Атомная правда Джакишева

Условно освобожденный бывший президент Казатомпрома может скоро пригодиться действующему президенту Казахстана

Освобождение из колонии экс-главы Казатомпрома Мухтара Джакишева еще долго будет событием номер один в Казахстане и едва ли не единственным на сегодня реальным поступком (а не декларацией намерений) второго президента. За это Токаеву, как видимо надеются в Акорде, простится многое – как дома, так и за рубежом. А главное – выход Джакишева позволит снизить градус напряженности в обществе и вновь поднять на щит тему политической оттепели, изрядно дискредитированную смертью активиста Дулата Агадила и полицейским прессингом участников протестных акций.

Однако, не все так просто: оказавшись на свободе, экс-глава Казатомпрома может стать триггером сейсмической активности на властном Олимпе. Ведь по большому счету, Джакишев был и, вероятнее всего, остается для первого президента «предателем», не исполнившим обещания унять его личного врага – Мухтара Аблязова. В наших реалиях такое равносильно (по крайней мере, так было еще вчера) государственной измене. Тот факт, что Джакишев получил УДО лишь с третьей попытки, говорит о многом. Во всяком случае, очевидно одно: многих элитариев это сильно напрягло, поскольку Мухтар Еркынович, прекрасно осведомленный о скелетах в их шкафах, в любой момент может предъявить их публике.

…В далеком уже 2003 году Джакишев с «группой товарищей» письменно поручились за нынешнего парижского затворника перед Нурсултаном Назарбаевым, о чем последний не преминул напомнить одному из подписавших челобитную спустя 7 лет. «Группа его (Аблязова- авт.) друзей, среди которых был и ты, написали мне письменное прошение, и клялись, и дали поручение за него письменное, чтобы я его, за коррупцию в тюрьму посаженного, помиловал. И вы мне письменно обещали все, что он будет служить Родине. Он тебе и всем остальным плюнул в лицо. Не буду фамилии называть. И вы должны ответить», — сказал Нурсултан Назарбаев. Дело было в феврале 2010-го, к тому времени Джакишев уже «мотал» срок…

Разумеется, такую перемену его участи вызвало не только то злосчастное поручительство. Молодой и дерзкий не только в помыслах, но и в словах президент национального атомного оператора, меньше, чем за 10 лет сделавший хронически убыточную компанию одним из лидеров мирового рынка, всерьез заявлял: именно за атомной энергией (а не углеводородами) будущее. Он не просто доказывал в теории, но и демонстрировал на практике лидерство своей страны на мировом рынке урана – небольшом и уже поэтому очень жестком. Но он вышел победителем: к 2009 году Казатомпром добывал почти 14 тысяч тонн урана против 700 с лишним тонн в 1997-ом. Компания стала лакомым куском. На нее положили глаз не только россияне (в итоге свое получившие), но и «куратор» всего энергосектора страны Тимур Кулибаев, в короне которого не хватало лишь одного бриллианта — Казатомпрома. Но Джакишев с его недюжинным честолюбием хотел быть партнером, а не вассалом.

Как бы то ни было, а однажды Джакишева срочно вызвали в Астану, где ждали приезда российского президента. По свидетельству его брата Ермека, Мухтара освободили от должности пока он летел из Алматы, о чем на следующий день сообщила пресс-служба «Самрук-Казыны». При этом, СамКа сослалась на «представление Генпрокуратуры», что позже опроверг спикер надзорного органа. А вскоре Мухтар Еркынович был, как в песне Высоцкого, пострижен и посажен…

Интересно, что долгие 11 лет технократа Джакишева, никогда не занимавшегося политикой (не только депутатского значка, но и партбилета NUR OTAN он сроду не имел), упорно зачисляли в «политические узники». Мухтар Джакишев – талантливый менеджер и романтик (представьте, оказывается и такое бывает!) оказался не робкого десятка. Сегодня уже не секрет: на самом верху всерьез рассчитывали, что он поможет успешно провернуть операцию «Поймать Муху», однако, бывший топ-менеджер предпочел потерять свободу, но не предать однокурсника и друга.

