«У нас почему-то теневая (неформальная) занятость стала приравниваться к самозанятости. Хотя самозанятые на самом деле — только часть «неформалов»

Сетевые СМИ о проблемах молодежи в моногородах

Роман ИВАНОВ – «Ни работы, ни денег: от чего и куда бежит молодежь?» — В моногородах все проблемы стоят гораздо острее, чем в крупных. Отсутствие хороших заработков (это если повезло вообще устроиться на работу), неразвитость инфраструктуры, низкое качество образования — вот неполный список, из-за которого молодежь просто бежит отсюда. А ведь сама перспектива развития моногородов зависит именно от молодых. Получается порочный замкнутый круг. Чтобы его разорвать, нужно приложить немало усилий. И нынешних явно не хватает.

Эта тема рассматривается в докладе «Проблема неформальной занятости молодежи в моногородах Казахстана». Подготовлен он на основании исследований, проведенных в Аркалыке, Аксае и Жезказгане.

В начале работы авторы отмечают две основные проблемы, связанные с неформальной занятостью (НФЗ).

Первая — неопределенность понятийного аппарата.

У нас почему-то теневая (неформальная) занятость стала приравниваться к самозанятости.

Хотя самозанятые на самом деле — только часть «неформалов».

Авторы объясняют эту проблему «слабой научной и экспертной проработкой темы».

самозанятые

Проще говоря, «неформально занятые» — это большей частью наемные работники. Они трудятся в разных фирмах, но без оформления трудовых отношений. Всего таковых насчитывается около 2 млн (кстати, почти четверть от общего числа казахстанских работников). При этом неформальная экономика не включает в себя нелегальный и незаконный бизнес.

Самозанятые же главным образом работают «сами на себя». И их значительно меньше — что-то около 750 тысяч.

На первый взгляд проблема чисто теоретическая. Но в итоге неприятности получаются вполне практические.

Такая (ненамеренная) подмена понятий приводит не только к путанице в анализе проблемы, но и становится причиной серьезных упущений в самой политике, — утверждают авторы.

Особый разговор про молодежь моногородов, каковую авторы и выбрали целью исследования. У них все проблемы (в том числе и трудоустройства) намного серьезней, чем у сверстников в больших городах.

Как уже говорилось, у нас «неформальная занятость» главным образом носит наемный характер. В основном в сфере торговли, сельского хозяйства и строительства — как раз здесь много молодежи.

У моногородов своя специфика. Здесь рынок труда зависит от состояния градообразующих предприятий.

В итоге множество работников, но только одно (в лучшем случае несколько) предприятие. И рабочая сила вынуждена соглашаться на менее привлекательные условия труда.

Сама перспектива моногородов во многом зависит от миграционных настроений молодежи. И здесь они достаточно велики. Причины одинаковы по всей стране, но тут сильнее выражены:

— проблемы с трудоустройством,

— низкое качество высшего образования,

— неразвитость инфраструктуры,

— отсутствие возможностей современного досуга.

Причем уезжает в основном наиболее амбициозная часть молодежи. Главным образом пытаются поступить в вузы в крупных городах с расчетом потом там же найти работу. Со слов участников фокус-групп, лишь небольшая часть молодых людей возвращаются после учебы в родной город. Хотя вместо них приезжают из окрестных сел, что может даже положительно отражаться на общей статистике миграции.

«От чего и куда бежит молодежь? 2 часть» — Занятые в неформальной (не путать с криминальной) экономике сограждане свой статус рассматривают как вполне естественное состояние. Особенно это касается моногородов, где проблемы с работой стоят острее, чем в крупных населенных пунктах. Мало кто (а может и вообще никто) не считает свое положение маргинальным или выходящим за общепринятые рамки.

Такая работа для многих — просто адаптация к сложившейся ситуации самым доступным способом, — утверждают авторы исследования «Проблема неформальной занятости молодежи в моногородах Казахстана».

Практически все надеются со временем найти «нормальную» работу, а нынешнюю рассматривают просто как временный способ заработка. Доминирует установка «сейчас как-нибудь перебьюсь, а затем обязательно что-нибудь подвернется». Правда, для некоторых такое состояние может длиться довольно длительное время.

Опрошенные в рамках исследования утверждали, что для получения хорошей работы часто сначала нужно дать хорошую взятку.

И следует знать, к кому именно с ней подходить — кто действительно возьмет и поможет. Чаще всего о коррупции на рабочих местах говорили в Жезказгане.

