«Золотые парашюты» для маленьких принцев

Мы даже не удивимся, если сейчас в КазМунайГазе стоит очередь из ближайших родственников высокопоставленных лиц, желающих попасть под «временное» сокращение

Люди забыли эту истину, — сказал Лис. — Но ты не должен ее забывать. Мы всегда будем в ответе за тех, кого приручили. И ты отвечаешь за свою розу…
Я отвечаю за свою розу… — повторил Маленький принц, чтобы хорошенько это запомнить.

В жизни тоже, как в «Маленьком принце» Антуана де Сент-Экзюпери. Только с небольшой поправочкой. Когда из национальной компании увольняют маленьких принцев, то несут большую финансовую ответственность за них, поскольку их когда-то «приручили»…

Летать – так летать…

Представьте себе: вас неожиданно сокращают на работе. Вызывает главный по HR и говорят, дескать, все, в услугах больше не нуждаемся, вы сокращены, уволены, адьос! Вы в шоке, в замешательстве, в оцепенении, у вас земля ушла из-под ног – у всех по-разному проявляется реакция.

Такое часто бывает. Причем, не только с сотрудниками, без которых можно легко обойтись, но и с такими, которые вполне разделяют ценности компании и одержимы своей работой.

Объявив о своем решении, которое, увы, не обсуждается, HR не показывает на дверь. Совершенно неожиданно он начинает осыпать вас лепестками роз: и выходное пособие вам, и возможность трудоустройства, и переквалификация – все, что вашей душечке угодно.

«Так не бывает!», — скажете вы.

«Бывает!», — ответит управляющий директор по управлению человеческими ресурсами национальной компании «КазМунайГаз» Даулетжан Хасанов.

На днях он заявил о том, что в центральном аппарате будет сокращена треть сотрудников. Из 249 людей, оставшихся без работы только 10% будут переведены в дочерние структуры. Остальные 90% покинут КазМунайГаз.

Лепестки роз очень нежные и красивые: оставшиеся без работы люди получат разовые выплаты и ежемесячные пособия в размере 50% оклада в течение 6-12 месяцев (!) в зависимости от социального статуса. Это раз. Бывшим сотрудникам помогут найти работу – это два.

«Мы понимаем, что большинство из них давно не имели опыт с трудоустройством, поэтому с каждым будем составлять план по поиску работы. Также будут создаваться группы для обучения и переквалификации», – сообщил HR КазМунайГаза. Как мило! Некоторые управленцы, вытекает из сказанного, работали так долго в аппарате КМГ, что потеряли все свои конкурентоспособные преимущества и адаптивные способности…

Весь социальный пакет для сокращаемых, в том числе медстраховка, сохраняется в течение года. Это три.

В общем, все как в «Маленьком принце»: мы в ответе за тех, кого приручили…

И потому за национальный счет будут предоставлены не только все эти ништяки, о которых сказал HR, но и отдельным товарищам, вероятно, будут выплачены «золотые парашюты».

Это такая современная национальная игра, сродни кокпару. Только в качестве приза – не козел, а «золотой парашют» — премия в несколько годовых окладов. С помощью этого парашюта, как показывает практика, можно удачно чуть позже приземлиться в другой квазигосударственной компании…

То ли праздник, то ли упразднение

КазМунайГаз сегодня переживает непростые времена. Недавно финансовый директор нацкомпании Даурен Карабаев сообщил, что выручка КМГ в I квартале этого года по сравнению с аналогичным периодом прошлого года упала на 21% до 1,4 трлн. тенге. В стрессе и другие показатели. Например, EBITDA (объем прибыли до вычета расходов) составил 270 млрд. тенге против 486 млрд. тенге годом ранее. Доля в прибыли совместных предприятий сократилась в 4,1 раза до 53 млрд.. Консолидированная чистая прибыль упала в 3 раза до 100 млрд. тенге.

