Пенсионные активы тайно перегнали за Запад

Лед тронулся, господа вкладчики ЕНПФ. Небольшая часть активов передана во внешнее управление. Это не гарантирует, но дает надежду, что, возможно, ситуация с доходностью может улучшиться. Если, конечно, не будет утерян контроль

Говорят, был тендер

Нацбанком, как управляющим, сделан первый шаг от своей доминанты. Он единолично управлял активами ЕНПФ с момента окончательной ликвидации частных пенсионных фондов в 2014 году. Предполагалось, что в 2016 году пенсионные деньги будут переданы в управление частных компаний, но процесс затягивался.

За время, что распоряжалось ведомство нашими деньгами, оно постоянно подвергалось критике – и за искусственный конфликт интересов, и за откровенное некачественное управление пенсионными накоплениями, когда в череде девальвация была потеряна их значительная часть, и за чрезмерную поддержку отечественных банков за счет будущих пенсий.

И вот наконец на этой неделе стало известно, что Нацбанк начал передачу активов ЕНПФ внешним управляющим. Первая сделка – как будто даже после тендера (о нем ничего не было слышно и не сообщалось официально) – состоялась в марте.

Заместитель председателя правления ЕНПФ Сауле Егеубаева сообщила, что передача средств была осуществлена в рамках мандата «Глобальные облигации развивающихся стран». И сегодня под доверительным управлением компании Aviva Investors, портфель которой составляет порядка $440 млрд., уже находится $220 млн. пенсионных сбережений казахстанцев.

В свою очередь, Ассоциация финансистов Казахстана, комментируя данное событие, отметила, что «Национальный банк изменил стратегическое распределение валютного портфеля ЕНПФ и теперь средства вкладчиков могут быть инвестированы в различные индексные фонды». Более того, в настоящий момент в активы, номинированные в иностранной валюте, вложено в общей сложности $7,5 млрд., которые также могут быть инвестированы в индексные фонды.

Национальный банк, увы, пока еще никак не прокомментировал свои действия (возможно, эта новость была отложена до пресс-конференции председателя Нацбанка РК в начале мая), и потому многие важные детали остаются неизвестными. Так, например, глава ЕНПФ Нурбиби Наурызбаева в своем пресс-выходе затруднилась дать точную информацию о том, сколько управляющих компаний будет выбрано в итоге, будут ли среди них отечественные, какой объем пенсионного портфеля планируется передать во внешнее управление.

То есть, самые интересные и принципиальные моменты пока остаются за кадром.

ЕНПФ и токсикоз

Национальный банк, кстати, в последнее время либо учел критику, либо проанализировал свои ошибки, но он стал чуть смелее инвестировать на внешних рынках. И то, что должен был сделать еще до 2015 года, до смертельной для будущих пенсий череды девальваций тенге, он делает сегодня.

Так, например, по состоянию на февраль 2018 года, доля ГЦБ иностранных государств в портфеле ЕНПФ составила 13,78%. Были приобретены по номинальной стоимости краткосрочные ГЦБ США в объеме 95,50 млрд. тенге со средневзвешенной доходностью 1,74% годовых, а также среднесрочные ГЦБ США в объеме 32,12 млрд. тенге со средневзвешенной доходностью 2,66% годовых.

Также «в рамках нового стратегического распределения валютной части портфеля ПА, предусмотренного Инвестиционной декларацией ЕНПФ, приобретены ГЦБ развивающихся стран с рейтингом не ниже «ВВ», номинированные в долларах США, на сумму 27,11 млрд. тенге по номинальной стоимости со средневзвешенной доходностью 4,06%)». Среди них – ГЦБ Республики Чили, Мексики, Республики Перу.

Однако он по-прежнему не рискует инвестировать пенсионные активы в акции иностранных компаний, а долю корпоративных облигаций нерезидентов сократил, и значительно.

При этом он наращивает долю ГЦБ РК, растет и объем средств фонда в казахстанских банках, несмотря на их неустойчивое положение.

У ЕНПФ по-прежнему есть свой токсичный портфель – вложения в компании, преимущественно, казахстанские, которые объявили дефолт. Считается, что это горькое наследство от частных фондов. Отчасти это так. Но, справедливости ради, нужно сказать, что и ГНПФ, под флагом которого был организован ЕНПФ, тоже имел дефолтные, мусорные бумаги. Так что сваливать все шишки на частников как-то даже прилично.

Эти инвестиции в корпоративные бумаги можно считать потерянными: ЕНПФ, конечно, проводит какую-то работу по возвращению активов, пытается отстаивать интересы вкладчиков в судах, но получается совсем плохо: такие инвестиции возвращать трудно, а чаще даже невозможно.

По статистике ЕНПФ, на начало 2018 года в портфеле ЕНПФ находилось проблемных активов на сумму 37 млрд. тенге – 19 эмитентов не только не выплачивают доход, но и не возвращают вложенные в их бумаги деньги вкладчиков ЕНПФ.

Здесь так и хочется вспомнить совсем свежую историю с уголовным преследованием экс-председателя ЕНПФ Руслана Ерденаева. Когда он руководил фондом, было принято решение о покупке на 5 млрд. тенге ценных бумаг некой казахстанской компании за счет собственных средств ЕНПФ, то есть, речь шла не о пенсионных накоплениях казахстанцев, а именно о средствах фонда. Как это произошло, всем известно: в итоге Ерденаев был осужден на 12 лет.

Здесь же речь идет о сумме в семь раз больше, и никто – никто не ответил за такие инвестиции!

Но самое главное, практика плохого, некачественного инвестирования пенсионных средств продолжается. К 1 апреля к 19 проблемным эмитентам добавился еще один – компания ABDI, а сумма активов, которые зависли в воздухе, возросла до 41,1 млрд. тенге. И ни одного уголовного дела или преследования. Как будто это в порядке вещей.

Низкое качество управления и безответственность по-прежнему являются самыми главными проблемами в накопительной системе. И эти вопросы, увы, не значатся в повестке дня в Нацбанке, они даже не обсуждаются.

Пенсионные активы

 

***

© ZONAkz, 2018г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...