«Токаев намерен завершить «холодную войну» между властью и обществом?»

Сетевые СМИ о Национальном совете общественного доверия
Толганай УМБЕТАЛИЕВА
Толганай УМБЕТАЛИЕВА

Юна КОРОСТЫЛЁВА – «Поможет ли стране Национальный совет общественного доверия?» — Толганай УМБЕТАЛИЕВА, политолог — Я думаю, что основная причина, по которой создается Национальный совет общественного доверия — наличие определенных дистанций или определенных проблем между властью и обществом. Есть очень много вопросов, которые вызывают недовольство у населения, поэтому такой диалог был необходим. Высокий рост протестности, высокий уровень недовольства населения — тем, как власть решает проблемы и какая ситуация создается в обществе, приводит к тому, что возрастает конфликт внутри общества. Прежде всего, между органами власти и населением. Чтобы решать эти вопросы и эти противоречия, необходимо было наладить диалог.

Однако Национальный совет общественного доверия вряд ли решит какие-то проблемы. На мой взгляд, абсолютно неправильно то, что власть сама выбирает, кто будет представлять народ. Этот орган, по своему статусу и значению, позволит создать диалог — это с одной стороны. С другой стороны, государство пытается сделать это сверху вниз, то есть власть сама решила, в каком формате будет проходить диалог. Понятие формата диалога предполагает не вертикальное общение участников, а горизонтальное.

Евгений ЖОВТИС, правозащитник — Национальный совет общественного доверия для меня — катализатор политических реформ. Это не структура, которая обладает полномочиями решать все проблемы. Он должен катализировать реформы, а дальше все должны выполнять свои функции, создавать новые институты на новых условиях и правилах.

Очень важно подчеркнуть, что когда кого-то куда-то приглашают или когда кто-то участвует на подобных площадках, это не означает, что человек представляет гражданское общество в целом, ведь никто его не выбирал. Людей в такие Советы включают чаще всего из-за репутации, успешности, авторитета. Человек, который чисто субъективно попал в Совет, должен понимать, какую ответственность он несет.

Я готов принять участие в действиях Совета, если политические заключенные будут отпущены.

Я думаю, что, если власть и новый президент настроены на политические реформы, которые серьезно отстали от экономических, то первое, что должен сделать Национальный совет общественного доверия — менять условия выборов, проводить ближайшие выборы в парламент и в маслихат справедливо, менять законодательство о ключевых политических правах и государственных свободах: и о мирных собраниях и о политических движениях.

Аружан САИН
Аружан САИН

Аружан САИН, общественный деятель — От властей сегодня я жду конкретных решений проблем наших детей, через Совет, без Совета, как угодно. Тот, кто разбирается в других вопросах, защите прав и работе механизмов в других направлениях, уверена, ждет того же.

У нас цель — выстроить процессы так, чтобы права детей, жизни и здоровье были защищены. Чтобы наша страна стала честной и справедливой, хотя бы сначала для сирот, больных и инвалидов. Это наш диалог, попытки выстроить правильно работающую систему, обеспечивающую защиту прав детей.

Асем ЖАПИШЕВА, активистка Oyan, Qazaqstan — Как только наш президент заявил о создании Национального совета общественного доверия, мы сразу поняли, что это очередной орган, инициированный со стороны власти, чтобы один информационный шум перебить другим. Как показывает наша история, за последние 20 лет это уже 6, если не 7 орган, который организуется после политического кризиса. Я не помню, чтобы хоть раз эти органы что-то решали, кроме ситуации во время земельных митингов, когда объявили мораторий. Это отработанный способ власти для того, чтобы гасить информационные шумы и недовольства. Поэтому с самого первого дня, как только власти объявили о создании Национального совета общественного доверия, мы выступили как движение Oyan, Qazaqstan с нашими условиями для Совета и для власти.

Это не значит, что мы, как Oyan, Qazaqstan отвергаем все инициативы власти. Мы говорим, что пока не будут приняты требования, нет смысла говорить о том, что есть какой-то диалог. Это значит, что власть не слышит. Это при том, что власти ознакомлены и с нашими требованиями, и с требованиями движения Respublika.

