Складывается впечатление, что мы тут в Казахстане живем в сплошные реформенные времена. Часть 1

А суть казахстанского социально-экономического развития в целом, похоже, не меняется. Страна в плане обеспечения собственного материального благополучия по-прежнему зависит от нефтегазового сектора своей экономики

Издание Modern Diplomacy опубликовало статью под названием «Kazakhstan Needs Robust Reforms to Boost Productivity and Growth» — «Казахстану нужно провести масштабные реформы в целях повышения производительности и обеспечения экономического роста».

В ней говорится так: «Казахстану необходимо повысить производительность для того, чтобы воспрепятствовать негативной тенденции в динамике экономического роста», — говорится в опубликованном сегодня докладе Всемирного банка».

«За последние годы рост производительности в Казахстане существенно замедлился, это также негативно отразилось на росте доходов населения и их благосостоянии, — сказал экономист регионального офиса Всемирного банка в Центральной Азии Хулио Ревилла. — В этой связи стране необходимы масштабные реформы, нацеленные на укрепление частного сектора, поскольку это приведет к диверсификации, повышению конкурентоспособности и к общему экономическому росту».

реформенные времена

Пожелания и рекомендации экспертов Всемирного Банка по улучшению перспектив развития экономики нашей страны представляются, на первый взгляд, весьма уместными. Но они звучат как истина ради истины. Потому что недостатка в таких пожеланиях и рекомендациях со стороны международных финансовых институтов в адрес Казахстана не было, и нет теперь. И вовсе сказать, что власти РК к ним не прислушиваются. Очень даже прислушиваются! Как результат, одни громогласно объявляемые масштабные реформы следуют за другими. Складывается впечатление, что мы живем в сплошные реформенные времена. А суть казахстанского социально-экономического развития в целом, похоже, не меняется. Страна в плане обеспечения собственного материального благополучия по-прежнему зависит от нефтегазового сектора своей экономики. В опубликованном недавно на сайте портала Kaktakto материале под названием «Сможет ли Казахстан выжить без нефти? Мнения экспертов» утверждается следующее: «На четвертом году масштабного кризиса, который поразил казахстанскую экономику, местное правительство вдруг озаботилось вопросом избавления от нефтяной зависимости и запускает новую модель роста.

Министр национальной экономики Тимур Сулейменов сообщил, что правительство страны разработало семь механизмов развития, которые должны сделать казахскую экономику устойчивой и независящей от цен на нефть. Правда, в экспертной среде все это вызывает стандартный скепсис, так как заявления о диверсификации экономики делались неоднократно, причем из первых уст, однако с каждым годом зависимость лишь усиливается.

В 2000-ые годы во время нефтяного бума экономика республики временами росла темпами 10% в год, средние темпы роста составляли 7%, поэтому нынешние 3-4% кажутся абсолютно ничтожными для достижения поставленных целей.

Любопытно и другое. Несмотря на громогласные заявления властей о снижении зависимости от нефти добыча сырья в республике только растет. Объем добычи нефти в январе-августе 2018 года составил 51,132 млн тонн, что на 6,6% больше, чем в аналогичном периоде 2017 года».

Так что получается, что власти РК, с одной стороны, одну за другой запускают реформы, направленные на обеспечение экономической диверсификации и конкурентоспособности, а с другой, продолжают держаться за идею сырьевой экономики и уповать на рост нефтяных цен и расширение объемов нефтедобычи. Это им, видимо, представляется более надежным вариантом.

Общие запасы сырья, имеющие отношение ко всем основным казахстанским нефтяным месторождениям и проектам по их освоению, по данным западных источников, составляют от 59 млрд. 549,8 млн. (минимум) до 72 млрд. 749,8 млн. (максимум) баррелей. Другими словами, это – от 8 млрд.823,1 млн. до 9 млрд. 951,7 тонн нефти. Внушительно, не так ли?! При цене $70 за баррель все это гипотетически в ценовом выражении составляет от $4 триллионов 168,486 миллиарда до $5 триллионов 92,486 миллиарда.

В целом на территории Казахстана определено 15 осадочных бассейнов. Но промышленная добыча углеводородного сырья ведется лишь в пяти из них. Это – Прикаспийский, Южно-Мангышлакский, Устюрт-Бузашинский, Южно-Торгайский и Шу-Сарысуйский бассейны. В пределах этих бассейнов осваиваются свыше 100 месторождений углеводородов, а в процесс добычи вовлечено свыше 65 процентов извлекаемых запасов нефти и свыше 70 процентов свободного газа, учтенных государственным балансом.

Основная часть (91 процент) промышленных запасов нефти в основном сконцентрирована на 13 крупных месторождениях. В том числе на таких колоссальных месторождениях, как Тенгиз и Кашаган. На эти два месторождения приходится почти две трети промышленных запасов нефти страны.

Стран, имеющих столь большие резервы углеводородного сырья, в мире не так уж много. Каспийский регион считается третьей крупнейшей нефтеносной провинцией в мире после зоны Персидского залива и Сибири. В зоне Каспийского моря Казахстан является тем государством, где сосредоточены наибольшие запасы «черного золота». В 2017 году, судя по опубликованным данным, в этом регионе производство нефти в среднесуточном измерении составляло 2,8 млн. баррелей. В том числе один только Казахстан производил 1,595 млн. баррелей. Правда, за последнее десятилетие темпы роста добычи нефти, составлявшего в 1999-2004 г.г. в среднегодовом измерении 15 процентов, заметно упали. Совсем незначительным, к примеру, оказалось увеличение объемов производства нынче. За девять месяцев добыча сырой нефти составила 57,6 миллиона тонн, что на 6,5 процента больше, чем годом ранее. Можно предположить, что показатель за 12 месяцев может сложиться в объеме порядка 80 миллионов тонн. А это меньше, чем было добыто в Казахстане нефти в далеком теперь уже 2011 году. Тогда соответствующий показатель составил немногим более 81 миллиона тонн. С тех пор имело место снижение объемов производства. А вот в прошлом 2017 году в целом добыча сырой нефти выросла на 11,2 процента год к году — с 65,6 миллиона тонн до 72,9 миллиона тонн. Но это значительно меньше показателей начала нынешнего десятилетия.

Свыше 60 процентов производства по итогам девятимесячного периода этого года традиционно приходится на ключевой нефтяной регион страны — Атыраускую область. Здесь действуют такие крупные компании, как Tengizchevroil, North Caspian Operating Company, «Каспий нефть», «Тобеарал ойл» и «Атыраймунай». Причем львиную часть всей добычи дало месторождение Тенгиз. Также быстро наращиваются показатели производства на введенном в эксплуатацию относительно недавно месторождении Кашаган. На него и приходится основная доля прироста производства. Сейчас добыча составляет порядка 330–340 тысяч баррелей в сутки. Для сравнения: во всем Казахстане в период обретения им государственной независимости добывалось 440 тысяч баррелей в сутки. С тех пор, как видите, многое изменилось. Скажем, ожидается, что тот же Кашаган на уровень 420 тыс. баррелей в сутки выйдет предположительно к 2021 году.

(Продолжение следует)

***

© ZONAkz, 2018г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...