Ловушки на туристов. Часть 3

Неоднозначная география

Часть 1. Часть 2.

Меж двух границ

Из всех (к счастью, немногочисленных) вариаций «разводов» за границей, больше всего меня впечатлила выдумка тайских проходимцев. И даже оказавшись в дураках, я и мой напарник не так уж и расстроились — аферу тоже можно подать по-разному, в том числе и красиво.

Бангкок
Бангкок

Я и эстонский товарищ едем через Таиланд в Камбоджу. Приехав на автобусе из Бангкока в пограничный таиландский городок Араньяпратет, нам нужно найти погранпереход. Первый же подъехавший на флюиды иностранцев моторикша за весьма скромный гонорар готов нас туда отвезти. Едем мы недолго – минут 10. И подъезжаем к домику, увешанному информацией о правилах перехода, получении виз и так далее; чуть дальше виднеется пограничный шлагбаум. Одно только – совсем нет людей. Их отсутствие мы списали на взаимную нелюбовь тайцев и камбоджийцев и очередное обострение длительного и странного военного конфликта по праву обладания затерянного в джунглях храма Прэахвихеа. Тем более что к нам уже спешит довольный офицер-пограничник.

Давайте паспорта, а я все сам сделаю, — предлагает он. – и штампы о выезде из Таиланда, и визы Камбоджи.

Мы поинтересовались стоимостью камбоджийских виз. 35 долларов – по прейскуранту, объясняет он, и показывает на висящий приказ о стоимости камбоджийских виз, заверенный печатью.

Что-то дорого? – задаюсь вопросом, поскольку перед поездкой я узнавал, и стоимость визы была 20 долларов.

Буквально три недели назад подняли тарифы – объясняет он и вновь показывает нам приказ, чья дата совпадает с рассказом офицера.

Ну что делать, решаем платить. К тому же в странах третьего мира, как и у нас, невозможно уследить за изменениями в законах и правилах. И почему-то даже не пришло в голову поинтересоваться: а чего вдруг таиландская сторона обеспечивает еще визами соседнего государства.

Офицер исчезает с нашими паспортами где-то на полчаса. Потом возвращается, передает документы – все нормально: штампы отбытия стоят, визы вклеены. Мало того, он приглашает нас в машину.

— А это еще зачем? Вот же шлагбаум.

Он опять как детям разъясняет, что согласно правилам границу можно пересекать только на транспортном средстве. Подобные правила и на самом деле есть во многих странах, поэтому садимся.

Бангкок
Бангкок

Едем минут 15 и вдруг видим впереди еще пограничный переход, с административным зданием, флагом и толпой людей, снующей туда-сюда и через здание, и в обход.

Вам туда, — показывает офицер направление через администрацию, высаживает нас и быстро отъезжает.

И тайские, и камбоджийские пограничники лишь мельком глянули в паспорта. Мы проходим мимо стенда, вещающего, что камбоджийская виза для иностранцев стоит 20 долларов и получается в другом окне, и оказываемся в злачном камбоджийском городке Пойпет. Правда, внезапное понимание, как нас «развели», каждого на 15 долларов, пришло еще раньше. Но задумка построить мелкий бутафорский пограничный пост того стоила, к тому же как бы то ни было, но свои обязательства мошенники выполнили.

Стриптиз по-быстрому

Лет 15 назад Турция была достаточно «разводящей» страной для туристов из СНГ – переписать меню, увеличив стоимость блюд в два раза пока гость кушает – пожалуйста, дважды снять деньги в отеле – тоже почему бы нет? Однако с течением времени все как-то улеглось, но ушлый народец остался, разве что растворился среди порядочных турок, которых, наверное, будет 99 процентов. Вот как раз из-за последнего обстоятельства бдительность притупляется. Особенно, если в Турции не в первый раз, общаешься довольно много. Поэтому по теории вероятности наступает очередь «сотого».

На кишащем людьми перекрестке Стамбула кручу головой и пытаюсь найти интернет-салон. Вроде проблем с ними не было, но, вот, нигде, а мне срочно нужно отправить письмо или посмотреть карту или еще что-то спешное.

Стамбул
Стамбул

Нарезаю круги, пока ко мне не подходит обычный пожилой турок и интересуется, не может ли он че-то помочь гостю его страны? Мне всего-то нужен интернет. Он предлагает следовать за ним, и я по привычке иду, памятуя, что стамбульцы – не москвичи и нередко, бросая свои дела, либо подробно начинают объяснять, либо – если по пути — проводят. Поэтому безо всякой задней мысли я захожу с моим гидом в типичный турецкий бизнес-центр средней руки: то есть хаотичное нагромождение всего под яркими вывесками, множество коридоров, и вполне очевидно, что и интернет-салон располагается здесь же. Мы поднимаемся на пятый этаж и входим в какой-то пустой зал, где нет ни одного компьютера. Людей, к слову, тоже нет.