Айгуль ОМАРОВА – «Вся власть советам!» — Почти месяц прошел со дня публикации указа о создании НСОД. В социальных сетях прошла первая волна реакции на указ. Люди делились своими впечатлениями, предлагали кандидатуры. Затем всё стихло. Между тем экспертное сообщество считает, что в этот совет должны войти наиболее уважаемые люди, пользующиеся авторитетом, которые могли бы способствовать созданию диалога между властью и обществом. Прежде всего, по мнению экспертов, те, кто войдет в совет, должны помнить об ответственности, которая ложится на их плечи. Нужен ли такой совет и кто в него должен войти? На эти вопросы отвечает руководитель Центра актуальных исследований кандидат политических наук Андрей ЧЕБОТАРЁВ — Создание этого совета, на мой взгляд, достаточно актуально. Речь здесь прежде всего идет о запуске определенного формата общения. Как показывает мировая политическая практика, соответствующий диалог, как правило, проводится при наличии следующих трех факторов. Во-первых, это волеизъявление руководства страны. Во-вторых, сильная и влиятельная оппозиция, к которой власти так или иначе прислушиваются. И, в-третьих, критическая ситуация в стране, требующая совместных усилий власти, оппозиции и других участников общественно-политической жизни для ее разрешения. Иначе говоря, должны быть стороны и конкретный предмет для обсуждения.

Прежде всего в нем должны участвовать руководители всех действующих партий, руководители или видные активисты общественных организаций, представители экспертного сообщества, лидеры мнений. Однако при введении в НСОД данных людей необходимо учитывать их репутацию, реальную работу в своих сферах с пользой для общества, готовность с той же отдачей работать в совете. Надо понимать, что им предстоит вырабатывать и представлять предложения по вопросам развития общества и государства, дискутировать, если надо, с представителями власти и другими членами совета и убеждать их в важности своих предложений. В общем, совет должен работать не ради обеспечения представительства видных людей, а в интересах их конструктивного взаимодействия между собой и совместной работы во благо общества и страны. В соответствии с этим и следует формировать его состав.

Ерлан САИРОВ
Ерлан САИРОВ

Ерлан САИРОВ, политолог – «Думы о природе диалога» — Что такое современное государство? Современное государство тогда, когда власть и граждане совместно решают все вопросы жизненного бытия. Современное государство отличается от архаичного тем, что в архаичных государствах существуют подданные, а в современных государствах проживают граждане. За многие годы государственности, мы можем говорить, что начинаем делать первые шаги к созданию современного государства со всеми ее атрибутами.

До сих пор считалось, что в нашей стране важным элементом является «стабильность», чем диалог и полноценный политический процесс со всеми его недостатками и преимуществами.

Государство разрешило митинги, хотя митинги являются «кровь от крови, плоть от плоти» Конституции нашей страны. У многих из нас есть ощущение, что дышать стало легче. Государство сразу делает следующий шаг. К. Токаев своим решением созывает Совет Общественного Доверия. Здесь, ключевым смыслом и ценностью является термин Доверие.

Если будет Доверие и разум сторон, возможно, Совет станет общенациональной площадкой всеобщего Диалога, Консенсуса, Надежды в будущее страны. Для этого, мы должны поднять планку ответственности Совета, чтобы там зазвучали идеи относительно будущего устройства страны, чтобы в Совете были рифмы и ноты национального просвещения, народного разума. Национальный диалог является самым важным основанием и фундаментом устойчивости нашего Государства.

Газиз АБИШЕВ – «Токаев намерен завершить «холодную войну» между властью и обществом?» — Президент Токаев готовится к перестройке социального контракта между властью и обществом. Главная цель – создать многосторонний диалог нескольких ответственных игроков, в котором государство будет выступать в качестве равноправного партнёра с правом решающего голоса в спорной ситуации.

Предположу, что Касым-Жомарт Токаев намерен изменить социальный договор, поделившись с населением полномочиями в принятии тех или иных решений, вместе с тем переложив на население соответствующую долю ответственности за успешную реализацию стратегии национального успеха.

