Нека пее!

К вопросу о политическом выборе Димаша Кудайбергенова

Один знакомый друг, он давно живёт в Греции, но бизнес у него в Турции и Болгарии, написал мне вчера в фейсбучную личку:

«Привет! Слушай а чё там у вас с этим Димашем стряслось? Я в Бургасе по делам был, зашёл в отделение банка заплатить там кой чего, заплатил, иду к выходу, а там охранник меня спрашивает, типа ты из России что ли? Я говорю не, раньше жил в Казахстане. Он как заорёт, о! Казахстан? Димаш! Я не понял сначала думал что он про Кунаева говорит, удивился вобщем, спрашиваю Кунаев что ли? А он толкует, нет!  Димаш, който пее! Тут я допёр про кого он говорит и говорю, певец что ли? Болгарин мотает головой, это у них значит да, и говорит – не е необходимо политиките! Нека пее! Ну, как бы, не надо ему в политику, пусть поёт! Ни фига себе думаю, вот это популярность так популярность. А он чо, в политику пошёл?».

Я ответил, что Димаш Кудайбергенов стал членом партии. Знакомый друг поставил изумлённый смайлик и ядовито заметил: «Ничо не меняется…».

Димаш Кудайбергенов
Фото со страницы Александра Аксютица в FB

Он даже не ведает, насколько прав. Тема «художника и царя», древняя, как мир, изобилует бесчисленными свидетельствами попыток власти если не «приватизировать» творца, то хотя бы установить за ним контроль – не без коварной цели извлечь из этого какие-нибудь политические выгоды. Гай Цильний Меценат защищал от невзгод Вергилия и щедро помогал в делах житейских Горацию, чем обессмертил своё имя, которое стало нарицательным. Леонардо да Винчи служил у Франциска I в должности главного королевского художника и архитектора с годовым окладом в тысячу экю. Людовик XIV пожаловал Мольеру целый театр и гонорар в 1000 франков ежегодно, однако вовсю использовал его дар в своей политической борьбе, заказывая личному комедианту пьесы, выгодные для «Короля-солнце». Державин служил кабинет-секретарём Екатерины II и писал ей оды. За «Фелицу» был вознаграждён серебряной табакеркой, наполненной золотыми червонцами. Николай I после смерти Пушкина взял на себя заботу о его семье и детях – дочь поэта, Мария Гартунг, получала монаршее вспомоществование вплоть до прихода большевиков.

Сталин долго и старательно раскидывал силки вокруг строптивого Горького, и когда Нобелевская премия писателю на пятой попытке окончательно обломилась, выманил его из Италии, пожаловал шикарный особняк в Москве, дачу в Горках и в Крыму. И Горький стал покорно исполнять идеологические заказы, бранил в статьях разлагающийся Запад, редактировал книгу «Беломорско-Балтийский канал имени Сталина» и провёл I Всесоюзный съезд советских писателей.

Выманить Алексея Толстого не стоило больших усилий. Приглядевшись в Париже и Берлине к эмигрантской нищете, он ещё в начале НЭПа вернулся в большевистскую Россию, переписал начисто «Хождение по мукам», сделав роман просоветским, получил титул «красный граф» и зажил на широкую ногу в подмосковной Барвихе с личными автомобилями, поварами, чадами и домочадцами. А вот Фёдор Шаляпин, первый «невозвращенец», большевистскими приманками пренебрёг, его уникальный голос обеспечивал ему щедрый ангажемент во всех странах. Иван Бунин тоже послал переговорщиков по известному адресу, но у него была Нобелевская премия. Лев Толстой, кстати, теоретически мог дожить до большевиков, здоровье у него было могучее. Вот что бы они сделали с яснополянским старцем? Он пережил четырёх русских царей и никому не кланялся, а всё потому, что доходными имениями владел, и гонорары были велики, и всемирная известность защищала.

Кому какая судьба выпадет.

Просто нужно помнить, что жизненные обстоятельства, вынуждающие творческого человека идти на компромиссы, не всегда губительны. Гёте много лет служил советником Веймарского герцога за 1200 талеров в год, но это не помешало ему оставить после себя «Фауста» и «Вертера». Комедии великого Мольера идут до сих пор. Кто помнит, что блистательный сатирик Салтыков-Щедрин был ещё и вице-губернатором, то есть заместителем Акима области, современно выражаясь? Муслим Магомаев пользовался открытым покровительством Гейдара Алиева, но разве он не остался в памяти выдающимся певцом и артистом?

В США ни республиканцам, ни демократам и в голову бы никогда не пришло считать Майкла Джексона итогом их мудрого политического руководства. Королева Великобритании удостоила битлов высоких наград, но лейбористы или консерваторы не попытались примазаться к всемирной славе ливерпульской четвёрки. Нет смысла множить эти примеры.

А вот политические партии, возникшие в странах, бывших когда-то советскими, ещё не утратили  проворной цепкости большевистских идеологов, которые тащили в своё гнездо всё, что блестит, наивно полагая одолжиться этим шиком для пущей убедительности собственной успешности.

Поэтому я бы не стал придавать значения «политическому выбору» Димаша Кудайбергенова. Ну, попросили уважаемые люди. Юноша он воспитанный, не отказал.

Главное, чтобы не пришлось ему когда-нибудь, подобно Марку Захарову, сжигать партбилет в прямом эфире. Впрочем, это весьма маловероятно. Певец не променяет своего роскошного дара на скучную карьеру партийного функционера.

Он будет петь на радость людям. Говорят, что их, его поклонников, почти два миллиарда. В эту цифру с учётом народонаселения Китая можно легко поверить. Но вот в маленькой Болгарии его уже тоже обожают и от всей души желают:

Нека пее! Пусть поёт.

***

© ZONAkz, 2017г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...