Казахстан – 100 лет назад. Август 1919 года

По книге Данияра Ашимбаева и Виталия Хлюпина «Казахстан: история власти»

2 августа 1919 г.

Образовано Аулие-Атинское уездное мусульманское бюро РКП(б); председатель – К. Сарымулдаев.

11 августа 1919 г.

фрунзе
Михаил Фрунзе в 1919 году

Директивой Главного командования РККА Южная группа войск Восточного фронта с 14 августа переименована в Туркестанский фронт (штаб – гор. Самара; командующий – М.В. Фрунзе). Астраханская группа войск переименована в 11-ю армию (командующий В.П. Располов). Сформулированы задачи фронта: «в кратчайший срок овладеть Оренбургской и Уральской областями включительно до Гурьева, Актюбинска и Орска; подготовить экспедицию (Туркестанский экспедиционный корпус) на Туркестан».

19 августа 1919 г.

Политотдел 311-го стрелкового полка 35-ой стрелковой дивизии 5-ой армии сформировал временный Кустанайский ревком во главе с Н. Жигаревым. [31 августа реорганизован в уездный ревком во главе с В.Ф. Дружицким].

19-22 августа 1919 г.

В гор. Омске на чрезвычайной конференции представителей 9 казачьих войск (Уральского, Оренбургского, Сибирского, Семиреченского, Енисейского, Иркутского, Забайкальского, Амурского и Уссурийского) А.И. Дутов избран походным атаманом всех казачьих войск России [правительства Колчака].

20 августа 1919 г.

В гор. Оренбурге прошло второе заседание Казахстанского ВРК. [Место и время первого заседания ревкома до сего времени не установлено].

25 августа 1919 г.

При попытке деблокады группы войск т.н. «Черкасской обороны» в бою близ с. Аксу тяжело ранен военный комиссар – командующий войск Семиреченской области Л.П. Емелев (спустя несколько месяцев умер в госпитале с. Гавриловка).

Главноуправляющий по делам вероисповеданий правительства Колчака профессор П.А. Прокошев подает доклад председателю Совета министров [правительства Колчака]:

«Национальным управлением мусульман тюрко-татар Внутренней России и Сибири возбужден вопрос о признании их культурно-национальной автономии; уполномоченными башкир представлено ходатайство об образовании духовного управления для башкир, подобное же ходатайство, по-видимому, предполагают возбудить и представители киргиз. Наконец, вопрос об Алаш-Орде остается и до настоящего времени открытым. Решение этих вопросов и, в частности, суждение о ценности представляемых заинтересованными племенами проектов автономий, требует установления определенного взгляда на юридическую конструкцию испрашиваемой автономии.

В государственном праве понятие национальной автономии употреблялось обычно в смысле автономии территориальной…

Подходя с таким юридическим пониманием сущности автономии, в частности, культурно-национальной автономии, в конституции автономии тюрко-татар, выработанной на мусульманском съезде в декабре 1917 г., приходится констатировать ее юридическую несообразность и несоответствие своему названию.

По содержанию своему эта, явившаяся в момент развития центробежных национальных сил России, без ведома и санкции центральной государственной власти, Конституция противоречит не только основным признакам культурно-национальной автономии, но и автономии территориальной, так как предполагает управление мусульман как нечто совершенно независимое от центральной государственной власти.

Законодательный орган Национальное собрание (Миллят Меджилиси) является совершенно независимым в своем образовании (ст.1 пол. о центр. учрежд.) и в своей законодательной деятельности, где круг предметов определяется исключительно им самим (ст. 7 осн. пол. и ст. 3 полож. о центр. учрежд.). Его положениями регулируется вся деятельность центральных и местных исполнительных органов (Полож. о центр. учрежд. ст. 35, 60, 69 и др.). Члены Национального собрания, равно как и все должностные лица и учреждения ответственны только перед Национальным собранием (Полож. о центр. учрежд. ст. 4, 6, 17). Пересмотр и изменение основных законов принадлежит самому же Национальному собранию ( Полож. о центр. учрежд. ст. 73, 74, 75).

Члены Национального собрания пользуются всеми правами членов центрального парламента (Полож. о центр. учрежд. ст. 16). Ставя все национальные учреждения в зависимость от национального центрального органа, Положение об автономии нигде не говорит о какой-либо зависимости от общегосударственной центральной власти.

Получается как бы параллельное существование двух независимых друг от друга законодательных учреждений – тюрко-татарского национального и общегосударственного. Такое положение дела противоречит идее суверенитета государственной власти и т[аким] о[бразом] Положение о самоуправлении тюрко-татар предполагает, по-видимому, нечто большее, чем автономия. Далее, в проекте своей Автономии тюрко-татары претендуют на особые привилегии по сравнению с другими народами России… В настоящее время, когда государственная власть стоит на принципе правового государства, конечно, привилегированное, а тем более господствующее положение той или иной туземной национальности допущено быть не может, а потому Автономия тюрко-татар во всей ее целости, включая и тесно связанное с сущностью всей Автономии положение об организации духовного управления тюрко-татар, не может быть принята – впредь до переработки проекта в таком смысле, чтобы эта автономия не затрагивала интересов других национальностей и не противоречила государственным законам.

Не утвержденная государственной властью Автономия тюрко-татар фактически, явочным порядком, проводится в жизнь и Национальное управление татар уже действует. В частности, например духовное ведомство этого управления исполняет в настоящее время функции бывшего Оренбургского магометанского духовного собрания, ведомство финансов ввело особые национальные налоги, а ведомство просвещения национализировало земские и министерские школы. Эта деятельность Национального управления, по-видимому, не встречает сочувствия в значительной части самого татарского населения. Неоднократно поступали и в Главное управление, и в Министерство внутренних дел протесты против отдельных распоряжений и его Духовного ведомства.

Являясь результатом национального движения тюрко-татар, начавшегося еще в конце XIX в., и в значительной степени окрашенного панисламистским, младотурецким, пантюркистским веяниями, Национальное управление тюрко-татар имеет определенно выраженную тенденцию распространить сферу своего влияния и на другие, кроме татар, тюркские племена – башкир, киргиз, сартов и т.д.

На своей конференции в Петропавловске мусульмане тюрко-татары избрали от имени всех мусульман России на мирную конференцию в Париже представителями всех мусульман России Исхакова и Мамлеева. Избрание уже опротестовано башкирами».

27 августа 1919 г.

ВЦИК в своем постановлении «О Сибирском ревкоме» зафиксировал Кустанайский уезд в составе Челябинской губернии.

30 августа 1919 г.

КРВК кооптировал в свой состав «от казахов Актюбинской губернии» Н. Бегимбетова.

Приказом РВС Туркестанской республики распущены реввоенсоветы Семиреченского фронта и Семиреченской области, вместо них создан единый РВС армии Семиреченского фронта: председатель – военно-политический комиссар А.А. Казаков, командующий войсками фронта Ф. Беккер, политкомиссар Аверьянов.

***

© ZONAkz, 2019г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...