При поиске работы молодежь ориентируется больше на заработок, чем на оформление документов. То есть ее не интересует, теневой это сектор или нет. Авторы отмечают, что главное предназначение трудового договора в данном контексте — наличие пенсионных отчислений.

Но сейчас для их получения договор по месту работу совершенно необязателен.

Вот что ответил по этому поводу один из опрошенных: — Проблема в том, что работодателям нужен специалист, который будет уметь что-то делать. Проблема нашей молодежи в том, что юноши и девушки получают теорию в университетах, но не имеют практики. А работодателю невыгодно сидеть с ними, ведь нужно выделять какого-то конкретного человека, чтобы он приходил и занимался. Работодателю нужен уже готовый специалист, который просто будет выполнять работу.

Однако в отличие от Жезказгана, в Аркалыке люди настроены менее пессимистично в отношении будущего своего города.

Многие убеждены, что самые сложные годы остались позади, хуже уже не будет.

С середины 2000-х в городе улучшается общая инфраструктура, что дает ощущение прогресса. Также за последние годы стало развиваться сельское хозяйство, что уменьшило привязанность Аркалыка к градообразующему предприятию.

Общей для обоих городов стала проблема оттока квалифицированных кадров и притока населения с низкой квалификацией.

Кадровый голод испытывают все отрасли – начиная от госуправления и заканчивая предпринимательством.

Плохо развивается малый бизнес. Широко представлены предприятия в сфере розничной торговли и бытовых услуг. Но другие направления, например, переработка сельскохозяйственной продукции, не развиваются.

По словам местных бизнесменов, открывать бизнес в этих городах очень рискованно. Платежеспособный спрос низкий, а перспектива городов туманная, — утверждают авторы.

«От чего и куда бежит молодежь, — окончание» — По официальной статистике, «неформалов» насчитывается 23% от всего экономически активного населения. Эти цифры приводятся в докладе «Проблема неформальной занятости молодежи в моногородах Казахстана». Подготовлен он на основании исследований, проведенных в Аркалыке, Аксае и Жезказгане.

самозанятые

Хотя независимые эксперты эти данные регулярно подвергают сомнению. Но сами статистики утверждают, что используют международную методологию измерения. Так или иначе, даже официальный результат заметно выше уровня развитых стран (10-15%).

При этом сохраняется сильный разброс показателей в зависимости от регионов — от 5% до 38%. Статистика показывает самые высокие цифры в аграрных регионах. А самые меньшие — в нефтедобывающих и промышленных областях.

В моногородах НФЗ в среднем выше, чем в остальных. Здесь «неформалы» из числа молодежи по большей части стали жертвами низкого качества образования и неблагоприятных социально-экономических условий.

Среднестатистический сюжет выглядит следующим образом: слабая и средняя успеваемость в школе. Далее региональный колледж или вуз, где учится по невостребованной профессии. В результате получает низкий уровень знаний и навыков, — перечисляют авторы.

Часть уезжает в большие города, а другая в отсутствие работы по специальности пополняет ряды «неформалов».

Авторы обращают внимание на недостатки и законодательной базы. Например, там нет самого понятия неформальной занятости. В результате наемная часть «неформалов» сейчас наиболее уязвима.

Хотя ответственность работодателя за использование НФЗ и предусмотрена, но применение этой нормы носит скорее декларативный характер, — утверждается в докладе.

Таким образом, нынешняя политика занятости «слабо способствует решению неформальной занятости».

Центры занятости и различные госуправления не стали эффективным инструментом.

Их задача главным образом сводилась к реализации квоты госпрограммы.

Нехватка штата, отсутствие наработанных практик по взаимодействию с неформально занятым населением, а также консервативный подход к работе препятствуют более высоким результатам в вовлечении «проблемной» части молодежи в продуктивную деятельность, — утверждают авторы.

По их мнению, действующая модель госуправления и нормативно-правовая база «не адаптированы под текущий уровень сегментации рынка труда».

Чрезмерная централизация и командно-административный подход не позволяют учитывать специфику территорий.

В первую очередь сегодня важно не допустить концентрации молодежи на теневом рынке. Авторы доклада приводят целый список мер для решения задачи.

Для начала необходимо законодательно определить сам феномен неформальной занятости. Но помимо этого есть и чисто практические предложения.

Предусмотреть налоговые и иные льготы для той категории работодателей, которые будут стремиться к формализации трудовых отношений. Важно сфокусироваться на мелких предприятиях торговли, общепита и строительства, — считают авторы.

Помимо этого ввести меры социальной защиты уже для самих неформальных работников. И вообще опираться не на запретительно-репрессивные, а стимулирующие меры.

***

© ZONAkz, 2018г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...