Однако перед тем как приступить к перезагрузке социального контракта, необходимо сгладить имеющийся социально-экономический разрыв, сделав национальную социально-экономическую пирамиду более равномерной. Для этого производится списание за государственный счёт кредитных долгов, а также направляются большие ресурсы на адресную социальную помощь. Нет, это не дрейф влево, ведь казахстанское правительство долгое время проводило откровенно правую экономическую политику, закачивая огромные средства в банки, субсидируя бизнес, создавая благоприятные условия для иностранных инвесторов и ограничивая в деятельности профсоюзы. Теперь задача – сделать тянущуюся сверху вниз социальную цепочку более сильной, укрепив её самые слабые звенья, чтобы силовая нагрузка в момент перестройки социального контракта не разорвала в клочья всю цепь.

Власть не доверяет народу, народ не доверяет власти, каждый страстно желает победить противника, но оба понимают, что силовым способом добиться победы невозможно. Очевидно, что Токаев намерен завершить эту «холодную войну».

Именно для этого и создается Национальный Совет общественного доверия: чтобы преодолеть ту гигантскую морально-нравственную и глубоко-эмоциональную пропасть, что образовалась между государством и целым рядом социальных групп. На площадке НСОД представители гражданского общества должны получить возможность честно высказаться по широкому кругу проблем, быть услышанными и принять от власти адекватную рефлексию. В рамки этого процесса укладывается и наблюдаемый нами всплеск регистрации общественных объединений, включая такие организации, как «Оян, Казахстан», «Respublika», «URAN» и ряд других, ожидающий анонса. Кроме того, всё меньше по вечерам блокируют социальные сети, а 30 июня впервые за много лет в двух крупнейших городах Казахстана разрешили митинг оппозиционных политических сил.

Айдархан КУСАИНОВ
Айдархан КУСАИНОВ

Айдархан КУСАИНОВ, экономист – «Разрешённые митинги и списание кредитов: новая политика или ситуационное реагирование?» — В последние несколько месяцев мы наблюдали новую реальность, складывающуюся в Казахстане. Это проявилось в политической жизни: выборы, допуск оппозиции, митинги, становящиеся обыденным явлением. Отразилось на социальном самочувствии: повышение заработных плат, пособий, списание кредитов. В информационном пространстве: прекращение блокировок интернета, появление профессионального праздника журналистов. Изменились балансы сил отдельных персоналий – по моему мнению фактор не принципиальный, однако его почему-то любят обсуждать в качестве знакового. Изменилась и структура Правительства – появились два новых министерства.

Вместе с тем остаётся большой вопрос: являются ли все эти изменения продуманными и последовательными шагами, частью новой социально-экономической политики или это ситуативные меры, которые давно назрели. Вопрос не праздный. Я в своих материалах часто им задавался. Трудность ответа на этот вопрос заключается в том, что необходимость разворота в сторону интересов населения, граждан и общества назрел очень давно и со всей очевидностью. В пользу этого говорила динамика объективных показателей – например, темпы роста доходов населения, их структура, уровни расслоения по доходам – и субъективных – уровень протестности, снижение удовлетворенности и рост тревожности в обществе. С другой стороны, страна настолько сдвинулась в своей политике в сторону поддержки бизнеса, импортозамещения, риторики вокруг бизнес-климата, заботы об отдельных предприятиях, что любое изменение приоритетов, любая мало-мальски значимая трансформация этой политики означает разворот к обществу. Это означает, что на данном этапе невозможно оценить, насколько последние шаги ситуативны или системны.

Так что вопрос о наличии новой последовательной, разделяемой госаппаратом политики остаётся открытым. Возможно, её нет, и мы видим ситуационное реагирование, но возможно, что она есть, и мы видим отзвуки серьёзной борьбы против неё и за сохранение подарков для бизнеса. Во втором случае вполне вероятны дальнейшие изменения на ключевых постах в государстве в ближайшее время.

***

© ZONAkz, 2019г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...