уже не «окно возможностей», а «форточка», после которой с 1-го сентября снова дистанционное «образование» минимум всю первую учебную четверть. Президент Касым-Жомарт Токаев своим решением оставил только «щель» с 17-го по 31-ое августа, и не факт, что ее он тоже не ликвидирует.

Косвенный ущерб для школьников можно перечислять бесконечно. Из ключевых моментов остановимся на общей нервозности и «тумане коронавируса», в которых оказались их родители. Потеря работы и дохода взрослых неизбежно ведет к депрессии, эмоциональному выгоранию и росту конфликтности, что автоматически отражается на детях школьного (и не только) возраста. Повышение уровня домашнего насилия и рост разводов фиксируют все структуры, занимающиеся мониторингом данных параметров. Рост алкоголизации населения – тоже свершившийся факт.

Если родители или другие взрослые члены семьи работают дистанционно, то ученикам в большинстве случаев не достается полноценного компьютерного парка. Потому что от поисков хлеба насущного жизнь (не говоря уже о правительстве) освободить не в силах,  приоритеты же очевидны. Дистанционные формы работы стирают границу между рабочим и свободным временем. Само нахождение в условиях карантинов, локдаунов и неполноценной по функционалу общественно важной  инфраструктуры сбивает биоритмы в масштабе всего мегаполиса.

Формально в Казахстане с 22 часов ночи до 9-ти утра в будние дни, и с 23 часов до 10-ти утра в выходные и праздничные действует режим тишины (согласно Гражданскому кодексу). Но ежедневные (!) «разборки» в 2-3 часа ночи во дворах многоквартирных домов показывают, что все это даже в условиях режима официальных ограничений не работает само по себе. Когда у людей нет работы и возможности выбраться из города, им все равно, сколько времени на часах. Проблема тишины «саморегулируется» исключительно через конфликт самими жителями (порой с привлечением полиции). А взвинченные, не выспавшиеся из-за этого родители – тоже удар по детям любого возраста, пусть и с изначально устойчивой психикой.

Очень показательно, что продление карантинных мер главой государства осуществлено в ситуации, когда правительство отчиталось об изменении дел в борьбе с COVID-19 к лучшему. Так сказать, для закрепления успеха. Дела идут плохо – карантин, хорошо – тоже карантин. Населению не оставляется пространства для восстановления психического и физического здоровья, а также выхода из депрессии вообще. Узкомедицинский (в плохом смысле слова) подход верховной власти оставляет вне поля государственного внимания критически большое количество жизненно важных вопросов. Но больше всего манера выдавливать глаза, вытирая слезы, бьет по школьникам.                

***

© ZONAkz, 2020г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...