Причины такого катастрофического сценария, по словам финдира, цена на нефть, ослабление курса тенге, обесценивание ряда активов.

«Мы прогнозируем, что в 2020 году денежный поток будет отрицательным», – финансовый директор в замешательстве.

А потому требуется нестандартный подход в управлении компанией, сокращение всех непродуктивных издержек.

Хваленая трансформация, которая проводилась в рамках материнского холдинга «Самрук-Казына» и в каждой национальной компании трансформируется в оптимизацию.

В компании будут оптимизированы бизнес-процессы и пересмотрены планы по реализации большого числа проектов и мероприятий, актуальность которых в связи с кризисом теряется.

Согласно новому проекту организационной структуры центрального аппарата организации, планируется объединение блоков геологии, разведки и добычи. Позиция заместителя председателя правления по геологии и разведке будет упразднена. Также будут сокращены уровни управления как следствие упраздняются позиции 22-х управляющих директоров. В три раза уменьшится количество департаментов.

Еще одно антикризисное решение: отказ от транспортных услуг. Дескать, сотрудники будут ездить на работу на своем личном транспорте.

Почему до сих пор крупнейшая национальная компания пользовалась именно услугами аренды транспорта, а не имела свой собственный автопарк, вопрос. Какая цель преследовалась в данном случае: экономия или поддержка бизнеса «нужного человека»? Таких подробностей нам никто не расскажет, но затраты по этой части за последние два года существенно выросли и исчисляются даже не в сотнях миллионов тенге, а в миллиардах.

По оценкам Хасанова, к 2021 году экономический эффект от сокращений и оптимизационных мер составит 5 млрд. тенге. Цифра как будто бы впечатляет, если не взять для сравнения те же затраты на аренду транспорта.

Аппаратные игрища

В 2016 году в центральном офисе КМГ работало 440 человек. И тогда, кстати, речь шла о том, что аппарат слишком раздут, что надо убрать лишние звенья и лишних людей. И вот апофеоз борьбы за эффективность: штат увеличился до 729 человек на сегодняшний день!

СМИ охотно пишут о том, что в конторе национальной компании свили уютные гнездышки мужья, браться, сестры, а теперь и дети старой, уходящей из власти элиты. Многие выводы зиждутся на домыслах и вымыслах, но и часть правды есть. Этого никто не отрицает.

Именно КазМунайГаз является не только самой крупной компанией, но и завидным работодателем. Причем, эта «завидность» растет год от года. Так, если в 2014 году сумма вознаграждения руководящим работникам КМГ составила 197,457 млн. тенге, то в 2015 году она увеличилась до рекордных 655,662 млн. тенге. То есть, только за один год, несмотря на девальвацию тенге и неблагоприятную внешнюю конъюнктуру, топ-менеджеры КМГ начислили себе в качестве зарплат, премий и бонусов больше в 3,3 раза! Об этом интернет-газета ЗОНАКЗ писала еще в 2016 году в статье «Сколько получают члены Совета директоров НК «КазМунайГаз»?».

С тех пор довольствие несколько упало: по итогам 2017 году топ-менеджмент национальной компании получил свыше 543 млн. тенге. По итогам 2019 года члены правления КМГ получили 565,558 млн. тенге.

И вот на этом фоне г-н Хасанов заявляет, что доходы руководителей снизятся на 30%, руководителей среднего звена – на 20%. Премии и бонусы отменяются.

А остальным сотрудникам снижение зарплат не грозит. Как, впрочем, и самой управленческой верхушке в виде членов совета директоров.

«Вопрос сокращения бонусов членам совета директоров, являющимся иностранцами, не в компетенции руководства «КазМунайГаз», — сказал Даулетжан Хасанов, сославшись на то, что этот вопрос касается акционеров.

Так что верхи и низы национальной компании «КазМунайГаз» пока будут жить по старому.

***

© ZONAkz, 2020г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...