Подожди на стуле, — бросает мне мой гид и выскакивает из помещения.

Стамбул
Стамбул

Стул действительно есть, есть еще ковер, столик и всякий хлам. За компьютером что ли побежал? Но какое-то далекое подозрение возникло. Поэтому я на всякий случай осмотрелся и обнаружил еще одну дверь, выходящую на другую лестницу. Сажусь и жду. Однако вместо моего добровольного помощника, входит немолодая, одетая минималистически и не по сезону дама. И начинает стремительно скидывать с себя нехитрую одежду, двигаясь в мою сторону.

Тут в голову приходит воспоминание о том, что я про это раньше где-то читал.

Если она успеет раздеться, то следом вбегают «менеджеры» и начинают выбивать немалую сумму за просмотр стрип-танца. В полицию обращаться бесполезно, так как те заодно, но еще могут «пришить» домогательства.

Я срываюсь с места, выскакиваю в ранее обнаруженную дверь и оказываюсь в другом коридоре, откуда по лестнице, распугивая редких прохожих, в одну минуту достигаю выхода из бизнес-центра. Погони нет, и я вновь начинаю, но уже не лихорадочно, искать интернет-салон, полагаясь лишь на самого себя.

Стамбул
Стамбул

Общение – вред

В феврале я вырвался на три дня от своих друзей, собравшихся на чудесном и теплом даже в этот месяц турецком полуострове Дача, чтобы совершить экскурс на Северный Кипр. Идея была почти спонтанной, поэтому информации оказался минимум: знал только, что нужно доехать до городка Алания, откуда каждый вечер, в 21.00 отходит паром на Кипр. Можно было и на самолете, но пожалел денег.

Дача
Дача

В Аланию прибыл уже часам к 6 вечера, и через полчаса стоял на абсолютно пустой пристани. Информации никакой даже на турецком, мало того все закрыто и не у кого спросить. Но вот на противоположной стороне я вижу пешехода, скромно одетого, с усами – вполне среднестатистический турок. Используя все свои скромные знания турецкого, выясняю – опоздал на пару месяцев. Паромная связь прекращает работу уже в ноябре, и нужно ждать апреля или мая.

Столько ждать я, конечно, не могу, и тут я понимаю, что есть еще одна проблема. У меня сто пятьдесят долларов, но местной валюты нет (карточки тогда у меня и близко не водилось). Обменников, пока искал пристань, опять же не приметил. Отели закрыты из-за несезонья.

Дача
Дача

Спрашиваю у того прохожего, нет ли где места, чтобы поменять доллары.

Конечно, помогу, пойдем, — приглашает он меня. По дороге ведем беседу, насколько позволяют мои знания, однако он одобрительно цокает языком и всем видом показывает, что мы с ним уже близкие друзья.

Таким путем мы доходим до какого-то кафе, и он объясняет, что здесь у него работает друг, который и поменяет. Спрашивает, сколько у меня есть. Говорю, что пятьдесят. Он чуть сникает, но предлагает: если есть больше, то готов разменять все, что есть.

Дача

Больше, отвечаю, нет, и уже внутри заведения протягиваю пятидесятку. Он кивает всем головой, как старым знакомым, и заходит в дверь за стойкой бара. Больше я его не видел. Через десять минут пытаюсь выяснить, куда он делся. Но никто ничего не может объяснить.

Я же пытаюсь донести до сотрудников общепита, что меня кинули на деньги и несколько раз для убедительности произношу слово «полис».

Зачем полис, не надо полис, — вдруг ко мне по-русски обращается один из посетителей, сидящий в кругу друзей.

— Он жулик, но ты ничего не докажешь, только полночи потратишь на объяснения в полицейском участке. Тебе это надо?

Дача
Дача

Я понял, что не надо.

Такое иногда случается, будь осторожен, друг — завершает тираду клиент, оказавшийся чеченцем из России.

По крайней мере он подсказал мне адрес работающего отеля, где администратор принял оплату в долларах и честно дал сдачу в лирах. И наутро я начал возвращение на гостеприимный полуостров Дача.

Турецкие друзья, кажется, и не заметили моего отсутствия, благо толпа была немаленькая, алкоголя тоже хватило. Лишь один вспомнил, что, узнав о моем намерении ехать на Кипр, хотел предупредить, что зимой паромы не ходят, да, вот, из головы вылетело.

 

***

© ZONAkz, 2017г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...