И вот через две недели человек, окрещенный западной прессой «казахским Ходорковским», выйдет на волю. Для него это, разумеется, благо: возможность если не восстановить полностью, то поправить подорванное здоровье, собраться с мыслями и… заговорить — все, кто лично знаком с Мухтаром Еркыновичем, согласятся: он не сможет долго молчать о судьбах страны. Да, ближайшие три года Джакишеву предстоит провести под пробационным колпаком, но это вряд ли помешает ему говорить то, что он думает.

Определенно, этим он будет раздражать власть, вынужденную предъявить его обществу как главное доказательство наступающей оттепели.

«Хотелось бы верить, что это освобождение не очередная политтехнология, чтобы имидж власти улучшить и снизить протестность в обществе, а осознание того, что управлять по-старому уже не получится, как бы им сильно не хотелось» – говорит политолог Досым Сатпаев. Но, похоже, сам не верит собственным словам.

Очевидно, что власть – как Акорда, так и Библиотека – очень хочет, чтобы все было, как в старые-добрые времена. Ни той, ни другой не нужно то, что для Джакишева было и остается жизненным кредо. Вот что он сказал 24 июля прошлого года на заседании суда, отказавшего ему в УДО: «Все эти суды, к сожалению, объединяет одно — отсутствие правды. К сожалению, отсутствие правды зачастую приводит нас к тому, что мы принимаем решение, делаем свои шаги, согласуя их с чем угодно, но только не со своими внутренними убеждениями, не со своей совестью. Дело в том, что правда — это не болезнь, ее нельзя привить и ею нельзя заразиться. Правда внутри каждого из нас. Каждый из нас вправе делать свой выбор. Я считаю, что в любом случае даже слова, сказанные шёпотом, могут звучать гораздо более оглушительно, чем громовые раскаты, если это слова правды».

Атомная правда Джакишева по сути убийственна, это правда о том, как он мечтал сделать Казахстан технологически передовой державой, стоящей по ядерным технологиям на одной доске с японцами, французами и американцами, а в итоге страна фактически потеряла отрасль, став банальным поставщиком уранового сырья для Росатома. Этой правдой до краев полон интернет, но одни предпочитают ее не замечать, а другие – их абсолютное большинство – если и заходят во Всемирную паутину, то совсем не за этим…

А теперь представим на минутку, как бывший «урановый гуру» начнет сообщать эту правду по секрету всему свету – собирать пресс-конференции, читать лекции студентам. Запретить ему это вряд ли кто-то рискнет, ибо он – не просто вчерашний сиделец, а символ токаевской оттепели. Тут уж даже Библиотека не при делах!

Дурной пример, как известно, заразителен. Завтра появятся рассказчики о том, как заключались «грабительские» контракты с иностранными недропользователями, какие щедрые преференции они получали в обмен на очередной дворец или отель класса «люкс» для… Сами Знаете Кого. А там, глядишь, какой-нибудь опьяненный атмосферой всеобщей правды бывший член Центризбиркома поведает, как на самом деле проводились «честные» выборы с зашкаливающим процентом «всенародной поддержки».

Словом, освобождение Джакишева может спровоцировать цепную реакцию правдорубства по всей стране – такую мощную, что ни Акорде, ни Библиотеке мало не покажется. И хотя такая версия развития событий выглядит довольно экзотично, пренебрегать ею не стоит. На фоне всплеска активности партии «Нур Отан» вновь пошли разговоры о досрочных парламентских выборах, в преддверие которых действующий депкорпус подготовит почву для превращения нынешней президентской республики в парламентско-президентскую, а хозяина Акорды – в подобие английской королевы. И тут атомная правда Джакишева может очень пригодиться.

***

© ZONAkz, 2020г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...